Нефтегазовые перспективы и ограничения

Алексей Хайтун
Независимая газета, 13.03.2007, с. 4

Старт нефтегазового прикаспийского проекта: проблемы и перспективы

Не так давно, в январе, в своем выступлении перед Постоянным советом Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе федеральный министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штейнмайер указал на необходимость разработки европейской инициативы для Центральной Азии. Страны этого региона, по словам министра, должны стать партнером Европы. Германия уже заявила о том, что эта тема станет одной из центральных в период ее председательства в ЕС. Первым шагом к новой европейской стратегии в отношении Средней Азии стало подписание в конце 2006 года в столице Казахстана Астане рамочного соглашения о сотрудничестве стран Прикаспийского и Черноморского регионов со странами Евросоюза в энергетической сфере. В данном регионе намечено создать интегрированный энергетический рынок и на этой основе придать ускорение Прикаспийскому нефтегазовому проекту. Это означает, что на южном фланге России возникает крупнейший межгосударственный картель по нефти и газу, возможно - ее конкурент на европейском рынке.

Существуют и иные проекты по созданию нефтяного и газового картелей в Центральной Азии. Особенно экзотичны предложения по включению в «газовый союз» помимо России и азиатских республик СНГ также Алжира и Исламской Республики Иран: такой альянс будет владеть 60% мировых запасов природного газа и сможет диктовать цены на равных с ОПЕК. Хотя и этот вариант по экономическим и геополитическим соображениям в принципе не утопичен, будем рассматривать Каспийский проект как экономическое объединение центральноазиатских республик СНГ.

Возможности Центральноазиатского региона (ЦАР) по нефти уже сейчас делают его значащим фактором мировой и особенно европейской энергетической политики: суммарные доказанные запасы нефти в странах Прикаспия (Казахстане, Азербайджане, Туркмении и Узбекистане) достигают 15 млрд. тонн, а экспорт нефти из этих стран уже к 2010 году мог бы составить 130-150 млн. тонн в год. Разумеется, это оптимистический прогноз: он не учитывает экономические и политические реалии региона, которые могут его ограничить. Вместе с тем и имея в виду намерения ЕС по диверсификации поставок энергоносителей на европейский рынок - процесс завоевания рынка Европы каспийской нефтью имеет хорошие перспективы. Особенностью ситуации является то, что участниками проекта выступают также страны-потребители - Грузия, Армения и Турция, через которые могут быть проложены трубопроводы. Если каспийский проект будет реализован в полном объеме, регион ЦАР позиционируется как серьезный конкурент тюменской и татарстанской нефти.

Конкурентные запасы

Центральноазиатские страны СНГ обладают крупнейшими запасами природного газа: 12% от мировых - 22 трлн. куб. м (для сравнения, в России - 24%). Отметим, что характеристики месторождений ЦАР опираются на геологические данные еще советских времен: в этих весьма закрытых республиках запасы углеводородов являются государственной тайной. Уже сейчас страны ЦАР являются крупными экспортерами газа в Европу и страны СНГ: в 2006 году Туркмения и Узбекистан экспортировали по 60 млрд. куб. м, Казахстан - 30 млрд. куб. м. Весь экспорт идет по газопроводам через Россию, которая сама добывает в четыре раза больше. Центральноазиатские страны СНГ не имеют самостоятельного, минуя Россию, выхода на европейский и мировой рынки углеводородов. Экспорт нефти из стран ЦАР осуществляется в основном через нефтепроводы с перевалкой через российские порты Черного моря.

Мощности магистральных нефтепроводов удовлетворяют потребностям ее перевалки из Каспийского в Черное море: пропускная способность нефтепровода Баку-Супса - 6 млн. тонн с возможностью увеличения до 15 млн. тонн в год, нефтепровод Баку-Новороссийск - до 15 млн. тонн в год.

