Оттепели не ожидается. Изменения в Конституции Узбекистана в системе власти ничего не меняют

Омар Шарифов
Фергана.Ру, 28.03.2007

Конституция Узбекистана в ближайшее время слегка видоизменится - по предложению Ислама Каримова в нее будут внесено несколько поправок. Нижняя палата узбекистанского парламента уже рассмотрела и единодушно приняла конституционный закон «Об усилении роли политических партий в обновлении и дальнейшей демократизации государственного управления и модернизации страны», а также закон об отдельных поправках к трем статьям конституции. Эти законодательные инициативы позволили многим западным и российским журналистам вдоволь порассуждать о том, что в Узбекистане наконец-то наметился курс на строительство демократии.

В действительности и закон «Об усилении роли политических партий» и остальные поправки интересны лишь тем, что они конституционные, то есть направленные на изменение ряда статей Основного закона. Не стоит придавать большого значения этому обстоятельству - Конституция в Узбекистане меняется достаточно легко: всего двумя третями от общего количества депутатских голосов верхней и нижней палат парламента республики. Можно не сомневаться, что все эти голоса в любой момент могут быть собраны и все президентские поправки получат единогласное одобрение (не только эти, но вообще любые). В чем же тогда значение этих законов, о которых не писал разве что очень ленивый эксперт по региону, на что они направлены?

Во-первых, закон «Об усилении роли политических партий» обогащает законодательство республики совершенно новым для него понятием - «фракция». Как говорится в тексте закона, это «депутатское объединение, создаваемое депутатами, выдвинутыми от политической партии, в целях выражения ее интересов в Законодательной палате, и зарегистрированное в установленном порядке». Фракции и независимые депутаты, избранные от инициативных групп избирателей, могут объединяться в блоки.

Во-вторых, в законодательство Узбекистана впервые вносится слово «оппозиция». В новом законе говорится, что «фракции, не разделяющие программу правительства или отдельные его направления могут объявить себя оппозиционными». Закон дает понять, что им за это ничего не будет.

Помимо этого новым законом предусматривается, что партийная фракция, объявившая себя оппозиционной, получает право вносить альтернативные варианты законопроектов, заносить свое особое мнение по обсуждаемым вопросам в протокол заседаний Законодательной палаты, а также делегировать своих представителей в согласительную комиссию по законопроектам, отклоненным Сенатом (верхней палатой парламента).

Попросту говоря, узбекистанским парламентариям наконец-то разрешили иметь свое мнение по тем или иным вопросам и даже высказывать его в нижней палате парламента. Правда, этот порядок начнет действовать еще не скоро - с 1 января 2008 года, то есть уже после новых президентских выборов, которые должны состояться в конце декабря.

Конечно, здесь возникает вопрос: а что, разве до этого народные избранники были лишены права открыто выражать свое мнение? Например, в 29-й статье Конституции сказано, что каждый имеет право на свободу мысли, слова, и убеждений (в том числе и депутаты). Отметим - той самой Конституции, что действует в Узбекистане уже 14 с половиной лет - с 1992 года. Тогда зачем же президенту понадобилось принимать специальный закон, подтверждающий то, что и без того гарантируется Конституцией страны? Бесполезно пытаться ответить на этот вопрос, руководствуясь логикой и здравым смыслом, - ответа на него просто не существует.

Следующий пункт закона «Об усилении роли политических партий» заслуживает того, чтобы его процитировали целиком. В нем Ислам Абдуганиевич предоставляет политическим партиям и депутатам право - чего бы вы думали? - жаловаться президенту на злоупотребления со стороны хокимов (руководителей администрации) областей или столицы:

«Партийным группам областных, Ташкентского городского Кенгашей (Советов - ред.) народных депутатов в целях повышения эффективности контрольных функций предоставляется право инициировать представление Президенту Республики Узбекистан обоснованных заключений о неудовлетворительной деятельности лиц, утвержденных на должность хокима области и города Ташкента. В случае если эта инициатива поддерживается ведущими партийными группами, Президент Республики Узбекистан назначает обсуждение этой инициативы в Кенгаше народных депутатов и в соответствии с результатами обсуждения принимает решение».

