Казахстан в Центральной Азии: Признание регионального лидерства

В.Дубовицкий
Фергана.Ру, 10.04.2007

В Душанбе состоялся «круглый стол» на тему «Ситуация в Центральной Азии: роль и место Казахстана в регионе», организованный центром стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан и Посольством Республики Казахстан в Таджикистане.

В работе «круглого стола» приняли участие сотрудники МИДа, ведущие политологи Таджикистана, депутаты парламента республики, представители дипломатических миссий Казахстана, России, США, Ирана, Турции, Узбекистана, Франции. Обсуждаемые вопросы вышли далеко за пределы заявленной устроителями тематики.

Надежды на лидера

Пожалуй, главным вопросом в комплексе таджикско-казахских отношений, обсуждавшемся участниками «круглого стола», стали экономические и культурные связи двух стран в условиях геополитического лидерства Казахстана в регионе. «Андижанские события мая 2005 года привели к прекращению борьбы за лидерство в центрально-азиатском регионе, Узбекистан с этого момента переключился на решение своих внутренних проблем. Региональное лидерство было решено в пользу Казахстана». Этот тезис, высказанный директором Национальной ассоциации политологов Таджикистана (НАПТ) Абдугани Мамадазимовым, участники дискуссии посчитали бесспорным и в дальнейшем исходили из него как из очевидного факта.

К этому располагало и вступительное слово директора Центра стратегических исследований (ЦСИ), доктора политических наук Сухроба Шарипова, а также речь Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Казахстан в Таджикистане Ерлана Абильдиева.

По мнению Шарипова, регион Центральной Азии постепенно становится самодостаточным и способен ответить на вызовы в экономической сфере. В целом, ситуация здесь имеет стабильный характер. Главное - чтобы отношения между странами региона были прагматичны и отвечали национальным интересам каждой из них.

В этих условиях интеграция с Казахстаном приобретает реальную почву - эта страна собирается участвовать в масштабных экономических проектах Республики Таджикистан, что в силу успешности политических и экономических реформ в самом Казахстане, делающей его лидером региона, сулит успех и Таджикистану.

По словам Сухроба Шарипова, Таджикистан ощущает в настоящее время заметный «внешний прессинг», но, несмотря на это, развитие экономики, особенно - гидроэнергетики, продолжается нарастающими темпами, и это позволит ему выйти на новые рубежи, как в регионе, так и в мире.

Выступление Ерлана Абильдиева открыло перед участниками «круглого стола» не только общую картину нынешних казахско-таджикских отношений, но и впечатляющую панораму развития современного Казахстана. По его мнению, «в настоящее время становится очевидным, что продолжающееся изменение мирового геополитического порядка привело к формированию кардинально новой ситуации в Центральной Азии. В настоящее время происходит ее трансформация из периферийной зоны мировой политики в регион, занимающий одну из ключевых позиций в системе геополитических координат евразийского пространства в целом».

Возрастающее значение региона, по мнению Абильдиева, обусловлено наличием целого ряда факторов, определяющего его новую геополитическую роль:

  • 1. Расположение региона вцентре континента имеет стратегическое значение сточки зрения его влияния набезопасность истабильность значительной части Евразии.
  • 2. Развитие ситуации вкаждом из центрально-азиатских государств иврегионе вцелом по тому или иному сценарию во многом может определить перспективу баланса сил наевразийском пространстве.
  • 3. Сосредоточение вЦентральной Азии природных ресурсов мирового значения, прежде всего- углеводородного сырья. Повышенную заинтересованность ких освоению проявляют многие великие державы. Причем данная стратегия преследует конкретные геополитические цели, так как контроль за топливно-энергетическими ресурсами ипутями их транспортировки дает возможность непосредственного влияния наситуацию врегионе иконъюнктуру мирового рынка.

4. Центральная Азия находится на стыке евроазиатских транспортных коридоров и обладает широкой транспортно-коммуникационной сетью. Через Иран страны региона имеют выход к Персидскому заливу, через Афганистан и Пакистан - к Индийскому океану, а через Китай - в Азиатско-Тихоокеанский регион.

