Жармахан Туякбай

Фергана.Ру
Фергана.Ру, 25.04.2007

«Я уверен: следующий президент Казахстана уже не будет иметь нынешних полномочий. И, не исключено, что такое решение «на перспективу» может принять сам ныне действующий глава государства. Ведь вся логика авторитарной власти подталкивает его к тому, чтобы остаться в истории первым и единственным», - считает бывший кандидат в президенты, экс-председатель парламента Казахстана, ныне - лидер Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) Жармахан Туякбай, интервью с которым предлагаем вашему вниманию.

Вы возглавляете Общенациональную социал-демократическую партию Казахстана. Как очертите Вашу социальную нишу, электорат?

В поисках своей основы и электората наша партия заметно вышла за существующие в стране трафареты. Отсчет начался в позапрошлом году, когда накануне президентских выборов 2005 года казахстанская демократическая оппозиция впервые объединилась и образовала Движение «За справедливый Казахстан».

Учитывая результаты многолетних политических зачисток со стороны власти, очень многое приходилось начинать практически с нуля. Особенных усилий потребовала разработка идейной базы, которая смогла бы сплотить в составе нашего движения, в принципе, достаточно разные по своему характеру политические силы. В итоге мы совершенно логично пришли к таким идеям и ценностям, которые способны объединить всех думающих и неравнодушных казахстанцев - демократическая политическая система, подконтрольная народу власть, прозрачная и ориентированная на нужды общества экономика, социально ответственное государство.

Нетрудно увидеть, что в основе всех этих требований лежит одно ключевое понятие - справедливость. Это то, чего больше всего не хватает сегодня жителям страны. Тотальная несправедливость пронизала все слои общества. И даже получаемые Казахстаном нефтяные сверхдоходы от нее не спасают. Напротив, на этом фоне миллионы простых казахстанцев лишь острее чувствуют свою социальную и экономическую обделенность.

Еще в ходе предвыборной кампании мы поняли, что на самом-то деле проповедуем чисто социал-демократические ценности. И в прошлом году мы с ближайшими соратниками придали содержанию соответствующую форму - то есть, образовали Общенациональную социал-демократическую партию.

Исходя из этих конкретных условий, мы имеем основания, так сказать, расширенно подходить к нашим избирателям. С одной стороны, это, конечно, традиционный во всем мире социал-демократический электорат - средний класс, производительные силы общества. А с другой - все казахстанцы, для кого лозунг ОСДП «Справедливость, Свобода, Солидарность» не является пустым звуком.

Вы довольно быстро для оппозиционной партии получили официальную регистрацию. Чем это объясняете, ведь в Казахстане оппозиция до сих пор находится, мягко говоря, в стесненном положении?

Я бы не сказал, что процесс регистрации прошел совсем уж гладко. Просто, по моим наблюдениям, власть стала действовать не так грубо и прямолинейно, как прежде. Все-таки президентские выборы остались позади, особого форс-мажора для нее сейчас нет.

Были попытки серьезно препятствовать нам на раннем этапе становления партии. Когда же нам все-таки удалось в кратчайшие сроки собрать 150 тысяч заявлений в члены партии (в три раза больше, чем требуется по закону), и власть убедилась в широчайшем масштабе народной поддержки ОСДП, то, наверное, «наверху» решили больше не играть с огнем и сменить тактику.

С запозданием в два месяца, в конце января зарегистрировали саму партию, буквально на днях узаконен последний из областных филиалов. При этом я не сомневаюсь, что власть держит в запасе целый арсенал методов с целью блокировать нашу практическую работу. Недавнее голосование депутатов маслихата (совета) Алма-Аты, в результате которого представительство нашей партии в избирательных комиссиях города составило лишь полпроцента, - новое тому подтверждение.

Недавно Вы выступили совместно с другими оппозиционными партиями с резким протестом против дискриминации Ваших представителей в избирательных комиссиях. На какую реакцию властей Вы рассчитываете?

