Возвращение к перебросу?

Алексей Чичкин
Деловой вторник, N39, 31.10.2006, с. 2

Кому выгодно реанимировать проект переброски некоторых западносибирских рек в Казахстан и Узбекистан

На недавних совещаниях в Минске, Сочи и Астане глав государств и правительств некоторых стран СНГ одобрена идея создания (с участием России, разумеется) некоего водно-энергетического консорциума, задачей которого станет обеспечение Средней Азии российской пресной водой. Финансировать проекты консорциума станет создаваемый ныне Евразийский банк, учредителями которого выступают некоторые банки РФ и Казахстана.
Не только российские, но и среднеазиатские СМИ устами высших государственных чиновников вдруг заговорили о возможностях коммерческого экспорта российской пресной воды в Среднюю Азию. В том числе о перебросе туда части стока сибирских рек.
В числе первых о старом проекте «вспомнил» Нурсултан Назарбаев, когда в начале сентября в Астане встречался с президентами Узбекистана и Киргизии. По его словам, «ситуация с водой в регионе сложная, но скоро вода будет стоить больших денег. И лидерам, чьи страны не изобилуют природными источниками воды, надо обдумать этот вопрос со всех сторон, включая возможность создания, например, водоснабжающего канала Обь — Средняя Азия». Собеседники согласились с такой постановкой вопроса, отметив, что эти проблемы может решить создание совместно с Россией водно-энергетического консорциума.
Ни задачи упомянутого консорциума, ни проекты, которые он будет реализовывать, официально пока не разглашаются. Так что, как предполагают эксперты, возможны любые варианты. По мнению казахстанского политолога Петра Миронова, «поставки российской воды в Среднюю Азию вовсе не обязательны. Киргизия и Таджикистан вполне могут договориться с соседями об использовании собственных ресурсов пресной воды, составляющих около 80 процентов ресурсов всего региона. Но, судя по всему, готовность России участвовать в консорциуме здесь, пожалуй, главное; высшее руководство РФ в принципе не против реанимации давнего проекта переброса некоторых западносибирских рек в Казахстан и Узбекистан. За это лидеры этих стран выступали еще на рубеже 1990-2000 годов».
Впрочем, о том, что зачахнувшая было идея может получить «второе рождение», свидетельствуют и другие факты.
Как сообщили, например. РИА-Новости и «ЦентрАзия», в ходе недавнего визита президента Узбекистана И. Каримова в Москву его ознакомили с упомянутым проектом, предварительная стоимость которого составляет 750-900 миллионов долларов (в текущих ценах. — Автор). Узбекский лидер идею одобрил, и теперь якобы сей проект дорабатывают в совместной экспертной группе, которая представит свой доклад не позже ноября текущего года.
Тем временем апологеты проекта переброса сибирских рек в Среднюю Азию уже торопятся создать по этому вопросу «правильное» общественное мнение. Так, в одной из российских газет некий Валерьев, подписавшийся «лоббистом» идеи, живописует сказочную картину в случае ее реализации. Проект, который, по словам автора-лоббиста, предполагает создание евразийского водно-энергетического консорциума, подготовили еще в начале лета. А о его деталях, тонко замечает г-н Валерьев, на прошедшем саммите в Сочи рассказал сам Владимир Путин. После чего автор резюмирует: «Водный ресурс в Центральной Азии настолько значим для этого региона, что контроль над ним окажется не только очень прибыльным, но и самым эффективным политическим инструментом России».
Я не знаю, кто такой Валерьев. Но по тону высказываний, по аргументации чувствуется, что его мнение — это пробный шар: а ну как отнесется широкая общественность к плохому старому? В конце концов где наш патриотизм. господа-товарищи?! До сего дня мы имели два политических инструмента: газ с нефтью, а теперь к ним прибавится и вода. Разве это плохо?
«Хуже некуда», — считают эксперты.
Вот лишь некоторые аргументы оппонентов опасного проекта.
Хармут Фортман, профессор, заместитель председателя Научного консультационного совета при НАТО: «Переброс сибирской воды в Среднюю Азию может нанести непоправимый ущерб не только биосфере Сибири и Урала, но и почти всей Европе, ибо сибирские реки в значительной степени „обогащают“ Северный Ледовитый океан и примыкающие к нему акватории».
Юрий Винокуров, директор Института водных экологических проблем СО РАН: «Хотя бы по технологическим причинам переброс западносибирских рек в Среднюю Азию в ближайшие 50 лет невозможен. Если же страны региона испытывают проблемы с питьевой водой, их можно решать другими методами, давно известными науке и апробированными во многих регионах мира, избежав опасного по своим последствиям переброса западносибирских рек».
Сергей Проценко, директор НИИ экологии водного и лесного хозяйства (Усть-Каменогорск, Казахстан): «Китай уже повернул сток Верхнего (»Черного«) Иртыша в конце 1990-х годов. И что же? Река сильно обмелела и загрязнилась в верхнем и среднем течении — вплоть до казахстано-российской границы. Ускорилось обмеление и загрязнение почти 250-километрового водоснабжающего канала Иртыш — Караганда».
И зачем же тогда он нужен — «третий политический инструмент»?

Кстати

На заседании Межгосударственного совета ЕврАзЭС, состоявшегося в минувшую пятницу в Москве, подчеркивалось, что комплексное использование местных водных ресурсов и трансграничное сотрудничество в этой сфере являются приоритетными в регионе. А варианты поступления дополнительных водных ресурсов в регион будут дорабатываться исходя из конкретной гидрологической ситуации и реальных возможностей стран — членов Сообщества. Более конкретно накануне форума высказался генсек ЕврАзЭСа Григорий Рапота: «Речь может идти, во всяком случае, о прокладке водопровода из Сибири в Астану…»

Материалы предоставлены
агентством WPS.