По мнению казахского дипломата, на перспективы развития ситуации в Центральной Азии серьезное влияние могу оказать следующие факторы:

  • 1. Угрозы, связанные сдеятельностью международных террористических иэкстремистских организаций. Ксожалению, социально-экономические проблемы региона способствуют распространению радикальных идей вобществе.
  • 2. Значительные объемы незаконного оборота наркотиков идеятельность транснациональных преступных группировок. Сохранение вАфганистане значительных площадей посевов опиумного мака иинфраструктуры по производству тяжелых наркотиков является корневым элементом данной проблемы (достаточно вспомнить, что урожай опия в2006 году здесь составил 6100 тонн!) Относительная прозрачность границ стран СНГ способствовала формированию достаточно развитой преступной сети по транспортировке наркотиков вевропейском направлении.
  • 3. И, наконец, отсутствие четко отработанного, постоянно действующего ивзаимоприемлемого механизма регионального водопользования. Дефицит энергоресурсов способствует усилению конфликтного потенциала вотношениях между государствами региона.

Среди возможных путей по решению сложившихся проблем, с точки зрения Казахстана, есть следующие:

  • 1. Создание регионального Центра ООН по предотвращению конфликта ипревентивной дипломатии, Центрально-азиатского регионального информационно-координационного центра для налаживания эффективного многостороннего сотрудничества вборьбе супомянутыми современными угрозами.
  • 2. Активизации взаимодействия сторон также может способствовать полноценная практическая реализация Ташкентского договора от 21апреля 2000 года между Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном иУзбекистаном осовместных действиях по борьбе стерроризмом, политическим ирелигиозным экстремизмом, транснациональной организованной преступностью ииными угрозами стабильности.
  • 3. Важную роль может сыграть сотрудничество государств региона сООН, ОБСЕ идругими авторитетными международными институтами.
  • 4. Разработка ипоследующая реализация Концепции по рациональному использованию водно-энергетических ресурсов врамках ЕврАзЭС могли бы всущественной степени снизить остроту проблемы рационального использования гидроресурсов.

«Страны Центрально-азиатского региона (ЦАР) входят в сферу национальных интересов Республики Казахстан, - заявил посол,- поскольку представляют собой потенциальный рынок сбыта казахстанской продукции, являются местом проживания большого количества этнических казахов, а значительная часть товарооборота этих стран с другими государствами осуществляется путем транзита через казахстанскую территорию».

По мнению казахского дипломата, «Политика регионального лидерства, провозглашенная Казахстаном, предполагает переход от политики ситуационного реагирования на процессы, происходящие в регионе, к выработке реализации средне- и долгосрочной стратегии прямого участия в этих процессах совместно заинтересованными партнерами.

Характеризуя казахско-таджикские отношения, Ерлан Абильдиев подчеркнул, что они опираются на обширную договорно-правовую базу двухсторонних отношений, включающую в себя 68 документов, которые охватывают практически все сферы сотрудничества. В двухсторонних отношениях Казахстана и Таджикистана фактически нет проблем, отдельные технические сложности решаются в рабочем порядке. На новый уровень эти отношения вышли в результате первого официального визита президента Республики Таджикистан Э.Рахмона в Казахстан 4-5 мая 2006 года, во время которого был подписан ряд договоров в области экономики и социальной политики. Реализацией этих договоренностей явились конкретные намерения казахстанских предприятий импортировать плодоовощную продукцию из Таджикистана в Казахстан, а также начало функционирования в Горно-Бадахшанской области (ГБАО) совместного предприятия «Чарын Алтан», специализирующегося в области добычи серебра. Сегодня Казахстан заинтересован в инвестировании крупных средств в развитие таджикской экономики. Так, например, 19 июля 2006 года АО «КазИнвестМинерал» (партнер Инвестфонда) приобрел Адрасманский горно-обогатительный комбинат (ГОК), специализирующийся на добыче свинцовой руды и ее переработке для получения свинцово-серебряного концентрата. В ближайшее время начинается инвестирование более 12 млн. долларов на реконструкцию комбината, обновление устаревших технологий и изношенного горношахтного оборудования.