Суть остальных пунктов закона «Об усилении роли политических партий» сводится к тому, что президент по-прежнему назначает премьер-министра и снимает его с должности, а если парламент не желает утверждать предложенную ему кандидатуру премьера, то после третьей попытки президент распускает парламент и назначает исполняющего обязанности премьер-министра сам. Сколько месяцев или лет тот будет пребывать в должности и.о. премьер-министра в новом законе не оговаривается.

То же самое относится к главам администрации столицы и областей. Если Кенгаш в третий раз не соглашается утвердить выдвинутую президентом кандидатуру, то Кенгаш распускается, а хоким (с приставкой «исполняющий обязанности») назначается лично президентом. Вот и все. В чем тут демократизм, замеченный некоторыми журналистами, понять трудно.

Что касается отдельного закона о поправках к трем статьям Конституции, то внимания из них заслуживает только одна, да и то больше своей формулировкой, чем сущностью. До этого статья 89-я была изложена в такой редакции:

«Президент Республики Узбекистан является главой государства и исполнительной власти в Республике Узбекистан».

А будет в следующей:

«Президент Республики Узбекистан является главой государства и обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти».

То есть, из статьи вычеркивается фраза о том, что президент является главой исполнительной власти.

«Норма действующей статьи о том, что президент страны одновременно является главой исполнительной власти в Узбекистане, из Конституции исключается», - высказался по этому поводу сам Ислам Каримов, подразумевая, что это большое и великое дело. Однако на практике это ничего не меняет, поскольку никакими властными функциями президент ни с кем не делится и никому их не делегирует, по прежнему обладая всей полнотой власти.

В связи с предстоящими президентскими выборами многие наблюдатели предсказывали возможность осуществления такой рокировки. Поскольку Конституция Узбекистана запрещает одному лицу занимать пост президента более двух сроков подряд, а второй срок Каримова завершился 22 января этого года, то он может пересесть в кресло премьера, передав ему большую часть властных полномочий, и таким образом снова остаться у власти на неограниченное время. Но принятые поправки к Конституции не подтверждают эти предположения. Какие реальные функции президент передал премьер-министру? Никаких. Президент по прежнему назначает (прямо или косвенно, через представление) премьер-министра, главу МВД, главу СНБ (Службы национальной безопасности), главу Минобороны, главу Минюста, главу Верховного суда, главу Конституционного суда, Генерального прокурора, председателя Центризбиркома, председателя Сената, всех министров, всех судей - от областных до районных, а также хокимов всех областей республики и города Ташкента. Импичмент президента не предусматривается даже теоретически - статьи об этом в Конституции Узбекистана просто нет.

Главная проблема, конечно, состоит в том, что декларируемым Конституцией разделением трех ветвей власти в Узбекистане даже не пахнет - рычаги управления всеми этими ветвями власти полностью находятся в руках президента. Даже кандидатуры депутатов парламента утверждаются при его личном участии. Поэтому заседающие в парламенте пять партий-близнецов, созданных опять-таки по инициативе Ислама Каримова, ничем друг от друга не отличаются. Ожидать, что завтра какая-либо из этих партий вдруг объявит себя «оппозиционной», по меньшей мере, наивно. Разве что сделать это ей прикажут «сверху».

В подобных условиях самые прекрасные законы не имеют никакого значения - они просто не выполняются, если это противоречит интересам правящей верхушки. И пока контроль над всеми ветвями власти будет осуществляться одним человеком, ситуация в стране не изменится, сколько бы ничего не значащих поправок в Конституцию ни вносилось и сколько бы «оппозиционных» партий в парламенте ни заседало.

Материалы предоставлены
агентством WPS.