Секирбашизм

Батыр Мухамедов, специально для «Новой»
Новая газета, 14.06.2007, EV

Новый президент Туркмении постепенно начал демонтировать режим своего предшественника

В искусстве политики выдавать себя безопасным для окружающих, недалеким простачком играет важное, если не сказать кардинальное значение.

В новейшие времена способностью к подобной мимикрии обладал Никита Хрущев, отплясывающий гопака на посиделках у товарища Сталина (об этом спустя некоторое время наверняка с досадой вспоминал ожидающий трибунала Лаврентий Павлович, не сумевший разглядеть под простоватой внешностью свинопаса интригана высокого полета).

Да что далеко ходить. На нашей памяти образ услужливого, готового выполнить любой, даже идиотский приказ Центра, первого секретаря ЦК Компартии Туркменской ССР Сапармурата Ниязова. Нисколько не похожий на появившийся значительно позже образ надменного падишаха Туркменбаши.

История с восхождением на политический Олимп нынешнего президента Туркменистана Гурбангулы Мяликгулыевича Бердымухаммедова, несмотря на утверждения некоторых наблюдателей по Туркменистану, весьма и весьма перекликается с перипетиями далекого 1953 года. Конечно, сравнение Ниязова и Сталина некорректно, прежде всего по личностным мотивам, да и по ряду многих других критериев. Но что-то общее у всех диктаторов в нравах, в атмосфере, царящей при их дворах, все же определенно есть. Наверняка и в окружении Сталина, и в окружении Ниязова были люди, более способные взвалить на себя груз преемственности, но эти люди попросту не прошли тест на естественный отбор в тамошних джунглях. Таковы реалии и логика подковерного соперничества в тоталитарных обществах.

Искусство остаться в живых

Гурбангулы Бердымухам-медов родился в 1957 году в ауле Бабарап Геоктепинского района Ашхабадской области. Геоктепе - это сердце Ахалской области Туркменистана. Именно из Ахала был родом Ниязов, именно отсюда в последнее время набиралась и набирается поныне основная часть туркменского истеблишмента. Ничем не примечательная биография. Учеба в медицинском институте, работа врачомстоматологом. Разнообразие внесла лишь трехлетняя учеба в московской аспирантуре в 1987 - 1990 годах. Примечательно, что до 1995 года Бердымухаммедов занимал лишь третьестепенные должности в медицинской отрасли, ничем особенно не выделяясь среди своих коллег. Назначение его в 1995 году директором стоматологического центра министерства здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана стало началом его восхождения. Его не мог не заметить Ниязов.

Кадровая политика Ниязова была и остается загадкой для будущих историков. Ее главной закономерностью была полная непредсказуемость. НИКТО из министров не знал, что с ним будет завтра. НИКТО из чиновников первого эшелона не исключал и такой возможности, что, начав рабочий день, скажем, последним заместителем департамента АХО, к вечеру он может стать министром. Причем в совсем другом министерстве. Достаточно вспомнить даму, завхоза тедженской районной прокуратуры, ставшую всесильным и свирепым генеральным прокурором.

Ровно десять лет назад, 28 мая 1997 года, Бердымухаммедов был назначен министром здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана. Он попал в первую обойму высших государственных сановников. Теперь главная задача министра Бердымухаммедова была одна: не сорваться и как минимум выжить.

Подобно Хрущеву, активному проводнику политики сталинизма, Бердымухаммедов был не менее ревностным проводником политики «башизма». Под его руководством были осуществлены самые бредовые ниязовские идеи в области медицины и социальной политики. Мог ли Бердымухаммедов повлиять на ситуацию и внести хотя бы коррективы в ниязовскую политику? Вопрос более чем спорный. Скорее всего, министр оказался бы там, где оказалось множество туркменских вельмож, так или иначе не угодивших Сапармурату Ниязову, - в политической тюрьме Овадан Тепе, расположенной неподалеку от Ашхабада в пустыне Каракумы.

Результат себя ждать не заставил. 3 апреля 2001 года Бердымухаммедов становится вицепремьером, курирующим здравоохранение, образование и науку. С августа 2004 года к ним присоединились еще культура и СМИ. Бердымухаммедов оказался у кормила государственной власти в нужном месте и в нужное время. С появлением так называемой «номенклатурной» оппозиции в начале 2000 х годов кадровые ротации и аресты в ниязовской администрации приняли лавинообразный и подчас стихийный характер. Удары наносились туда, откуда диктатор прежде всего ждал опасного подвоха. Это могли быть и государственные институты, отвечающие за внешнюю политику: смещение министра иностранных дел Бориса Шихмурадова и сменившего его на этом посту Батыра Бердыева, масштабное «бегство послов», решивших не дожидаться ниязовских костоломов. Это могли быть и спецслужбы: в мае 2002 года был арестован некогда всесильный шеф КНБ (Комитета национальной безопасности) Мухаммед Назаров, а вместе с ним и десятки высших офицеров этого ведомства. После неудачной попытки государственного переворота подозрительность диктатора усилилась необыкновенно. При Ниязове по количеству отставных министров Туркмения вполне могла претендовать на занесение в Книгу рекордов Гиннесса. И, наконец, «священная корова» режима - нефтегазовый комплекс. После ряда умелых и ловких комбинаций в 2005 году были арестованы и осуждены на длительные сроки по 20 - 25 лет эксвицепремьер, заместитель председателя Народного совета Реджеп Сапаров; вицепремьер, курировавший нефтегазовую отрасль, Еллы Гурбанмурадов; министр нефти и газа Ильяс Чарыев. На фоне этих бурных событий как-то выпадал из внимания скромный попечитель медицины, образования и науки.