Казахстан также намерен построить три малых ГЭС на реке Зеравшан и одну линию электропередач (ЛЭП) «Юг-Север» от Худжанда до Чимкента. В настоящее время соответствующие бизнес-проекты находятся на рассмотрении таджикской стороны. Казахстан также готов приступить к инвестированию строительств цементного завода на территории Таджикистана, приобрести Худжандский плодоконсервный комбинат и принять участие в проекте освоения орошаемых земель Дангаринского района на юге Таджикистана.

С целью поиска надежного финансового партнера в Таджикистане казахский «АТФ Банк» намерен учредить свой филиал в Таджикистане путем приобретения контрольного пакета акций таджикского «Сохибкорнбанка». В скором времени их объем планируется довести до 75,1 процента акций от общего количества размещенных ценных бумаг. В то же время основной целью работы компании «Казахтелеком» в Таджикистане на первом этапе станет сотрудничество с «Точиктелекомом» в строительстве оптико-волоконной сети, которая через Киргизию соединит Республику Таджикистан с Казахстаном. Через Таджикистан «Казахтелеком» намерен выйти на Афганистан, Пакистан и Индию. Главным преимуществом данной сети является качество и скорость связи. В этих целях казахстанская кампания готова инвестировать в развитие стационарной связи Таджикистана и участвовать в реализации совместных проектов, в том числе и с использованием мощностей спутника «Казсат-1», что позволит оказывать услуги аудио и видеоконференцсвязи.

Двусторонний торговый оборот за 2006 год составил 214,5 млн. долларов (114,1 к 2005 году), экспорт из Таджикистана - 27,8 млн. долларов, импорт в Таджикистан - 186,7 млн. долларов. Все указанные меры свидетельствуют о начале активизации казахстанского бизнеса в процессе его вхождения на рынок Таджикистана.

А нужна ли нам интеграция?

Большой интерес у участников «круглого стола» вызвало выступление заведующего отделом внешней политики и внешней торговли ЦСИ Абдунаби Сатторова, который подчеркнул, что за последние 15 лет страны ЦАР из сателлитов превращаются в самостоятельные государства. Этот процесс происходит различными путями и темпами. Так, например, для Таджикистана эти годы были связаны с трудностями гражданской войны и послевоенного восстановления. Немало внутренних конфликтов произошло в этот период и в других странах региона.

Далее он остановился на особенностях развития каждого из пяти государств региона. На примере Киргизии, по его мнению, мы можем видеть неудачную попытку построения нового центрально-азиатского государства на либерально-демократических основах. В результате страна получила «тюльпановую» революцию, а на смену элит севера Киргизии пришли «южане».

Сложной и трудно предсказуемой остается обстановка в Туркменистане, где в настоящее время мы видим трансформацию правящего режима в «туркменбашизм с человеческим лицом». По мнению А.Сатторова, изменения в Туркменистане могут произойти только после закрепления вновь пришедшей властной группировки на своих позициях.

Почти все зарубежные эксперты солидарны с тем, что Узбекистану в ближайшем будущем предстоит пройти трудный период передачи государственной власти, и это процесс сулит немалые сложности как внутри страны, так и для соседей. На это указывает очень конъюнктурный характер политики Республики Узбекистан: смена членства в военно-политических блоках, несоблюдение договоров об отмене визового режима с Республикой Таджикистан и Киргизией, отсутствие нормализации пограничных вопросов с этими государствами и другое.

Как указал А.Сатторов, зарубежные политологи видят в настоящее время три модели передачи власти, которые могут быть задействованы в ЦАР:

  • 1. Российский: поиск нынешним главой государства преемника ипередача ему власти;
  • 2. Азербайджанский: династическая форма;
  • 3. Украино-грузино-киргизская модель: смена власти контрэлитами.

Он подчеркнул, что, по мнению большинства зарубежных экспертов, демократические процессы в странах ЦАР идут формально, все они являются имитацией демократии. Ни одна из стран ЦАР не имеет реальных признаков демократического государства, а их лидеры - «великие имитаторы». В результате правящие режимы дискредитируют демократические ценности: рыночную экономику, права человека и прочее.

Коснувшись вопросов интеграции региона, А.Саттаров высказал мнение, что она слабо развита. Одной из причин этого он считает отсутствие подлинно региональной организации. До сих пор нет реальных шагов в создании центрально-азиатского союза.

