Догонит ли Россия Казахстан по уровню институтов экономического развития

Ренат Хисанов
Новая газета, N47-48, 28.06.2007, с. 10

После того как диверсификации отечественной экономики в послании президента Федеральному собранию было отведено более чем существенное место, эта тема, ранее популярная только среди экономистов-либералов, стала публичной. Теперь на крупных форумах и просто по случаю перед камерами чиновники и бизнес-элита говорят уже не о стабильности, а как раз о диверсификации и развитии.

Справедливости ради стоит отметить, что развитие страны происходит не только на словах, но уже и на бумаге. В том смысле, что правительство и парламент ускоренными темпами готовят законодательную базу для формирования институтов развития. Так, закон о Банке развития уже принят, Корпорация по развитию нанотехнологий прошла первое чтение, Российская венчурная корпорация тоже вовсю существует. И даже вечно скупой Минфин пообещал выделить на нужды диверсификации сразу 300 миллиардов рублей.

Все это конечно, позитивно, но с одной оговоркой: с формированием институтов развития мы отстаем не только от западных стран, что понятно, но и от некоторых соседей по СНГ. Например, от Казахстана, в котором институты развития не только созданы, но уже приносят экономике реальную пользу. Впрочем, если подойти к этой ситуации с позиций не оскорбленного державного величия, а экономического прагматизма, то стоит признать: изучение казахского опыта способно помочь нам провести диверсификацию собственной экономики.

Для сомневающихся: уже в следующем году Казахстан решит поставленную в 2000 году задачу удвоения ВВП, причем с двухлетним опережением графика. За время реформ, то есть за последние десять лет, ВВП на душу населения вырос с 500 долларов до восьми тысяч. Это на треть меньше, чем в России, но столько же, сколько в Китае, который во всем мире принято считать одной из самых динамично развивающихся экономик. При этом нефтяные сверхдоходы Казахстан контролирует еще эффективнее. Местный стабфонд (Национальный фонд) примерно равен бюджету, а наш - меньше более чем в два раза. И основную часть долга Международному валютному фонду южные соседи выплатили еще в прошлом веке.

Словом, все те показатели, достижением которых у нас принято гордиться, и даже те, о недостижении которых принято тактично умалчивать, для Казахстана - вчерашний день. А день сегодняшний - как раз диверсификация экономики.

Причем сегодня началось для Казахстана еще в 1997 году, когда была принята президентская программа «Казахстан-2030». По российским понятиям эта программа уникальная, потому что она поэтапно выполняется. В частности, в первую пятилетку нового века как раз и были созданы все институты развития. Их в Казахстане сразу семь (в России пока три). Может показаться, что это слишком много, однако функции между ними распределены весьма разумно: кто-то занимается кредитованием инфраструктурных проектов, кто-то инвестирует в высокотехнологичные производства, третья организация отвечает за макроэкономический анализ, четвертая - за привлечение иностранных инвесторов. Ну и так далее.

И все же в прошлом году правительство Казахстана приняло решение о реструктуризации инновационного бизнеса и создании единой холдинговой компании под названием «Казына». Обратите внимание: это не ведомство и не госструктура, а именно компания в форме акционерного общества, на баланс которой перевели акции всех компаний, ранее созданных государством для диверсификации экономики.

Возглавляет «Казыну» Кайрат Келимбетов, который всю жизнь работал в экономическом блоке правительства и на должность руководителя «Казыны» пришел с поста министра экономики и бюджетного планирования.

Недавно Келимбетов приезжал в Москву, читал в Высшей школе экономики доклад по профильной теме диверсификации казахской экономики. Надо сказать, что на мероприятие пришли представители многих российских госсутруктур, включая Минфин и МЭРТ, которым предстоит диверсифицировать нашу экономику.

По словам Келимбетова, единственный способ сориентировать бизнес на работу в несырьевых секторах состоит не в том, чтобы давать ему налоговые льготы: «Предоставляя субсидии и налоговые преференции, на самом деле мы выражали незаинтересованность государства в конечном результате. Наоборот, когда мы с помощью институтов развития стали софинансировать конкретные отрасли или конкретные проекты, то здесь мы уже действуем как венчурный капиталист и становимся очень заинтересованными в государственной поддержке, в предоставлении всех возможных условий для развития тех или иных отраслей».

Надо сказать, что софинансирование в Казахстане идет более чем успешно. К концу прошлого года предприятия группы «Казына» вложили в 122 проекта почти миллиард долларов, еще 149 проектов с общим государственным участием почти в полтора миллиарда долларов уже одобрены и начнут развиваться в ближайшее время.

При этом, в отличие от России, где государство и государственные компании хотят иметь контрольный пакет во всех проектах, в которых участвуют, казахские институты развития, напротив, никогда не вкладывают более 49% капитала и вообще стараются минимизировать присутствие государства в проектах настолько, насколько это возможно. Потому что частный бизнес, по сути, не нуждается ни в налоговых льготах, ни в государственных инвестициях. «Гораздо важнее инвестиционный климат, то есть конкретное администрирование государства и конкретная инфраструктура. Вот с этого начинается любой вопрос», - уверен Кайрат Келимбетов.

Вопрос, который по традиции волнует нас: как сделать так, чтобы если не все, то хотя бы большая часть выделяемых государством денег дошли до адресата, будучи разворованными по минимуму. Проблема коррупции актуальна и для Казахстана. Признавая это, Кайрат Келимбетов предлагает свой вариант ограничения влияния коррупционных процессов на процессы инвестиционные: «Нужно разделить экспертизу и разделить ответственность за управление государственными активами с частным инвестором или разделить соответствующее финансирование. Понятно, что и там есть своя коррупция, но она гораздо более контролируема, нежели в государственных организациях».

Конечно, в России этот рецепт будет иметь весьма ограниченное применение, хотя бы потому, что во многих отраслях у нас очень сложно отделить интересы частного бизнеса и отдельных чиновников. Но в целом казахский опыт показывает, что эффективная работа институтов развития возможна только тогда, когда они смотрят на частных инвесторов как на равных себе партнеров, а не сверху вниз.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аватар пользователя Dauren.
Сообщений: 136
С нами c 2006-11-09

ну наконец-то хоть кто-то сказал об этом