Туркменбашизм — это тупик

Юлия Петровская
Независимая газета, 06.06.2007, с. 1, 6

Рахат Алиев - бывший посол Казахстана в Вене, зять президента Нурсултана Назарбаева - рассказал в интервью «НГ» о своем впечатлении от ареста в Австрии, планах на будущее, ситуации в семье, а также о восприятии казахской политической системы. Накануне Алиев, обвиняемый у себя на родине в незаконном захвате земельных участков и зданий, подделке документов, вымогательстве и похищении людей, был освобожден австрийскими властями под залог.

- Господин Алиев, где вы находитесь после освобождения из-под ареста?

- В настоящее время я нахожусь в больнице. Я перенес сердечный приступ.

- Как вы себя чувствуете?

- Состояние сейчас стабильное, иду на поправку. Срок моего пребывания в больнице будет зависеть от заключения врачей.

- Расскажите, как происходил ваш арест.

- Во время ареста я находился в парикмахерской, где просто стригся, и при выходе оттуда меня арестовали. Мне надели наручники, причем настолько туго, как будто я являюсь представителем ячейки «Аль-Каиды» в Европе. Арестовывали двое полицейских, которые говорили по-русски. Они заявили, что я арестован по запросу Интерпола Казахстана, и повезли в неизвестном направлении. Когда я спросил, везут ли меня в аэропорт, женщина-полицейский сначала ответила: «Да, мы везем вас в аэропорт», но потом сказала, что пошутила, и заявила, что меня везут в полицейский участок. Именно это, наверное, и дало толчок к сердечному приступу. Когда меня привели в полицейский участок, у меня и случился сердечный приступ. Далее меня доставили в тюремную больницу, где я находился 48 часов. После этого судья выпустил меня под залог. И я переехал в другую больницу.

- Вас допрашивали?

- Допросов не было. Двое русскоговорящих полицейских сказали мне, что их товарищи из Интерпола Казахстана передали им месседж: лучше вам лететь в Казахстан. Но я напомню недавнюю историю, когда Интерпол посылал информацию относительно бывшего спикера парламента Киргизии, лидера оппозиции, который вылетел из Бишкека в Варшаву, и ему подложили килограмм героина. Власти Польши задержали лидера киргизской оппозиции, но вскоре после заседания суда выпустили. Это еще раз говорит о том, что если есть заказ, тем более политический, то используются все методы, в том числе и средства Интерпола для дискредитации людей, которые высказывают мысли, отличные от мнения президентов.

- Из каких денег был заплачен залог в один миллион евро?

- Залог был оплачен из моих денег и из средств моих партнеров.

- Какова ваша стратегия защиты с учетом того, что австрийские власти теоретически могут вас экстрадировать в Казахстан?

- Во-первых, я верю в австрийскую судебную систему. Я верю в то, что в Австрии существует верховенство закона. Во-вторых, между Казахстаном и Австрией нет договора об экстрадиции. В-третьих, я считаю, что я не виновен, и разрабатывать какую-то стратегию я не собираюсь. Это делают мои адвокаты. Я полностью прозрачен и готов доказать в суде свою невиновность и то, что все обвинения против меня сфабрикованы казахскими властями по указанию президента Назарбаева.

- В чем суть вашего конфликта с Назарбаевым?

- Еще год назад в кулуарах администрации президента звучала идея создания монархии в Казахстане. Именно тогда, в сентябре прошлого года, я выступил с ироничной статьей о возможности создания в Казахстане монархии. Почему я это сделал? Иногда надо, чтобы общество провело дискуссии, чтобы такого не было в Казахстане. Эта статья была довольно знаковая. Хотя многие посчитали, что это прелюдия к монархии. Через полгода были внесены изменения в казахскую Конституцию, которые были приняты парламентом единогласно за 48 часов, они практически дают возможность президенту Казахстана избираться или быть избранным пожизненно. Таким образом, то, что уже было налицо де-факто, закрепилось де-юре. При всем уважении к первому президенту Казахстана, который сделал действительно очень много для страны, проделал колоссальную работу по становлению государственности, по построению рыночной экономики, следует отметить полное отсутствие политического плюрализма и реальной оппозиции. Имеющаяся оппозиция является карманной и финансируется за счет средств администрации и спецслужб.

- Вы хотите возглавить реальную оппозицию?

- Я был послом Казахстана в ОБСЕ. И именно я в 2003 году стал инициатором идеи председательства Казахстана в этой организации в 2009 году. Это было сделано ради поэтапного внедрения международных стандартов для казахстанского законодательства. Мы должны подойти к общеевропейским стандартам. За это время было сделано очень многое. Казахстан подписал три базовых документа ООН по правам человека. К сожалению, как в любой стране, во власти есть различные круги - консервативные, либеральные и другие. В Казахстане не все были в восторге от идеи спокойного реформирования. Но мы шли к этому. Увы, так называемая инициатива депутатов, в соответствии с которой для первого президента делается исключение в качестве пожизненного главы государства, может отбросить нас назад, мы не сможем получить место председателя ОБСЕ. Об этом мне сказали мои партнеры из Великобритании и США.