На отсутствие реальной интеграции в регионе указали и другие участники «круглого стола». Так, А.Мамадазимов считает основной причиной этого все усиливающиеся противоречия между «странами верховий» и «странами низовий». По его мнению, получив статус регионального лидера, Казахстан должен стать «площадкой для разрешения региональных конфликтов и достижения регионального согласия». Он особо упомянул о том, что к этому процессу нельзя допускать великие державы - это дело только стран региона.

Категорически против интеграции в ЦАР выступил известный таджикский политолог Рашид Абдулло: «Для таджиков такая интеграция - это этническая смерть. Это слияние всех и вся. Страны ЦАР абсолютно разные по уровню экономики и социального развития. В то же время любая интеграция предполагает появление наднациональных структур. Мы можем быть захлестнуты не таджикским морем, которое нас окружает. Здесь я хотел бы остановиться и на интеграции в рамках Евразии. В такой интеграции Азия - всегда младший и бесправный компонент этого пространства».

Хотя он тут же подчеркнул необходимость создания нового геополитического образования: «Нужна идея собственного Центрально-азиатского пространства! И Казахстан в этом случае мог бы стать здесь лидером».

Он весьма критически отнесся и к перспективам председательства Казахстана в ОБСЕ: «Все равно Казахстан будут рассматривать в ОБСЕ через призму киногероя Бората и «нефтяных шейхов» этого государства - просто как чудо-юдо рыбу-кит! Казахстану для того, чтобы занимать достойное место в международной организации нужно быть не «мостом», а самостоятельной сущностью, лидером самостоятельного геополитического пространства».

Весьма скептически высказался о перспективах региональной интеграции и председатель Исламской партии возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухитдин Кабири: «Казахстан сегодня- единственная страна в ЦАР, которая живет сегодняшним днем и с мыслью о будущем. Остальные углубляются в историю: кто древнее и лучше? В ближайшие годы этот процесс не завершится. И вообще, за исключением ШОС, все остальные региональные организации напоминают мне «клубы президентов». У меня впечатление, что все они попросту боятся интеграции, проникновения к ним новых идей, которые могут подорвать их власть».

Монархия - наше «светлое будущее»?

Неожиданный ракурс придал дискуссии риторический вопрос, заданный аудитории «круглого стола» С.Шариповым: «Конституционная монархия в Европе оказалась лучшей формой демократии, почему мы в ЦАР должны отказываться от своих традиций?»

В развитие этой мысли прозвучало мнение доктора философских наук Искандара Асадуллаева о фактическом наличии в Таджикистане конституционной монархии. По его мнению, в стране «есть ее формы и это дает положительный эффект - централизацию власти, порядок и стабильность». Правда, ученый неожиданно включил в число конституционных монархий Турцию, где «монархом является армия», и США, где «правят олигархи».

В какой-то степени с его утверждением перекликалась оценка тенденций развития государственного устройства стран ЦАР, высказанная председателем ПИВТ Мухитдином Кабири. По его мнению, все страны региона движутся в сторону авторитаризма и в значительной степени отказываются от тех достижений демократии, которые они получили вместе с независимостью. Правда, Таджикистан в этом процессе «середнячок»: занимает место между Казахстаном и Киргизией с одной стороны, и Узбекистаном и Туркменией - с другой.

По его мнению, авторитаризм в ЦАР отличается от подобной же формы правления в других странах тем, что... «там» не стесняются ее признавать. Однако страны с таким типом управления хорошо знают, куда идут в своем развитии, в отличие от многих стран нашего региона. По словам Кабири, на обвинение в авторитаризме в регионе обижались и обижаются все за исключением Туркменбаши, которого М.Кабири назвал поэтому «наиболее честным из президентов ЦАР».

Для авторитарной власти в регионе, по мнению М. Кабири, характерно сращивание бизнес-элит, политических элит и семейных кланов. «Этому процессу не видно конца» - заключил он. В такой обстановке наиболее вероятными сценариями смены власти в регионе становятся «династический» и связанный со «сменой контрэлит», убежден М.Кабири.

* * *

Об авторе: Виктор Дубовицкий - доктор исторических наук, член экспертного совета ИА «Фергана.Ру», живет в Душанбе, Таджикистан

Материалы предоставлены
агентством WPS.