Нефть и газ стали камнем преткновения в отношениях России с целым рядом государств

Михаил Яковлев
Версия, N27, 16.07.2007, с. 11

Резкое обострение российско-британских отношений напугало политизированную общественность, но не слишком обеспокоило бизнесменов обеих стран. Наши соотечественники продолжают покупать на острове недвижимость, вкладывают средства в местный бизнес. И пока это происходит, британские инвесторы работают в России. Другой вопрос, если ссора касается деловых интересов. С кем и почему сейчас дружит Россия, а с кем - нет, попытался разобраться корреспондент «Нашей Версии».

 Россия в последние годы все жестче обозначает свою претензию на право быть ключевым игроком на мировой арене. Иногда это удается, иногда наши дипломаты терпят поражение. Прежде всего это касается такого немаловажного в современном мире вопроса, как энергоресурсы. Для одних стран он стал поводом для сближения с Россией, для других - поводом для ссоры. Вторые в явном большинстве, особенно на постсоветском пространстве. Бывшие союзные республики оказываются недружественными нам, а порой ведут двойную игру.

Так, добавила головной боли отечественной дипломатии Туркмения. Вроде бы Ашхабад и Москва договорились о строительстве газопровода и экспорта голубого топлива через российскую территорию. Но когда дело дошло до подготовки реальных документов, выяснилось, что у нового главы Туркмении Бердымухаммедова есть и альтернативные планы. Явно невыгодные России.

Речь идет о строительстве газопроводов по дну Каспийского моря и через Афганистан в Индию и Китай. Причем о новых планах Ашхабад заявил демонстративно, не особо заботясь о дипломатическом этикете. Не так давно главного переговорщика с российской стороны вице-премьера Сергея Нарышкина попросили перенести давно запланированный визит под предлогом того, что министр иностранных дел Туркмении очень занят и не сможет встретиться. «Дела» у министра появились после серии встреч президента Бердымухаммедова с высокопоставленными представителями Госдепартамента США. Но пока планы транскаспийского и трансафганского трубопроводов существуют лишь на словах, так что у российских дипломатов еще есть шанс отыграть все назад.

Нефть и газ окончательно рассорили Россию с Белоруссией, хотя еще недавно Александр Лукашенко считался нашим самым последовательным союзником во всем СНГ. Но когда возник вопрос об оплате российского газа даже не по мировым, а по внутрироссийским ценам, выяснилось, что вся идея союзничества вкупе с пресловутым «белорусским экономическим чудом» держалась лишь на нефтегазовых дотациях Москвы.

На этом фоне обострились и проблемы в строительстве Союзного государства. «Нефтегазовый конфликт Москвы и Минска смел конструкции Союзного государства», - констатирует доцент МГИМО Кирилл Коктыш. Конфликт не закончился и по сей день: вроде и есть договоренности о создании белорусско-российского СП на базе «Белтрансгаза», но воплощение их в жизнь сильно тормозится белорусскими чиновниками. А Лукашенко тем временем недвусмысленно дает понять всему миру, что он готов переметнуться в стан противников России, лишь бы ему помогли залатать образовавшуюся дыру в бюджете.

Казахстан придерживается линии «и нашим, и вашим»

Газ стал одной из причин разлада и в отношениях между Россией и Украиной и поводом для краха еще одного союза - Единого экономического пространства (ЕЭП), создание которого усиленно продвигала Москва. Правда, бурное выяснение отношений между Москвой и Киевом осталось в прошлом. По мнению директора Института стран СНГ Константина Затулина, основными проблемами в российско-украинских отношениях являются отнюдь не энергоресурсы, а положение русскоязычных граждан и вопрос о разделе Керченского пролива.

Конфликты с Украиной и Белоруссией чувствительно ударили по российской дипломатии. «Газовую войну» с Украиной Запад теперь ставит в упрек Москве при каждом удобном случае, а термин «энергетический шантаж» прочно вошел в современный политический лексикон.

Примерно такой же эффект, правда, в чуть меньшем масштабе произвела и блокада нефти Белоруссией. К счастью, она оказалась недолгой и европейские потребители ее даже не заметили. Но по репутации России как надежного поставщика был нанесен еще один удар.

В отличие от Украины и Белоруссии вопрос об углеводородах не отдаляет, а, напротив, сближает нас с Казахстаном. Россия обладает экспортными возможностями, а своих маршрутов «перегона» нефти у Нурсултана Назарбаева пока нет, так что Астана предпочитает не ссориться с северным соседом. Кстати, стабильность отношений между нашим странами является хорошим показателем прагматичности политики Нурсултана Назарбаева, который не был замечен в антироссийских высказываниях, но и никогда не клялся в верности и дружбе России. Пока Астана старается поддерживать хорошие отношения с Москвой: так, недавно к казахским месторождениям нефти не были допущены польские компании и одновременно было подписано пятилетнее соглашение о транзите углеводорода через Россию сроком на пять лет. В то же время Казахстан весьма активно ищет альтернативные пути экспорта.

