Экстремисты накапливают силы

Зураб Тодуа
Независимая газета, 02.04.2007, с. 18

Экстремисты не представляли бы опасности для Узбекистана, если бы не поддержка из-за рубежа

2006 год в Узбекистане прошел под знаком продолжения борьбы властей с религиозными экстремистскими организациями и преодоления последствий вылазки исламистов в Андижане 13 мая 2005 года. Власти осознают, что мятеж был вызван не только внешними факторами, но и внутренними, имеющими в основном социальную подоплеку. Поэтому по распоряжению президента Ислама Каримова предпринимаются действия по снижению социальной напряженности. Так, производителям сельскохозяйственной продукции предоставлены разнообразные льготы, ограничены фискальные проверки деятельности малого и среднего бизнеса, введен жесткий контроль над своевременными бюджетными выплатами населению. Наряду с этим в силовых структурах были произведены серьезные кадровые чистки. Во всю мощь работает государственная пропагандистская машина, причем с привлечением религиозных деятелей.

Кроме этого, официальный Ташкент закрутил гайки финансируемым из-за рубежа фондам и НПО, некоторых лишил дипломатической аккредитации, а других, как Фонд Сороса или «Евразия», просто выдворил из Узбекистана.

Однако этих мер оказалось недостаточно для разгрома организаций, имеющих репутацию экстремистских. Им удалось сохранить свои позиции в некоторых регионах страны, в том числе в Ферганской долине. Поэтому борьба с религиозным подпольем остается приоритетным направлением деятельности правоохранительных органов и специальных служб Узбекистана. Основными объектами их преследования на сегодняшний день остаются партия «Хизб ут-Тахрир», ваххабиты, «Акромия». Известное Исламское движение Узбекистана (ИДУ) переживает не лучшие свои дни - власти страны в борьбе с ним достигли ощутимых успехов. За последние два года ИДУ был нанесен чувствительный удар - было арестовано немало членов и сторонников этой организации, и, в частности, в 2006 году никаких серьезных вылазок ИДУ не предпринимало.

«Хизб ут-Тахрир»

Члены партии «Хизб ут-Тахрир» принимали активное участие в маковой революции в Киргизии («ошские отряды»). 13 мая 2005 года боевики «Хизб ут-Тахрир» («Х-Т») наряду с членами «Акромии» стали главными организаторами и участниками мятежа в Андижане. По свидетельству местных наблюдателей, настроения среди определенной части населения Ферганы, Маргилана и Коканда в эти дни были таковы, что при затягивании операции по подавлению мятежа там могли повториться андижанские события. В Ферганской долине вполне мог появиться экстремистский анклав наподобие Чечни (в 1996-1999 годах), Кадарской зоны в Дагестане (до 1999 года), Тавильдаринской зоны в Таджикистане или Панкисского ущелья в Грузии.

В 2006 году активность «Х-Т» пошла на убыль. Если в 2003-2005 годах листовки и брошюры организации относительно регулярно появлялись в Ташкенте и других городах республики, а также во многих кишлаках, то в прошедшем году такие факты были единичными. Однако негативное влияние на Ферганскую долину оказывает деятельность «Хизб ут-Тахрир» на юге Киргизии, где она существует фактически легально, несмотря на запреты властей.

Необходимо учитывать противоречивое отношение мирового сообщества к деятельности «Х-Т». Многие политики, журналисты и правозащитники продолжают считать ее мирной организацией. По их мнению, применение силы в Андижане против мятежников было необоснованным. Такая реакция мирового сообщества дает основания экстремистам считать вылазку в Андижане успешной, что, безусловно, вдохновляет их на новые выступления.

Ваххабиты

По данным местных экспертов, в 2006 году в Узбекистане выросло число сторонников ваххабитского течения ислама. В Ферганской долине почти в каждой мечети во время молитвы можно обнаружить группу молодежи, которая осуществляет молебен в соответствии с ваххабитскими обрядами.

Это течение представляет серьезную опасность для светской власти, потому что, во-первых, ваххабиты еще более фанатичны, нежели члены партии «Х-Т». Во-вторых, они не склонны ограничиваться только распространением своих идей, а предпочитают действовать. В-третьих, пропаганда ваххабитов находит отклик и понимание среди беднейших слоев населения и молодежи.

«Акромия»

«Акромия» является религиозно-экстремистской сектой. Название организации происходит от имени муллы Акрома, который жил в середине XX века и пользовался большим авторитетом у верующих. Идеология акромистов в основном совпадает с программой партии «Х-Т» - так же как и «Х-Т», «Акромия» выступает за создание халифата на основе законов шариата. В то же время лидеры и члены «Акромии» считают, что этих целей необходимо добиваться только насильственными методами. Для обоснования своих целей идеологи «Акромии» (так же, как и «Х-Т») извращают каноны и догмы традиционного ислама, подменяют положения Корана собственными религиозно-сектантскими сочинениями.

Сторонники «Акромии» не признают светские законы, отрекаются от родителей, родственников и друзей, преданны только своим лидерам и духовным наставникам. Акромисты не идут на контакты с представителями официального духовенства и не признают традиционный ислам. Вполне вероятно, «Акромия» является немногочисленной, но достаточно организованной и агрессивной боевой частью партии «Х-Т».