Конечно, с трудом верится, что власть признает перечисленные нами многочисленные нарушения выборного законодательства и отменит итоги голосования алма-атинских депутатов. Но обратить внимание общественности на эти безобразия мы просто обязаны. Хотя бы потому, что с этого голосования начался цикл выборов в избирательные комиссии по всей республике. Через пять месяцев эти избиркомы будут подсчитывать голоса на выборах в новый состав маслихатов, которые, в свою очередь, сформируют избирательные комиссии на весь последующий, стратегически важный избирательный цикл. Это и выборы в парламент (которые могут состояться гораздо раньше 2009 года), и последующая борьба за президентское кресло.

Словом, сегодняшние манипуляции власти при формировании избиркомов становятся очередной, очень опасной миной замедленного действия под всю нашу избирательную систему, которая и без того вызывает обоснованное недоверие всего общества.

Чего Вы ждете от руководства Казахстана в отношении выполнения обещаний по проведению политических реформ, от которых зависит судьба председательства страны в ОБСЕ в 2009 году?

У меня был короткий период иллюзий. Но сегодня появляется все больше оснований предполагать, что президент Назарбаев пойдет только на такие политические изменения, которые уж совсем никак не затронут созданную им авторитарную систему власти.

Возьмем ключевую проблему расширения реальных полномочий парламента. Пока все эффектные заявления президента на практике сводятся только к его согласию предоставить парламентским партийным фракциям право законодательной инициативы, согласовывать с их лидерами кандидатуры премьера и членов правительства. Вроде бы звучит красиво, современно. Но когда девяносто процентов депутатов являются членами президентской партии «Нур-Отан», вряд ли приходится говорить о реальном разделении и балансе ветвей власти. Просто окончательно сформируется кучка прикормленных властью парламентских олигархов, не имеющих ничего общего с принципом народного представительства.

При этом я не исключаю, что до поры до времени такие новшества способны производить впечатление на некоторых западных наблюдателей - иногда весьма неискушенных или откровенно ангажированных.

К слову, примечательно, что, например, в вопросах совершенствования выборного законодательства или обеспечения независимости СМИ президент пока не делает даже таких «подачек». Ведь, в отличие от сотни послушных парламентариев, эти важнейшие сферы, в случае чего, могут и выскользнуть из-под контроля «недреманного ока»...

Поддерживаете ли Вы многовекторность внешней политики Казахстана, осуществляемой президентом Назарбаевым?

Вообще, возможность вести реальную многовекторную политику с адекватным учетом всей сложности современного мира - это большое благо для любой страны. При условии, если гарантом этой политики выступают подлинные стратегические интересы всего народа.

В Казахстане же мы пока имеем некий суррогат этой многовекторности, поскольку все международные контакты и обязательства руководства страны, по большому счету, исходят лишь из желания создать наиболее комфортные и безопасные условия для конкретного правящего режима, для конкретных носителей высшей власти.

Конечно, такая внешняя политика не может быть ни последовательной, ни предсказуемой, ни устойчивой. И сегодня очевидно, что страны-партнеры Казахстана все больше это замечают.

Как Вы относитесь к уже озвученным предложениям об учреждении пожизненного президентства Назарбаева или даже введении института монархии в стране?

И сама суть этих предложений, и порой неуклюжий метод их подачи отражают начинающееся смятение в высших эшелонах власти. За время президентства Назарбаева члены его окружения накопили несметные богатства - и это обстоятельство заставляет их все чаще задумываться о том, что их благодетель не вечен. Многих из них хорошо осознают масштабы предстоящей борьбы за власть, и это их не на шутку пугает. Они хотели бы максимально продлить сегодняшнюю ситуацию, которая их совершенно устраивает. Вот и начинают вбрасывать в общество эти, мягко говоря, необычные предложения.

На мой взгляд, эта граничащая с абсурдом возня наиболее красноречиво демонстрирует ту колоссальную нестабильность, которую несет в своих недрах любой авторитарный режим, любая недемократическая власть.

Возможна ли в Казахстане передача власти по семейной линии - старшей дочери, среднему зятю...?

