Первый упал

Виктор Дятликович
Русский репортер, N 05, 25.06.2007, с. EV

«Умер вождь, но мы помним его. Летят птицы, а мы помним вождя. Он ушел от нас в небо, и мы помним его. Это память наша на века», - звучали стихи с трибуны Народного собрания Туркмении после смерти Сапармурада Ниязова. Но вечная память оказалась недолгой. На днях в городе Туркменабаде (в советские времена - Чарджоу) был демонтирован памятник Ниязову. Почему первой пала статуя, скромно стоящая на окраине города возле небольшого каракулевого завода, не объяснит, наверное, никто. Вечером была, утром не стало. Ни одна туркменская газета про это не написала, ни один телеканал не показал, но через пару дней в городе все о новости знали. И не удивились. Потому что уже давно поняли: вожди уходят, а культ остается.

«Слышал, слышал, увезли вечером куда-то эту статую. Ну, это неважно - как у тебя дела, как семья?» - мой близкий родственник Юсуп, живущий в Туркменабаде, старательно уходил от любых вопросов о Туркменбаши. В стране вообще не принято говорить про политику. Даже с родственниками. Тем более по телефону. Но я-то знал, что к созданию нового культа Юсуп имеет самое непосредственное отношение - работает на одном из местных заводов худож­ником-оформителем.

- Когда ты первый портрет Бердымухаммедова нарисовал? - спрашиваю у него.

- Кто же мне такое поручит? И Ниязова, и Бердымухаммедова только в Ашхабаде рисуют. Мне попроще вещи доверяют - лозунги, цитаты. В последнее время много работы было...

Столичные художники и типографии работают быстро. По словам Юсупа, портреты Бердымухаммедова прислали в Туркменабад еще до выборов президента - чтобы на следующий день они висели в каждом кабинете. Скоро изображения Ниязова сдадут еще один рубеж обороны - туркменские оппозиционные сайты приводят слова местных учителей: «Нам сказали, что портреты Туркменбаши и его цитаты должны оставаться в классах до конца этого учебного года. Но уже летом, во время школьных каникул, мы должны будем все поменять: повесить в каждом классе портреты Бердымухаммедова и его же цитаты».

Снос памятника Туркменбаши в этой цепочке событий выглядит вполне логично. После портретов принято переходить к памятникам новому вождю, но ставить их попросту негде: за последние годы фигуры Сапармурада Ниязова обжили территорию возле всех более или менее значимых госучреждений и предприятий. Так что «зачистка территории» необходима.

Формирование нового культа туркмены воспринимают как данность. Иллюзии о либерализации туркменского режима просуществовали недолго. Почти сразу после смерти Туркменбаши в Ашхабаде открылось первое интернет-кафе; Бердымухаммедов пообещал упростить выезд за границу и вернуть 10?летнее школьное образование (Ниязов сократил обучение на год, из-за чего выпускники не могут поступать в иностранные вузы). Новый президент заявил, что Турк­менистан больше не будет сырьевым придатком, обещал поддержать частный бизнес - чтобы создать новые рабочие места. Но дальше деклараций дело не пошло. А после того как иностранные лидеры начали борьбу за право первой встречи с Бердымухаммедовым - для обсуждения условий поставок газа - он, видимо, окончательно вжился в роль нового Туркменбаши. А народный вождь не может лишать работы граждан своей страны. Особенно если это художники и скульпторы.

Самые известные памятники Туркменбаши

Золотой Туркменбаши

Стоит на центральной площади Ашхабада напротив президентского дворца. Высота - 12 метров. Приводимый в действие специальным механизмом, крутится вокруг своей оси таким образом, чтобы лицо Туркменбаши всегда освещало солнце. По разным версиям либо полностью отлит из золота, либо позолочен. После смерти Сапармурада Ниязова представители турк­менской оппозиции пообещали, что, если победят на президентских выборах, памятник переплавят. К участию в выборах их даже не допустили.

Спасение Туркменбаши

Посвящен спасению маленького Сапармурада Ниязова во время землетрясения 1948 года. На постаменте - фигура быка, который бодает земной шар. На шаре сидит мать будущего Туркменбаши (она погибла во время землетрясения) и держит над головой золотого мальчика. Появление быка в этой композиции объясняется бытующими среди некоторых местных народов представлениями, согласно которым земля держится на рогах большой черной коровы (или быка) - когда она чешется, происходят землетрясения. Советское образование почти искоренило эти верования среди жителей среднеазиатских республик, но, допустим, многие жители Афганистана считают этот миф непреложной истиной.

Материалы предоставлены
агентством WPS.