Казахстан планирует создать банк атомного топлива

Дэвид Сэндс, The Washington Times
InoPressa, 09.05.2007

Россия и Казахстан готовятся подписать соглашение об организации совместного центра по обогащению урана, что, возможно, является первым шагом к созданию международного «банка» ядерного топлива, который может устранить необходимость для таких стран, как Иран, проводить собственные программы обогащения, заявил вчера казахский министр иностранных дел Марат Тажин.

Как ожидается, российский президент Владимир Путин подпишет соглашение о создании центра по обогащению урана в сибирском городе Ангарск во время визита в Казахстан, который начинается сегодня, сообщил Тажин в интервью редакторам и репортерам The Washington Times.

Казахстан, обладающий крупными запасами нефти и газа, также является вторым крупнейшим в мире производителем урана, и предполагается, что в течение следующих нескольких лет он обгонит лидера рынка Австралию.

«Сегодня это лишь двустороннее соглашение, однако оно может быть открыто для любой страны, которая захочет использовать этот механизм», — подчеркнул Тажин.

По его словам, проект пока находится на начальных стадиях. «Сейчас сложно сказать, кто может захотеть присоединиться», — отметил он.

Специалисты по ядерному нераспространению считают идею создания банка ядерного топлива способом удержать страны от разработки собственных программ обогащения урана.

Международную кампанию по блокированию иранской программы обогащения возглавила администрация Буша, настаивая, что Иран тайно использует ее для производства компонентов ядерного оружия.

Министерство энергетики США в прошлом году инициировало программу «Глобальное партнерство в атомной энергетике» (Global Nuclear Energy Partnership — GNEP), которая предлагает странам, отказавшихся от деятельности по обогащению урана, доступ к американскому ядерному топливу для удовлетворения потребностей гражданской энергетики.

Примерно в то же время Путин высказал идею создания сети международных центров ядерного топлива, которой, по словам российских чиновников, могут воспользоваться развивающиеся страны, нуждающиеся в атомной энергии.

Центр в Ангарске мог бы стать первым узлом этой сети. Российские чиновники утверждают, что их план может быть реализован гораздо быстрее, чем американская альтернатива.

Американский чиновник, знакомый с дебатами о создании ядерного банка, заявил, что администрация Буша «в основном нейтральна» в отношении российско-казахстанского плана. Обе страны являются членами Группы ядерных поставщиков, которая имеет строгие стандарты, нацеленные на предотвращение распространения ядерного оружия.

«Безусловно, мы ожидаем, что обе стороны будут следовать правилам, на которые они согласились», — указал чиновник.

Иран настаивает, что его ядерные программы носят мирный гражданский характер, и противится интенсивному международному давлению, нацеленному на то, чтобы заставить его отказаться от программы обогащения.

Голамреза Агазадех, представитель Ирана в МАГАТЭ, заявил прошлой осенью на заседании МАГАТЭ, что существование банка ядерного топлива может привести к созданию картеля поставщиков, способного лишить страны, не обладающие ядерной энергией, их прав.

«Развитые страны пытаются создать монополию», — предупредил он.

По словам Тажина, Казахстан, который отказался от ядерного арсенала, унаследованного после развала Советского Союза, «не делал тайны» из своего участия наряду с Москвой в создании центра ядерного топлива, и не получил никаких негативных сигналов из Вашингтона в отношении своих планов.

«Мы понимаем, что это не решит все мировые проблемы в этой области. Однако это можно сделать быстро, это практично, и мы можем быстро увидеть результаты и последствия», — отметил он.

Дэрил Кимболл, исполнительный директор вашингтонской Ассоциации контроля над вооружениями, которая занимаемся вопросами нераспространения, заявил, что российско-казахстанское предприятие — это лишь одна из десятка идей, выдвигающихся с целью разрешения главной дилеммы: контроля над процессом обогащения без лишения стран права на атомную энергию.

«Для россиян эта идея привлекательна потому, что они смогут контролировать этот процесс, а также потому, что она касается области, где они очень хотят получить иностранные инвестиции», — считает он.

Однако, добавил он, до сих пор крайне сомнительно, сможет ли идея банка ядерного топлива разрешить такие «сложные случаи», как Иран.

«Мы должны понимать лимиты таких идей, — говорит Кимболл. — Никакие гарантии поставок ядерного топлива, вероятно, не удовлетворят такие страны, как Иран, потому что они хотят сохранить как минимум возможность осуществлять обогащение для собственных целей».

Различные идеи, связанные с банком ядерного топлива, будут обсуждаться этим летом в Вене на заседании стран-членов МАГАТЭ.