Новый маршрут - Тенгиз-Новороссийск (1-я очередь) - имеет пропускную способность 28 млн. тонн в год с возможностью наращивания до 67 млн. тонн в год. Следует указать на главное преимущество этого маршрута: он полностью сохраняет качество нефти сорта Tengiz, тогда как два предыдущих смешивают ее с тюменской Urals. Нефть стран ЦАР сорта Tengiz малосернистая, с высоким содержанием светлых фракций, она интересна Европе прежде всего по своим качественным показателям.

Все эти маршруты и сам выход из Черного моря к Средиземному лимитирует пролив Босфор, пропускная способность которого недостаточна, а экологические требования все более ужесточаются. Несмотря на то что система управления движением в проливах Босфор и Дарданеллы одна из самых совершенных в мире, различного рода аварии и даже гибель судов происходят по несколько раз в год. Сейчас каждый день через центральную часть Стамбула, в котором проживают 13 млн. человек, в среднем проходит до 15 крупнотоннажных танкеров. Планируется и маршрут обхода Босфора - строящийся сейчас двухниточный трансбалканский трубопровод из болгарского порта Бургас до Эгейского моря. Но и он не вполне эффективен: нужно загружать относительно небольшие каботажные танкеры в российских портах Новороссийске, Туапсе и разгружать в Бургасе - это неглубоководные порты. Экономически эффективным представляется транспорт прикаспийской нефти в Европу через Грузию и Турцию в Средиземное море по магистральным нефтепроводам Баку-Джейхан мощностью 50 млн. тонн/год. Этот маршрут в 1,5 раза короче, чем из Тюмени, и существенно превышает показатели традиционных коридоров через Россию и Украину. Он уберет с морского маршрута конкурирующую с Россией нефть стран Прикаспия.

Фактор времени

Итак, от транзитной политики России зависят поставки нефти и газа в Европу из республик Прикаспийского региона. Следует учитывать, что «газовый конфликт» с Украиной дал сигнал политикам стран ЕС о том, что зависимость от России как поставщика и транзитера энергоресурсов стала чрезмерной и надо искать резервные источники.

По мнению европейцев, Российское государство не хочет потерять прямой контроль над газовыми ресурсами и поставками природного газа, но прежде всего - магистральными газопроводами. И, вполне возможно, следует ожидать, что ЕС поддержит идею о создании независимой от России системы передачи энергоносителей на «южном фланге»; будет финансировать проект новой газовой сети «Прикаспийские страны - Ближний Восток - ЕС». Особую важность в этом случае приобретут новые транзитные страны, такие как страны Закавказья и Турция.

По нашим оценкам, для того чтобы развить прикаспийский проект и обеспечить независимый выход нефти и газа ЦАР в Европу (для нефти и СПГ - в Атлантический океан), потребуется суммарно 25-30 млрд. долл. в течение 5 лет. И это должны быть прямые инвестиции в строительно-монтажные работы, бурение, закупку оборудования, проведение геологических работ. В странах ЦАР организационных и инженерных структур, способных реализовать эти инвестиции, не имеется, они будут привлекать инвесторов, подрядные фирмы и специалистов из Европы, США и России.

Главный шанс России на активное участие в проекте лежит в нашем совместном прошлом: специалисты республик ЦАР и Казахстана в массе своей русскоязычны, многие учились в российских вузах. Следует отметить, что нефтяная и газовая промышленность в своей базовой основе консервативны и уровень российской нефтяной и газовой промышленности и строительства, в принципе, соответствует мировому. Новые технологии затребованы лишь в геофизике и специальных методах освоения сложных месторождений. Отечественная нефтяная промышленность уже создала эффективные инновационные компании (наиболее известна из них компания РИТЭК). Пока такие компании единичны, но и сложных месторождений в странах ЦАР немного.

Если Россия примет активное участие в прикаспийском проекте на основе равноправного партнерства, в дальнейшем возможны различного вида альянсы и картельные соглашения, вплоть до создания газового эквивалента ОПЕК, следствием которых будет активное участие нашей страны в регулировании мировых цен на природный газ и нефть.

* * *

Об авторе: Алексей Давыдович Хайтун - доктор экономических наук, профессор, Центр энергетической политики Института Европы РАН

Материалы предоставлены
агентством WPS.