Грядущая свобода

Сергей Максудов
Московские новости, N29, 27.07.2007, с. 30-31

Freedom House выпустила ежегодный обзор состояния свободы в 192 странах и на 11 контролируемых территориях

 

Как оценивать ее уровень в современном мире?

Где, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?

Александр Грибоедов "Горе от ума"

Организация Дом свободы (Freedom House) выпустила ежегодный обзор состояния свободы в 192 странах и на 11 контролируемых территориях, к которым отнесены Гонконг, Пуэрто-Рико, Тибет, Палестина, Косово, Абхазия, Чечня, Нагорный Карабах, Приднестровье, но почему-то нет Южной Осетии. Эта экспертная оценка проводится вот уже 28 лет и носит в некотором роде воспитательный характер: государства и народы ставятся в известность, насколько они представляются либеральными и демократическими с независимой американской, а также в значительной степени общечеловеческой точки зрения. Взгляд этот не беспристрастен, но, безусловно, полезен, поскольку может стимулировать демократические изменения.

Для оценки уровня как гражданских, так и политических свобод авторы обзора используют семибалльную шкалу, относя страны, набравшие 2-5 баллов, к свободным, 6-10 баллов - к частично свободным и 11-14 баллов - к несвободным. Вероятно, в годы противостояния капиталистической и социалистической систем, когда развивающиеся страны, попадая в ту или иную зону влияния, вынуждены были ориентироваться на принятые в этом блоке политические и социальные ценности, оценки Дома свободы представлялись достаточно объективными, но в современном, однополюсном и пестром мире многие приведенные цифры выглядят, мягко говоря, странно.

Несомненно, страны Западной Европы, также как и США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, могут служить образцами гражданских и политических свобод для всего мира. Но включение в группу свободных стран 22 островов Карибского моря и Тихого океана, жители которых заняты в основном обслуживанием иностранных туристов, приехавших позагорать и поплавать, не столь бесспорно. Конечно, на острове Барбадос функционируют политические институты, похожие на английские. Но в Англии свобода - результат общественного развития и борьбы, плод размышлений, проб и ошибок. Англия сама создала свою государственную машину, Барбадос же получил ее в готовом виде, новенькую, английского производства. Обе работают, но в случае неполадок автор легко исправит помехи и двинется дальше, новичок же, не зная, что делать, будет беспомощно дергать за рычаги, нажимать на кнопки, так что дальнейшая судьба его трудно предсказуема. Порой, как в Гренаде или Доминиканской Республике (оба острова находятся в группе свободных), для поддержания свободы требуется вмешательство американских морских пехотинцев.

Еще более сомнительной кажется высокая степень свободы (3-5 баллов), присвоенная в отчете некоторым африканским странам (Ботсвана, Гана, Лесото, Намибия, Сенегал, Мали, Южная Африка) с их нищетой, малограмотностью, неконтролируемой рождаемостью, СПИДом, охватывающим 20-35% населения. Несколько из этих абсолютно свободных стран (Бенин, Мали, Гана, Сенегал) причислены Международным валютным фондом к беднейшим, в связи с полным экономическим банкротством мировое сообщество решило простить им внешние долги. Не впечатляет и свобода Индии, на которую приходится треть населения свободного мира, с кашмирской проблемой и толпами голодных нищих на улицах Дели или Бомбея.