По большому счету, при созданной президентом Назарбаевым системе власти полностью доверять он может только самому себе. Но в силу особых возможностей членов семьи президента названный вами вариант не исключен. С той лишь разницей, что это не будет прямая передача власти в духе престолонаследия. Надеюсь, в Казахстане такое все же не станет возможным.

Другое дело, что на службу избранному президентом преемнику будет поставлен весь административный ресурс государства, безграничные финансовые ресурсы, СМИ. То есть, это может быть эдакий «политтехнологический преемник».

Но, по большому счету, дело не в персоналиях. Я уверен: следующий президент Казахстана уже не будет иметь нынешних полномочий. И, не исключено, что такое решение «на перспективу» может принять сам ныне действующий глава государства. Ведь вся логика авторитарной власти подталкивает его к тому, чтобы остаться в истории первым и единственным.

Есть ли реальная опасность разрастания межнационального напряжения в Казахстане?

Пока я бы не стал говорить о межнациональном напряжении в Казахстане. Но с сожалением приходится констатировать, что при нынешней политике власти такая опасность существует. И она имеет под собой ярко выраженную социальную подоплеку.

Давайте посмотрим правде в глаза. Не секрет, что из всех народов нашей страны именно казахи составляли и составляют абсолютное большинство сельского населения, наиболее уязвимого перед любыми социальными экспериментами. Именно по сельским казахам в первую очередь прошелся каток жестоких и прямолинейных рыночных реформ. Они оказались лишены возможности зарабатывать на хлеб насущный на своей земле, получать нормальное образование и медицинское обслуживание, потеряли остатки социальной, а порой и коммунальной инфраструктуры. Усугубились экологические беды.

Острейшее ощущение несправедливости для этих людей многократно усиливается коррупцией и произволом со стороны чиновников, той атмосферой вседозволенности, которую они создали для своих родственников и состоятельных «клиентов». Когда люди видят, как по соседству с их нищетой вдруг в одночасье вырастают дворцы каких-то дельцов и нуворишей - разве это не запал к бикфордову шнуру?

Именно здесь кроются истоки не только инцидента в Маловодном, но и более масштабных по своей сути событий. Например, прошлогодних волнений в алма-атинских пригородах Шанырак и Бакай, где вынужденные сельские мигранты протестовали против сноса властью их домов. Именно социальная обделенность лежит и в основе недавних протестов нефтяных рабочих Тенгиза.

Наша партия постоянно говорит о необходимости кардинального усиления социальной политики в Казахстане, в том числе и для того, чтобы этот тревожный список не разрастался.

Почему власти так старательно делают вид, что события в Маловодном не отражают проблемы такого рода?

Власть оказалась в достаточно сложном положении. С одной стороны, в многонациональном государстве очень опасно заявлять о национальных мотивах каких-либо событий. С другой стороны, для власти признать истинные, социальные причины произошедшего равносильно тому, чтобы расписаться в провале всей социальной политики. Поэтому они нашли выход - придумали сугубо криминальную подоплеку событий в Маловодном. Насколько я знаю, отчасти в предыстории этого дела криминал действительно был, но сводить все только к этой причине - это значит отказываться видеть за деревьями лес.

Будут ли когда-нибудь раскрыты убийства Заманбека Нуркадилова, Алтынбека Сарсенбаева?

Убийства, о которых вы сказали, еще долго останутся незаживающей раной всего Казахстана. И, в то же время, я думаю, они являются одной из самых страшных тайн нынешнего правящего режима. Уж слишком много громких имен и небезосновательных версий прозвучало в ходе судебного процесса, в публикациях независимых СМИ, разнеслось народной молвой. Поэтому, будучи реалистом, я слабо верю в восстановление истины при сегодняшней власти.

Тем не менее, я и мои соратники по демократической оппозиции считаем своим долгом требовать торжества правды и справедливости, равно как искоренения всяких предпосылок для политической нетерпимости в Казахстане. Иначе для чего мы однажды сделали свой нравственный выбор и повели за собой людей?

Материалы предоставлены
агентством WPS.