В Центральной Азии активизировалась борьба за водные ресурсы региона

Бек Ибралиев, Игорь Руднев
Московские новости, N23, 15.06.2007, с. 19

В Центральной Азии уже не первый год идут споры о том, как использовать и делить водные ресурсы региона. Примерно 40% всех запасов питьевой воды азиатской части Евразии находятся в Киргизии, где вот уже несколько недель ведутся бурные дебаты о том, когда и по какой цене продавать воду соседям.

Для обеспечения своих потребностей республике с пятимиллионным населением и 6% земель, пригодных для сельского хозяйства, хватает десятой части всего годового стока влаги. Все остальное идет в Казахстан, Узбекистан и частично в Туркмению. В середине 1970-х в Киргизии велись крупные стройки всесоюзного масштаба: была заложена основа Токтогульского каскада гидроэлектростанций на реке Нарын (начало Сырдарьи), обеспечивающей сегодня энергией не только республику, но и ее соседей. Предполагалось возвести 26 плотин, при помощи которых Киргизия могла бы полностью блокировать пуск воды по течению и вырабатывать электричество круглый год. Сегодня ситуация складывается так: летом из плотин на полив полей соседей сбрасывается больше воды, а зимой недостаток энергии покрывается поставками угля и газа из Казахстана и Узбекистана. Но ввиду того что цены на энергоносители в последнее время поднялись, Киргизия уже несколько лет из-за недостатка средств вынуждена отапливаться своим электричеством.

Соседи Киргизии не хотят покрывать республике все ее издержки на содержание гидротехнических сооружений. Между тем затраты на поддержание ГЭС в рабочем состоянии и понесенный ущерб от неиспользуемых затопленных территорий ежегодно складываются в сумму свыше 120 млн долларов, что составляет почти пятую часть бюджета страны. В то же время киргизские экономисты подсчитали, что если Казахстан и Узбекистан начнут платить Бишкеку за воду хотя бы по минимуму, это принесет республике около 350 млн долларов ежегодно. Водный вопрос Киргизия намерена поднять на Бишкекском саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в августе 2007 года.

Найти спонсора

Сейчас Киргизия активно ищет спонсоров, способных помочь республике в решении водной проблемы. Особый интерес к этому вопросу проявляют на Западе. Еще в конце прошлого года посол Германии в Бишкеке Клаус Гревлих высказал идею создания в республике Международной водной академии. Суть ее деятельности заключается в том, чтобы на основе международного права выработать механизмы распределения влаги в регионе и определить ее цену. Последнее - самый болезненный момент в отношениях между Бишкеком, Ташкентом и Астаной. Киргизский парламентарий Тайырбек Сарпашев утверждает, что казна республики должна получать деньги за накопленную за зиму воду. «В летний период через Токтогульскую ГЭС протекает 400 кубометров воды в секунду. Мы на эту воду не претендуем. Но зимой влага накапливается, и летом мы отпускаем, к примеру, тому же Узбекистану не 400, а 1 тыс. кубов воды в секунду. Вот эту разницу в 600 единиц и должны оплачивать наши соседи. По сути, мы храним воду, как товар на складе, на объемы естественного тока воды мы не претендуем, но за ее сбор и хранение платить все же надо. Но Казахстан и Узбекистан этого не делают», - считает киргизский депутат.

В Киргизии также уже не первый год идут споры о том, с кем из иностранных инвесторов сотрудничать в области строительства двух Токтогульских ГЭС «Камбарата-1» и «Камбарата-2». Президент КР Курманбек Бакиев даже предостерег парламент: «Промедлим на месяц, потеряем годы, и Камбаратинские ГЭС будут пущены не при Бакиеве... Если мы сегодня не примем решения, то они никогда не будут построены».

К этим киргизским энергообъектам уже давно проявляют интерес Казахстан и Россия, которая сейчас инициирует реализацию проекта водоснабжения всей Центральной Азии, в том числе обсуждается создание водно-энергетического консорциума. Финансированием необходимых работ может заняться Евразийский банк, созданный Россией и Казахстаном. Но в Бишкеке опасаются, что Москва и Астана, завладев крупнейшими ГЭС республики, в итоге приобретут рычаги давления на региональную политику.