Не слишком достоверными представляются и оценки, выставленные государствам, оказавшимся в конце списка. Восемь самых плохих стран (14 баллов) сильно различаются друг от друга по степени давления на собственных граждан и агрессивности по отношению к соседям. Разница между Северной Кореей (авторитарный социалистический режим личной власти) и Бирмой (республика с военным правлением, в которой оппозиция представляет реальную политическую силу, правда, лидер ее время от времени оказывается под домашним арестом) достаточно велика. (Характеристики формы правления здесь и в дальнейшем заимствуются нами из популярного ежегодного справочника Time Almanac. 2005.) А миллионам беглецов из истекающего кровью Судана не только абсолютная монархия Саудовской Аравии, но и тоталитарные коммунистические режимы Кубы или Туркмении и Узбекистана могут показаться землей обетованной. Кстати, Узбекистан, названный в справочнике республикой с авторитарным президентским правлением, впервые попал в худшую группу. А Лаос, Саудовская Аравия и республика с военным режимом Сирия, в которой 98% жителей с восторгом голосуют за президента, власть переходит по наследству от отца к сыну, а тайные службы убивают политических оппонентов даже в соседних странах, ходившие в прошлогоднем списке в самых плохих, теперь поднялась в предпоследнюю категорию. Не попали в последний разряд коммунистические режимы Китая, Вьетнама, Зимбабве (парламентская демократия - sic!), в которой президент Мугабе успешно проводит экспроприации собственности по расовому и социальному признакам. Все эти государства, а также Эритрея, осуществляющая переход к демократическому управлению, и Белоруссия получили в отчете по 13 очков. Еще более демократическим, непонятно за какие заслуги, объявлены Иран и Ирак (по 12 баллов). Руанда, где не так уж давно были истреблены (а значит, лишены и политических, и гражданских прав) сотни тысяч граждан, получила 11 баллов, на три очка меньше максимума, так же как Камбоджа, Ангола, Таджикистан и несколько других стран. Заметно улучшились дела со свободой - и политической, и гражданской - у республики Гаити: с 13 очков она поднялась до девяти.

Белоруссия и Россия заслуженно попали в рубрику несвободных. При этом не поворачивается язык сказать, что Белоруссии (13 баллов) следует учиться свободе у Ирана (12 баллов), Египта, Казахстана, Руанды или Алжира (по 11 баллов) и тому подобных государств. То же самое можно повторить о России (11 баллов). Демократия ей совершенно необходима, но такие полусвободные страны, как Замбия (7 баллов) и Нигерия (8 баллов), или свободные государства Индонезия и Намибия (по 5 очков), Монголия (4 балла) и многие-многие другие, не могут служить для нее вдохновляющим примером. С сожалением следует заметить, что большинство оценок, выставленных Домом свободы, представляются не слишком серьезными. Рассмотрим несколько примеров.

Грузия (6 очков) почти свободная страна, по оценке Международного банка, сократила ВВП в 1989-1995 годах более чем в пять раз, это самое значительное сокращение по сравнению с каким-либо другим государством на всем постсоветском пространстве. Коррупция в стране достигла фантастических размеров. Первые же свободные выборы в стране были исключительно грузинскими. Они проводились под грузинскими национальными лозунгами на грузинском языке, больше трети населения страны - русские, армяне, азербайджанцы и другие народы - не принимали в них никакого участия. Неслучайно, победив на выборах, Звиад Гамсахурдиа упразднил Осетинскую и Абхазскую республики. В России постоянно говорится о русских и россиянах, русской и российской культуре, русском и российском народе, чем подчеркивается наличие в стране 20% нерусского населения. В Грузии грузинский народ устраивает грузинскую революцию, а грузинский парламент смещает грузинского президента. Отсутствие понятия, охватывающего всех граждан страны, свидетельствует о многом. Главной внешнеполитической целью меняющихся грузинских правительств остается возвращение к границам, установленным товарищем Сталиным, то есть включение в Грузию Абхазии и Южной Осетии, население которых отстаивает свою независимость с оружием в руках. И лишь международные миротворческие силы не дают пока возобновиться военным действиям.

Рассмотрим другого рода пример. В начале 1990-х годов Южная Африка была страной апартеида, против которого выступали все цивилизованные государства планеты. Под давлением Запада в 1994 году были проведены первые свободные выборы, и к власти пришло правительство черного большинства. В списке Дома свободы Южная Африка (3 балла) отнесена к свободным странам - более свободным, чем Сербия, Хорватия, Аргентина и многие другие государства. При этом не принимается во внимание, что в стране страшно выросла преступность, особенно преступность, направленная против белого населения, и катастрофически ухудшилась система здравоохранения. Если в условиях апартеида продолжительность жизни новорожденного черного ребенка постоянно росла: 1978 год - 58 лет, 1983-й - 62 года, 1991-й - 64 года, то вскоре после освобождения она начала стремительно сокращаться: 1997 год - 57 лет, 2001-й - 49 лет, 2007-й - 42,7 года. (Данные приводятся по справочнику World Almanac, причем с 1997 года сведения даны без разделения на расы, так что положение собственно негритянского населения еще хуже.) За 13 лет свободы средний южноафриканец потерял 20 лет жизни! При продолжении такой тенденции граждане страны с неплохим средним доходом (около 10 тыс. долларов на одного человека) окажутся через 10 лет по уровню смертности на доисторическом уровне! Этот фантастический результат служит характеристикой не только малой эффективности правительства, социальные и политические действия которого привели к бегству из страны белого населения, в том числе квалифицированного медицинского персонала, но и отражением культурно-социального уровня рядового гражданина, определяющего в конечном счете уровень свободы в стране.