Первые ячейки этой организации появились в 1992 году в Андижанской области. Возглавил ее активный член партии «Х-Т» Акрам Юлдашев. В 1999 году он был осужден за антиконституционную деятельность на 17 лет. Значительная часть участников андижанского мятежа, согласно материалам следствия, состояла в «Акромии». Кстати, одним из требований андижанских мятежников было освобождение Юлдашева, которого акромисты продолжают считать своим лидером. Позиции «Акромии», как и упоминавшихся выше «Хизб ут-Тахрир», довольно устойчивы. Пока можно говорить лишь о сдерживании распространения их влияния и сохранении общего контроля над религиозной ситуацией в стране, что на самом деле не так уж и мало, особенно если учесть сложную обстановку в Центральной Азии и вокруг нее в целом.

Орден Накшбандия

Религиозно-философское течение «Орден Накшбандия» появилось в начале ХIV века. Основателем ордена был Бахааддин Накшбанди Бухараи (1314-1389). Теологическую основу данного течения составляет мусульманский мистицизм - суфизм. В персидских письменных источниках сохранилось множество легенд о необыкновенных способностях Бахааддина, которые он использовал при жизни для лечения верующих. Накшбанди проповедовал мир и гармонию, призывал не использовать власть и богатство в личных целях и к воздержанности во всем. Его девизом стало высказывание: «Руки в труде, а сердце в боге». Последователи и приверженцы ордена отказывались от земных благ и проповедовали аскетизм, готовя себя к загробной жизни.

Власти Узбекистана поначалу терпимо относились к деятельности ордена, учитывая то обстоятельство, что последователи учения Накшбанди не отличались агрессивностью, отвергали экстремизм и террор. Однако на определенном этапе стало ясно, что либо под прикрытием ордена действует иная организация с иными целями, либо изменился сам орден и теперь имеет мало общего с известной классической Накшбанди.

В Узбекистане орден возглавляет Ибрахим-Хазрат, который объявил себя пророком. Он проживает в одном из селений Бувайдинского района вблизи Коканда. По свидетельству очевидцев, на общие праздничные моления и поклонения в Коканд съезжаются паломники из разных регионов Узбекистана, а также из Таджикистана и Киргизии. Моления и ритуалы сопровождаются жертвоприношениями и массовым трансом или гипнозом. Обстановка и атмосфера этих массовых мероприятий способствуют неадекватному восприятию Ибрахима-Хазрата и его деятельности.

Так, например, во всех ритуалах организации применяются элементы оккультизма, отвергаемые как традиционной исламской религией, так и учением Накшбанди. Ритуалы и молебны сопровождаются призывами беспрекословно поклоняться и подчиняться Ибрахиму-Хазрату, который объявлен святым. Доступ к самому Хазрату обставляется своеобразно: примерно за 50-60 метров верующий должен пасть на колени и до него добираться ползком. Сам «пророк» говорит мало, молитвы за него хорошо поставленными голосами читают приближенные. Их примерно 40 человек, и все они являются официальными духовными лицами Ферганской долины и частично других регионов республики.

Активисты организации стараются привлекать в свои ряды как можно больше людей, особенно молодежь. Известны факты, когда в орден уходят целыми семьями и махаллями (кварталами). Строительство мечетей ордена в Коканде, Бувайде и Шахимардане финансировали известные бизнесмены Коканда и Маргилана. Вообще же орден располагает солидными источниками финансирования. В основном это средства местных и зарубежных (Киргизия, Таджикистан, Казахстан) бизнесменов узбекского происхождения. В течение последних двух лет влияние ордена возросло в Ферганской долине, а также на юге Киргизии и в Таджикистане.

В настоящее время власти Узбекистана с крайней настороженностью относятся к деятельности ордена. Некоторые эксперты считают, что орден придерживается радикального, экстремистского направления ислама и на определенном этапе может направить своих сторонников против светской власти. По имеющимся данным, в Ферганской долине число сторонников ордена составляет около 35-40 тысяч человек. И все же в отношении последователей этого ордена власти пока никаких репрессивных действий не проводят, надеясь, видимо, на благоразумие его лидеров.

* * *

Общее число активно верующих, то есть тех, кто старается соблюдать все религиозные традиции и обряды, в Узбекистане оценивается примерно в один миллион человек (из 27 млн. населения). На протяжении всех 15 лет существования независимого Узбекистана между официальными властями, с одной стороны, и лидерами религиозных экстремистов внутри страны и за рубежом - с другой, идет напряженная борьба. Подавляющая часть населения республики, включая и большинство верующих, негативно относятся к экстремистам. Сторонники (не активисты, а именно сторонники) радикальных религиозных групп составляют примерно 7-10% от общего количества верующих. Относительную немногочисленность экстремисты компенсируют активностью, воинственностью, фанатизмом. Что и продемонстрировали события в Андижане.

Экстремисты не представляли бы такой опасности для Узбекистана и региона в целом и вряд ли долго просуществовали, если бы не поддержка из-за рубежа. Здесь уместно вспомнить, что за последние 25 лет Саудовская Аравия через исламские благотворительные фонды потратила около 70 млрд. долл. на создание в 20 государствах мира ваххабитских мечетей, организаций, исламских центров, тренировочных лагерей, закупку оружия, привлечение наемников. Часть этих денег попадает и в Узбекистан.

Захваченного полицейского экстремисты скоро убьют.

Кадр из фильма, отснятого самими экстремистами - снимок предоставлен автором

* * *

Зураб Тодуа - научный сотрудник Института религии и политики (Москва)

Материалы предоставлены
агентством WPS.