Как закалялась бронза

Дмитрий Сурин
Итоги, N21, 21.05.2007, с. 108-110

Миф о величии знаменитого шелкового пути тускнеет на фоне последних открытий казахских ученых: куда грандиознее был, по их мнению, Великий бронзовый путь

В конце XX века в мрачной усыпальнице Шуб-Ад на территории Сирии археологи обнаружили сокровищницу: множество золотых и бронзовых изделий, и самое главное, дорогой головной убор шумерской принцессы. Уникальная находка заставила ученых заняться поисками ответа на необычный вопрос: где, собственно, шумеры брали редкие металлы? Похоже, что загадку удалось разрешить. Произведения искусств мастеров прошлого никогда не стали бы предметом восхищения современников, если бы не поток цветных металлов, поступавших в мастерские древнего мира с территории Средней Азии.

Великий трафик

Исторический период с IV тысячелетия до нашей эры и по начало I тысячелетия нашей эры известен как время, когда велась активная добыча цветных металлов. В эту эпоху появлялись целые гильдии ювелиров, мастеров-оружейников, технологии которых дошли до наших дней. Однако науке до недавнего времени было неизвестно, где древние ремесленники добывали сырье чуть ли не в промышленных масштабах.

Результаты исследований ученых Института ядерной физики Национального ядерного центра и Института археологии Республики Казахстан дали основания выдвинуть сенсационную гипотезу: металлургический центр древних цивилизаций располагался на территории современного Казахстана. На чем основано это предположение?

В глубокой древности племена, проживавшие в данном регионе, добывали гораздо больше меди и олова, чем использовали. «Не исключено, что в эпоху бронзы существовал Великий бронзовый путь, по которому тонны цветных металлов транспортировали на земли Средней и Передней Азии - туда, где с IV тысячелетия до нашей эры по 224 год нашей эры последовательно существовали культуры древних шумеров, Вавилонского, Ассирийского, Персидского и Парфянского царств», - уверен научный сотрудник Института археологии кандидат исторических наук Сергей Берденов.

Трудно себе представить, что за два тысячелетия до появления Великого шелкового пути существовали и другие сырьевые маршруты, соединявшие богатые полиметаллами и редкими металлами области Средней Азии с бурно развивающимися цивилизациями. Впервые такую догадку выдвинули археологи, когда обнаружили сходство между некоторыми металлическими изделиями, найденными на просторах Передней Азии и Казахстана. В чем причина такого сходства? Как это ни странно, ответ на вопрос лежал на стыке двух совершенно разных наук - физики и археологии.

Физики подвергли анализу предметы из золота, бронзы и олова, найденные на территории Средней и Передней Азии. Оказалось, что для каждого месторождения можно составить свой микроэлементный портрет. «Существуют компоненты, соотношение которых присуще тому или иному месторождению, - рассказывает руководитель аналитической группы Института ядерной физики кандидат физико-математических наук Игорь Горлачев. - К тому же в металлах есть примеси, по которым можно отследить их путь от руды до готового изделия». Уникальные изотопные соотношения, ставшие своеобразной визитной карточкой месторождений, ученые получали, анализируя состав руды. «В подавляющем большинстве образцов, отобранных на месторождениях Центрального Казахстана, присутствует значительное количество соединений таких редкоземельных металлов, как рений и осмий, - говорит физик. - На аналогичных месторождениях Африки концентрация этих элементов в сотни раз меньше». Установив подобную закономерность, исследователи подумали: а почему бы не использовать большую концентрацию рения и осмия в качестве своеобразного индивидуального кода или маркера для казахской руды?

Теперь в руках ученых появился хороший инструмент, позволяющий, как по отпечаткам пальцев, определять, где и даже когда добыто сырье. Дело оставалось за малым: проанализировать, из каких компонентов состоит тот или иной артефакт, чтобы понять, присутствует ли в нем «казахский след». Наконечники копий, броши, заколки для волос, ювелирные изделия эпохи бронзы отправились в лабораторию казахстанского Института ядерной физики. С помощью рентгеновского оборудования и масс-спектрометров последнего поколения ученые попытаются узнать, имеет ли казахское происхождение сырье, из которого сделаны предметы глубокой старины, собранные со всех уголков Азии. «В нашем распоряжении находятся потрясающе чувствительные приборы, способные разглядеть в одном грамме образца каждый нанограмм определяемого химического элемента, - говорит Игорь Горлачев. - Для получения окончательного результата потребуются микрограммы вещества, поэтому уникальные изделия не пострадают».