Так, Назарбаев весьма положительно отозвался о трубопроводе Одесса - Броды Плоцк, который создается в пику российским маршрутам. Но активного участия в данном проекте Астана пока не принимает. Хотя ожидать этого вполне можно: после демонстративного жеста в адрес России Казахстан, по слухам, хочет сделать и реверанс в сторону Запада. Поведение «и нашим, и вашим» до последнего времени себя оправдывало: Казахстан умудрялся одновременно дружить и с Россией, и с США.

Самая главная проблема, которая может возникнуть между Москвой и Астаной, - положение русскоязычных в Казахстане. Но пока стороны предпочитают не касаться этой проблемы. Еще одной «болевой точкой» теоретически может стать усиливающееся влияние Астаны на приграничные российские области, в которых казахский инвестор стал частым гостем.

Индийцев не беспокоят ни ходорковский, ни Чечня

С другим азиатским соседом - Китаем - наши отношения не столь радужные, несмотря на официальные речи о дружбе. И снова причиной тому - энергоресурсы. Китай хочет получать российскую нефть, Россия вроде бы соглашалась, но до последнего времени вопрос о строительстве нефтепровода решался не слишком эффективно. По словам замдиректора Института Дальнего Востока РАН Василия Михеева, кроме нефтяной проблемы в российско-китайских отношениях есть еще два острых вопроса: иммиграционный и геополитический - в центральноазиатских странах. Кроме того, в ближайшем будущем может остро встать вопрос о конкуренции России и Китая в деле привлечения иностранных инвестиций.

О том, что между соседями нет особого доверия, свидетельствуют и постоянно возникающие мелкие конфликты. Так, недавно выяснилось, что китайцы намерены экспортировать свои истребители FC-1 Super 7 в Пакистан. Все бы ничего, если бы на них не стояли двигатели российского производства, которые по имеющимся соглашениям не могут быть реэкспортированы в другие страны. Скандал по-тихому решили замять. И, возможно, никаких бы проблем и не возникло, если бы машины экспортировались в какую-либо другую страну, но Пакистан - извечный враг нашего давнего союзника - Индии.

Кстати, отношения России с этим государством уже давно называют уникальным явлением. В меняющейся международной обстановке они уже больше полувека остаются теплыми и дружественными. Этой стране нет дела до внутрироссийских проблем: индийцев не беспокоят ни Ходорковский, ни Чечня. Тем более что у Индии есть свой аналог Чечни - мятежный Кашмир. Но, несмотря на обилие громких политических деклараций, бизнес развивается не слишком гладко. Так, за прошлый год товарооборот между странами составил всего лишь 4 млрд. долларов. Столько же наторговывает Индия и со Шри-Ланкой.

Немецкие политики опасаются усиливающейся зависимости от российской энергетики

Вообще, большие расстояния не только не помеха дружбе, но порой даже ей способствуют. Это утверждение вполне верно, к примеру, по отношению к связям России и Бразилии, одной из наиболее динамично развивающихся стран мира. С другой стороны, хотя между нашими государствами существенных проблем нет, но нет и должного взаимодействия.

Самые же сложные отношения у России - с западным миром. Больше всего проблем российской дипломатии, понятное дело, доставляют США. Конфликты между нашими странами можно перечислять очень долго. Впрочем, это вовсе необязательно, так как они всегда на виду и на слуху. Сейчас на первое место вышли система размещения ПРО и проблема Косово. Но в то же время наше деловое сотрудничество развивается довольно успешно: по оценкам Росстата, за 2006 год товарооборот вырос на 40,7%.

Но главным торговым партнером для России был и остается Европейский союз, на который приходится две трети нашего экспорта. И именно ЕС проявляет серьезную обеспокоенность внутренней политикой Кремля и его международными претензиями. Так, накалены отношения с Великобританией из-за невыдачи Андрея Лугового, подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко. Раздаются голоса, что Британия готова пойти на ряд жестких мер в отношении России, а в Москве по федеральным каналам показывают фильмы о том, как британские спецслужбы вербуют российских граждан. И уже вовсю ходят слухи о возможной высылке российских дипломатов из Лондона.

Более спокойные отношения у Москвы с другими европейскими странами - Германией и Францией. И хотя былой теплоты между ними уже нет, как это бывало во времена правления Герхарда Шредера и Жака Ширака, прагматичный подход по-прежнему торжествует. Пускай европейцам не нравится ситуация со свободой слова, но деловое сотрудничество не сворачивается, а, напротив, весьма успешно развивается.

Германия, правда, очень чувствительна в вопросе поставок энергоресурсов. В отличие от Франции она довольно сильно зависит от российского сырья. И это вызывает опасения у немецких политиков: мол, энергозависимость от России будет оказывать все более сильное влияние на внутреннюю политику их страны. Отсюда и всевозможные инициативы, как, например, устранение «Газпрома» из проекта Североевропейского газопровода.

Но в целом воинственная европейская риторика не сильно мешает развитию двухсторонних отношений. Там, где речь идет не о политике, а о бизнесе, не до эмоций.

Показательно, кстати, что во время голосования за столицу зимних Игр-2014 большая часть членов МОК из Европы голосовала именно за Сочи. Один из мотивов их выбора вполне очевиден - именно европейские фирмы могут стать нашими партнерами при реализации тех или иных олимпийских проектов. Выгода оказалась важнее любых других соображений.

Материалы предоставлены
агентством WPS.