Эстония (2 балла) - лучше не бывает. До 1991 года была советской республикой, в которой все жители имели двойное гражданство ЭССР и СССР, в которой функционировали два государственных языка - русский и эстонский. Переезд в страну русскоговорящего населения был связан с нехваткой рабочих рук для развития промышленности - численность собственно эстонцев сокращалась. За 1940-1987 годы промышленное производство в Эстонии выросло в 58 раз (в России - в 24 раза, в среднем по СССР - в 28 раз). На референдуме в мае 1991 года большинство жителей Эстонии, в том числе и русскоговорящие граждане, проголосовали против сохранения СССР. В декабре 1991 года в соответствии с советской Конституцией Россия признала Эстонию независимым государством, после чего она была принята в ООН и установила дипломатические отношения со всеми странами. При этом вслед за объявлением независимости почти все русскоговорящее население было лишено гражданских, политических и некоторых экономических прав: голосовать и быть избранным, возглавлять фирму или работать в государственных учреждениях, владеть землей. Русские депутаты были изгнаны из парламента. Русский язык перестал быть государственным, на нем была запрещена любая экономическая отчетность, существенно затруднена культурная и образовательная деятельность. Эта дискриминация носит чисто национальный характер, так как эстонцы, родившиеся и выросшие в России или других странах, по приезде в Эстонию получают гражданство автоматически, а русские, родившиеся и выросшие в Эстонии, обязаны сдавать специальные экзамены, очередь на которые растягивается на многие десятилетия. Десятки тысяч русскоговорящих граждан, не выдержав дискриминации, выехали в менее благополучную в экономическом отношении Россию. Причем некоторые, в частности бывшие советские военные, сделали это отнюдь не добровольно. Не только расистская идеология, но и бойцы эсэсовских дивизий пользуются в Эстонии уважением и почетом. Памятник освободителям страны от фашизма решением парламента переносится из центра города на кладбище несмотря на протесты русского населения, составляющего почти половину жителей города. Спокойное отношение европейских государств к происшедшему на их глазах созданию режима апартеида диктуется политическими мотивами, но присвоение Эстонии высшего балла демонстрирует всю условность критериев Дома свободы.

Создается впечатление, что авторы отчета оценивают не политическое самосознание общества, а характер функционирования государственного аппарата и общественных организаций. При таком подходе возможны достаточно быстрые перемены. Вчера Венесуэла была свободна, сегодня полусвободна, завтра будет несвободной или опять свободной. Палестина является сегодня полусвободной страной (10 очков) - много лучше, чем Россия и Белоруссия, Казахстан и Таджикистан или Приднестровье (12 очков). Значит, не беда, что жители не работают, а стреляют из автоматов друг в друга или пытаются убить ракетами хоть кого-нибудь в соседнем государстве.

Из этих парадоксальных примеров можно сделать следующий вывод. Не может быть свободным человек, угрожающий насилием своему соседу! Не является свободным нищий, не умеющий заработать на хлеб себе и своим детям! Люди, не научившиеся пользоваться презервативами в условиях массового распространения СПИДа, свободны лишь в своих примитивных эмоциях!

Дому свободы необходимо пересмотреть используемые им критерии. Необходимо учитывать такие важные факторы, как эмиграция (голосование ногами), национальные отношения между народами, населяющими страну, уровень образования, уровень жизни, военные действия или угрозы по адресу соседних стран. Следует, по-видимому, пока отказаться от точной количественной оценки степени свободы. При таком подходе страны Запада останутся впереди, в качестве желанного образца, но он позволит более надежно оценить состояние других государств нашей планеты на нелегком пути в цивилизованное сообщество.

Материалы предоставлены
агентством WPS.