Серия радиоуглеродных датировок поможет составить хронологическую последовательность изготовления изучаемых предметов, а затем в результате математической обработки полученных данных ученые намерены выстроить связь между горно-металлургическими центрами прошлого и нанести на карту маршрут прохождения Великого бронзового пути. Уже сегодня есть предположение, что сырьевые магистрали тянулись не только на Ближний Восток, но и в Индию и Китай. «Согласно письменным источникам в Месопотамию олово поставлялось из города Ашшур на реке Тигр, куда его привозили с востока или северо-востока, - рассказывает Сергей Берденов. - В качестве оловорудного источника мы рассматриваем среднеазиатские месторождения Карнаб и Мушистон, а также Калбинский и Нарымский хребты в Восточном Казахстане».

Реинкарнация

Древняя «житница металлов», судя по всему, приносила богатый урожай. Например, сотни месторождений меди, по предварительным расчетам геологов, могли дать примерно за 5 тысяч лет более 10 миллионов тонн руды. По примерным оценкам, объем выплавленной меди в районе Джезказгана - на одном из богатейших месторождений Казахстана - за тот же период составил около 100 тысяч тонн. Близ рудника, который сегодня называется Успенским, могли добыть около 200 тысяч тонн медной руды. Олова - около 130 тысяч тонн. Размах впечатляет!

Ученые предполагают, что «передовиками» древней металлургической промышленности в этом регионе были представители андроновских племен - именно они завалили всю Азию продукцией. Практически на всех исследованных поселениях андроновцев обнаружены следы металлургического производства в виде медеплавильных агрегатов, тиглей, литейных форм или же просто отходов древней плавки - руды, шлаков. Совершенно очевидно, что потребности внутреннего рынка не могут объяснить бурный рост горной добычи на территории древнего Казахстана в эпоху бронзы. «Предполагаемый объем добычи металлов был поистине гигантским. Однако количество археологических находок изделий из металла здесь невелико, что никак не согласуется между собой, - говорит Сергей Берденов. - Внутренний рынок металла был ограничен, и, следовательно, древнее производство должно было работать в основном на экспорт».

Удивительно, что древние разработки обрели второе дыхание уже в XIX веке. Так, на месте, где когда-то орудовали рудокопы, вновь появились горно-металлургические производства. Кстати говоря, именно на их следы ориентировались современные металлурги при выборе мест строительства комбинатов. На территории нынешнего Казахстана полностью или частично находятся так называемые горно-металлургические области - Уральская, Казахстанская, Саяно-Алтайская и Памиро-Тяньшанская. Каждая из них в свою очередь делится на горно-металлургические центры - локальные районы, в которых до сих пор сохранились следы интенсивной древней добычи и переработки руд.

В противовес богатейшим недрам древней территории Казахстана природные ресурсы Передней Азии всегда были ограниченны. И потому существовавшие там великие цивилизации скорее всего вынуждены были иметь внешнюю сырьевую базу. Кто знает, может быть, золото, добытое на территории современного Казахстана, аккурат попадало в руки мастеров Месопотамии и превращалось в изящные изделия - например, в ту самую диадему, венчавшую когда-то голову шумерской принцессы.

***

МНЕНИЯ
Копайте дальше

Исследования казахских археологов еще далеки от завершения, однако в научной среде уже сегодня высказываются мнения о них.

Ирина Аржанцева, заведующая сектором этноархеологии Института этнологии и антропологии РАН, кандидат исторических наук:

- Метод казахских ученых интересен и может принести хорошие плоды. Однако для утверждения, что древние шумеры использовали металлы с территории современного Казахстана, необходимо получить большое количество данных. Ведь Великий шелковый путь - это мифологема, созданная в XV веке. Понятно, что по этому маршруту везли не только шелк, но и драгоценные камни, и специи, и металлы. Конечно же, если исследователям удастся доказать, что примеси казахских цветных металлов встречаются в объектах культуры древних шумеров, это пополнит страницы истории, и тогда можно будет вводить новый термин - «Великий бронзовый путь».

Тигран Мкртычев, заместитель генерального директора по научной работе Государственного музея Востока, доктор искусствоведения:

- Транспортировка полуфабрикатов и сырья для металлургического производства в принципе известна исторической науке. Однако для тех регионов, о которых идет речь в данном исследовании, существовали месторождения и более близкие, и соответственно более дешевые в плане эксплуатации.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

afftar zhesh' pischi ischo