Шапка Мономаха

В ночь на 21 декабря 2006 года от внезапной остановки сердца и вызванной этим «кислородной недостаточности» умер Ниязов. Впрочем, мы, скорее всего, никогда не узнаем, как и от чего скончался первый президент Туркменистана.

Согласно ст. 60 ниязовской конституции «автоматически» и.о. президента должен был стать Овезгельды Атаев, председатель меджлиса (парламента) Туркменистана. Однако он был насильственно отстранен от должности, арестован и водворен в следственный изолятор министерства национальной безопасности Туркменистана. Это дало основания некоторым экспертам прямо указывать на то, что в стране был осуществлен государственный переворот. Спешно, в пожарно-рабочем порядке были внесены изменения в действующую конституцию страны. Дело в том, что фактическую власть в стране, вопреки даже далеко не демократичной ниязовской конституции, захватил Госсовет по безопасности - совещательный орган при президенте, в который, помимо умершего Ниязова, входили главы военных, полицейских ведомств, спецслужб, пограничных войск. Этот совещательный орган и созвал экстренное внеочередное заседание Народного совета (Халк Маслахаты), на котором в нарушение конституции и были выдвинуты кандидаты в наследники Сапармурата Ниязова.

Несмотря на фарс с «альтернативой», несложно было предсказать убедительную и безусловную победу главного претендента на пост президента Туркменистана - Гурбангулы Бердымухаммедова, и 14 февраля 2007 года состоялась торжественная инаугурация второго президента Туркменистана.

Многие наблюдатели задавались вопросом: who is mr. Berdymuhammedov? И не получали ответа. По всему выходило, что новый президент - ставленник пришедшей к власти после смерти Ниязова военной хунты, наиболее влиятельным и опасным членом которой был глава охраны президента - самой могущественной спецслужбы в стране - генерал Акмурад Реджепов.

Восток не любит торопливых

Первые шаги по демонтажу чудовищного наследия Сапармурата Ниязова нынешний президент Туркмении, тогда еще и.о., начал уже в ходе предвыборной кампании. В замордованном ниязовскими экспериментами, тянущемся к российской культуре и образованию, ностальгирующем по советским временам туркменском обществе обещания Бердымухаммедова вернуть советское образование в школы и вузы, улучшить транспортные связи с Россией, восстановить изуродованную Ниязовым пенсионную политику оказались как нельзя кстати. Одним из первых шагов нового президента стала решительная борьба по наведению порядка с продажей авиабилетов в РФ, введение дополнительных рейсов в Москву и заключение соглашения с авиакомпанией «Сибирь» на полеты в Ашхабад. Не избалованное добрыми переменами туркменское общество души не чает в новом президенте. Но «вериги» хунты на начальных этапах связывали его, делали половинчатыми все его шаги.

Восток не любит торопливых. Разборка с приведшими его к власти зарвавшимися «силовиками» была долгой, неторопливой и ювелирно выверенной. После того как Бердымухаммедову «подарили» три главных портфеля в стране - президента, предкабмина и председателя Народного совета Туркменистана - на его сторону в массовом порядке стали «перебегать» сторонники Реджепова и шефа министерства национальной безопасности Аширмухаммедова. Личная преданность - великое дело, но на Востоке личная преданность ничто в сравнении с преданностью титулу, чину, должности.

Прекрасный психолог и великолепный дипломат Бердымухаммедов ловко переиграл своих «благодетелей». 9 апреля неожиданно был смещен министр внутренних дел Акмамед Рахманов. Он был заменен Хаджи Аннагурбановым, выходцем из ахальского аула Геокча, что под Ашхабадом.

Но главное событие произошло 15 мая: всесильный «временщик» генерал Акмурад Реджепов и ряд его ближайших сподвижников из числа высших офицеров МНБ, включая сына Реджепова, полковника МНБ и резидента на Ближнем Востоке, были арестованы. В этой же компании оказались заместитель председателя МНБ Агаджана Пашшыев и несколько бизнесменов - «друзей и сподвижников» сына покойного диктатора Мурада Ниязова по контрабанде сигаретами и алкоголем. Об их судьбе ничего не известно. Как, впрочем, и о судьбе шефа МНБ генерала Аширмухаммедова. По некоторым сведениям, он взят под домашний арест.

Российский вектор

Примечательно, что, в отличие от своего предшественника, президент Бердымухаммедов искренне испытывает глубокие симпатии к России. На состоявшейся не так давно встрече трех президентов - России, Казахстана и Туркмении - были подписаны беспрецедентные договоренности по сотрудничеству в нефтегазовой сфере. Но Бердымухаммедов не хочет останавливаться на достигнутом. На встрече в Красноводске (пока город Туркменбаши) российскому лидеру было предложено вложить миллиард долларов в перспективный в этой части Каспия туристический бизнес. Владимир Путин обещал подумать, но, видимо, Бердымухаммедов от него не отстанет до окончательного выяснения позиций сторон.

Прогнозы - дело неблагодарное, но я почти убежден, что Гурбангулы Бердымухаммедов войдет в историю как человек, демонтировавший страшное зло XXI века - «башизм». Пускай это делается и недостаточно быстрыми темпами. Но ведь и Хрущев шел к демонтажу сталинизма целых три года. Ну а Восток тем более не любит торопливых.

Материалы предоставлены
агентством WPS.