- И все же о политических амбициях. После всего, что произошло, вы по-прежнему хотите выдвигаться в президенты?

- Это не преступление - выдвигаться или быть выдвинутым кандидатом в президенты. Каждый гражданин Казахстана по Конституции имеет право быть выдвинутым. К сожалению, если посмотреть на судьбу тех людей, которые уже пытались выдвигаться в президенты, то часть из них теперь в эмиграции (бывший премьер-министр Кажегельдин), а другие покончили с собой, три раза выстрелив себе в голову, как Заманбек Нуркадилов, или же были просто убиты, как бывший посол Казахстана в России. И я тут не стану комментировать решение суда, согласно которому его заказчиком был руководитель аппарата Сената Казахстана. Это говорит о многом. И в этом участвовали сотрудники спецслужб.

- Вы сами работали в спецслужбах и, очевидно, много знаете об их методах...

- Я работал в бизнесе с 1991 по 1996 год. Именно в этот период президент Назарбаев и премьер Кажегельдин пригласили в правительство наиболее удачных бизнесменов, которые на практике знали рыночную экономику, чтобы провести радикальные реформы. Я отвечал за фискальную политику, работал в Министерстве государственных доходов, возглавлял финансовую полицию. Учитывая мой опыт, президент предложил мне реформировать Комитет национальной безопасности Казахстана и назначил меня сначала начальником департамента КНБ в Алма-Ате, а потом и первым заместителем начальника КНБ Казахстана. В это время я пытался отойти от старых методов работы КГБ, отойти от политического сыска и построить сильную спецслужбу, способную адекватно работать ради национальной безопасности в новой независимой стране и адекватно отвечать на глобальные вызовы современного мира. Но, к сожалению, мне не удалось довести это до конца.

- Сообщается, что вы потеряли в Казахстане все активы. Это так?

- На сегодня это так. Наложен арест на мои акции в Нурбанке. Уставный капитал этого банка около 300 миллионов долларов. Активы - свыше миллиарда.

- Но у вас есть и активы за рубежом. Они также под угрозой?

- Что касается заграничных активов, то я занимаюсь сахарным бизнесом. Я владею 10% акций мировой трейдинговой компании «Сюгден», контролирующей до 40% сахарного рынка. На них никакие решения об аресте не распространяются. Да и вообще никакого решения суда нет. Есть лишь сфабрикованное дело.

- Ощущаете ли угрозу вашей жизни или жизни членов семьи?

- Больше всего я опасаюсь за жизнь своих родителей и родственников в Казахстане. На данный момент они подвергаются сильному давлению. Например, моего отца академика Алиева, героя Казахстана, уже уволили с должности почетного директора Института хирургии. Он хирург с мировым именем. Многих родственников также освобождают от государственных должностей. Моя семья находится в Казахстане. Я нахожусь в постоянном контакте с ними. Мой старший сын, который также работает в банке заместителем председателя, сообщил мне, что на него тоже оказывают давление. За ним ведется наружное наблюдение, прослушивается телефон. Что касается лично меня, если со мной что-то случится, то это будет выгодно только одному человеку.

- Назарбаеву?

- Я сказал: только одному человеку.

- Помимо должности посла в Вене какие посты вы еще потеряли?

- Самое удивительное, что на днях мне позвонил премьер-министр Карим Масимов и сказал, чтобы я написал заявление об уходе из общественной организации - я возглавляю Федерацию футбола Казахстана - с тем, чтобы на это место встал президент. А ведь при мне был осуществлен переход из азиатской федерации в европейскую - УЕФА. В Казахстане отдел пропаганды и агитации администрации президента заставляет все государственные и негосударственные СМИ рисовать меня как преступника, нарушая все нормы презумпции невиновности. И меня заочно смещают с поста главы общественной организации, на которую юридически государство не может оказывать никакого давления. По моим сведениям, президент Назарбаев уже стал и президентом Федерации футбола.

- Вы будете просить власти Австрии или другой страны о политическом убежище?

- Пока я не думаю об этом. Я очень опасаюсь, что события в Казахстане могут пойти по туркменскому варианту. Переход в туркменбашизм - это тупик. Пока я считаю, что такой вариант Казахстану не грозит, но последние изменения в Конституции, о который я уже говорил, отбрасывают страну назад.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

А почему бы и нет? Казакбаши! очень даже звучит.