Тем временем Запад предлагает киргизскому руководству свои схемы взаимодействия в энергетической отрасли. Известно, что внешний долг Киргизии превышает 2,2 млрд долларов, за который раздираемой внутренними противоречиями стране сегодня нечем рассчитываться. В прошлом году обсуждался вопрос о присоединении республики к программе Всемирного банка и Международного валютного фонда по облегчению долгового бремени HIPC. Так, в обмен на списание 1 млрд долларов международные доноры предлагали Бишкеку отдать под их контроль ряд отраслей, в том числе и энергетическую. Но во многом благодаря мощному общественному резонансу Киргизия избежала вступления в HIPC. «С каждым годом мировые запасы нефти и газа уменьшаются, планета ищет альтернативные источники энергии, одним из которых является гидроэнергетика. Кроме того, в странах Центральной Азии, в том числе и Киргизии, находится около трети мировых запасов урана - источника атомной энергетики. Естественно, мировые державы серьезно озабочены уровнем своего влияния в регионе и пока делают ставку на водные ресурсы», - заявил «МН» лидер оппозиционной партии «Ата-Мекен» («Отечество») Омурбек Текебаев.

Впрочем, не исключено, что в конечном итоге руководство республики все же будет вынуждено смириться с приходом в энергетическую отрасль Киргизии мощных зарубежных компаний, в том числе и российской РАО «ЕЭС», поскольку при таком огромном внешнем долге Бишкеку явно не хватит сил в одиночку строить и содержать ГЭС. Ведь только строительство двух Камбаратинских ГЭС обойдется в 3 млрд долларов.

Кроме того, Бишкек как никогда озабочен увеличением экспорта электричества - до 6 млрд кВт-час. При этом объемы неплатежей за внутреннее потребление электроэнергии составляют четверть госбюджета Киргизии. В связи с чем, по мнению ряда киргизских политиков, и возникает дефицит средств на содержание гидротехнических сооружений страны.

Объявлена катастрофа

Экологи уже давно предупреждают: такое положение дел может привести к масштабной экологической катастрофе, которая существенно подорвет и без того слабую экономику центральноазиатских стран. Прорыв дамб и каналов чреват не только разрушениями от потоков воды и селей. Также в низину могут хлынуть радиоактивные отходы из урановых хвостохранилищ.

По прогнозам аналитиков, значение чистой питьевой воды в Центральной Азии с каждым годом будет только возрастать. Из-за интенсивного загрязнения атмосферы ледники Тянь-Шаня и Памиро-Алая стали таять гораздо позднее, что серьезно осложнило ситуацию в Ферганской долине, где уже который год стоит засуха. Воды Сырдарьи сегодня едва доходят до середины территории Узбекистана, западные области которого уже практически полностью обезвожены. По прогнозам экспертов, через 15-20 лет водные ресурсы региона сократятся минимум на треть. Решить этот вопрос предлагается в том числе и за счет резкого сокращения посевных площадей. Но это опасно: в районах с быстрорастущим населением и так не хватает продовольствия.

Впрочем, водные проблемы региона во многом возникают и из-за расточительности. Местные фермеры до сих пор поливают поля дедовским методом: подают воду по земляным арыкам, в которых теряется более половины влаги. Таким образом, на выращивание урожая здесь тратится воды в десять раз больше, чем в других странах. Некоторые специалисты уверены, что столь нерациональное использование воды можно прекратить лишь одним способом - брать за нее деньги.

***

Мнение

Григорий Рапота, генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС):

- Тема эффективного использования водноэнергетических ресурсов Центральной Азии очень сложная, болезненная, с большими историческими корнями, уходящими в досоветский период.

Но что касается возможной продажи воды, то я не знаю ни одного межгосударственного соглашения, где была бы установлена цена на этот ресурс. Разговоры об этом идут, и к чему они приведут, пока сказать трудно. Однако между странами есть некие договоренности по совместной эксплуатации Токтогульской ГЭС, которая является основным регулятором водных потоков Сырдарьи и на содержание которой у Киргизии сейчас не хватает собственных средств. Заинтересованность в нормальном функционировании этого объекта есть у всех центральноазиатских стран, и в первую очередь у Казахстана и Узбекистана. Поэтому стороны работают по ежегодным трехсторонним соглашениям, где все вопросы эксплуатации ГЭС предусмотрены. Возможно, механизмы совместной эксплуатации Токтогульской ГЭС не столь совершенны, но они действуют.

Что касается России, то она не хочет и не может диктовать свои условия по этому вопросу странам Центральной Азии. Диктат здесь недопустим. Москва просто предложила свой план по урегулированию этого вопроса. А принимать его или нет - дело самих государств региона.

Материалы предоставлены
агентством WPS.