В ожидании торможения

Ирина Галкина
Эксперт, N 10, 12.03.2007, EV

Банковская система Казахстана пережила серьезную встряску - судебным решением ликвидируется ВалютТранзит банк (ВТБ). Этот банк, головной офис которого располагался в Караганде, по ряду показателей входил в десятку крупнейших финансовых учреждений страны. Кроме того, ВТБ стал вторым банком за последние два года (после Наурызбанка), закрытым по инициативе Агентства финансового надзора (АФН). Если учесть, что сегодня на рынке Казахстана работает всего 33 банка, два дефолта подряд - сигнал, который нельзя недооценивать.

Переоценка приоритетов

Проблемы с ВТБ у Агентства финансового надзора начались пару лет назад: банк прекратил подавать аудированную отчетность, проверки выявили многочисленные случаи предоставления льготных кредитов лицам, связанным с банком особыми отношениями, а также сомнительных залогов. При этом все предписания банк либо пытался оспорить, либо игнорировал. На 1 декабря 2006 года совокупные активы ВТБ составляли 20,5 млрд тенге (1 доллар США равен 125 тенге), а текущие убытки превысили 55 млрд. В ссудном портфеле банка (52 млрд тенге) более 45 млрд составляли безнадежные кредиты.

В октябре прошлого года на внеочередном собрании ВТБ акционеры приняли решение о досрочном избрании нового состава совета директоров, который возглавил гражданин Великобритании Стив Джонсон. До января 2007 года, согласно стратегии реабилитации, инвесторы собирались влить в капитал банка 6,3 млрд тенге и получить стабилизационный заем от государства в размере 10 млрд тенге. Однако уже в конце декабря АФН отозвало у банка лицензию, а в марте суд постановил ликвидировать ВТБ.

«ВТБ - не тот банк, который может повлиять на состояние всего финансового сектора страны (рыночная доля ВТБ - 1,3%. - «Эксперт»). У него не было внешних обязательств», - попытался успокоить банковское сообщество председатель АФН Арман Дунаев. И тут же признал, что банк специализировался на вкладах физических лиц и немало преуспел на этом поприще. «Мы фактически подметем фонд гарантирования депозитов. Там ничего не останется», - сказал г-н Дунаев. Дело в том, что обязательства ВТБ перед вкладчиками достигают 21 млрд тенге. Объем застрахованных депозитов составляет 16 млрд, но в Казахстанском фонде гарантирования депозитов, как говорит его генеральный директор Бахыт Маженова, аккумулировано всего 13 млрд тенге. «По законодательству мы имеем право либо собрать дополнительные чрезвычайные взносы с банков, либо взять кредит в Национальном банке. Пока решение не принято», - сказала она.

Отзыв лицензии у ВТБ заставил АФН по-новому взглянуть на ситуацию, сложившуюся в банковской системе Казахстана, которая, кстати, считается одной из наиболее стабильных на постсоветском пространстве. Агентство осознало, что не все так хорошо, как кажется. До краха ВТБ банковский регулятор в основном беспокоила взрывная динамика роста внешних заимствований, осуществляемых казахстанскими банками. Если в 2005 году на внешних рынках было привлечено 13,9 млрд долларов, то за девять месяцев 2006 года - уже 23,6 млрд. В частности, именно поэтому в 2006 году АФН ужесточило требования к банкам - были введены лимиты по краткосрочным обязательствам в зависимости от сроков займов.

Теперь же агентство всерьез обеспокоилось внутренними кредитными рисками. По данным Национального банка Казахстана, в 2006 году займы, например, на строительство, включая ипотеку, возросли с 220,5 до 396,1 млрд тенге. Столь же стремительно расширяется потребительское кредитование физических лиц. На начало 2006?го банки предоставили на потребительские цели 261,3 млн тенге, а к 1 января 2007 года кредиты достигли 674,5 млн. Доля этой категории кредитов в общем кредитном портфеле увеличилась с 8,5 до 11,3%. При этом номинальная заработная плата населения растет существенно медленнее.

Беспокойство АФН было связано с тем, что некоторые банки стали проводить агрессивную политику в этом сегменте с целью увеличить свою долю. Речь прежде всего идет о «Каспийском» и Альянс Банке, выбившихся в лидеры потребительского кредитования. Так, доля таких кредитов Альянс Банка за год увеличилась на 17% и на 1 января 2007 года составила в общем кредитном портфеле банка 44%. При этом уровень предусмотренных резервов по потребительским кредитам на конец прошлого года был равен 4,7%.

Впрочем, Жомарт Ертаев, председатель правления финансовой корпорации «Сеймар Альянс», в которую входит Альянс Банк, спокоен. По его словам, банк самым тщательным образом оценивает заемщиков - по экспресс-кредитам уровень отказов превышает 40%. «Мы применяем так называемые стресс-тесты и риск-менеджмент. Мы научились управлять многими рисками, точно так же научимся управлять и потребительскими рисками», - говорит он.

И рука не дрогнет

Явно более осторожную позицию занимает Григорий Марченко, председатель правления Народного банка, одного из крупнейших финансовых учреждений Казахстана. «Когда наблюдаются очень быстрые темпы роста, о качестве портфеля трудно судить. Все станет ясно, когда темпы роста упадут, - не могут же объемы потребительских кредитов ежегодно увеличиваться в разы. Сегодняшние оценки основаны исключительно на интуиции, а не на статистике. Реальной картины того, что происходит на этом рынке, мы не имеем», - говорит он.

Поэтому наиболее крупные казахстанские банки, в том числе и Народный, пока придерживаются консервативной стратегии. Они явно выжидают, предоставив более агрессивным коллегам, стремящимся выбиться в лидеры, право действовать на свой страх и риск. Если их опыт окажется успешным, мощные финансовые структуры надеются легко подвинуть более мелких конкурентов на потребительском рынке. Если же рынок рухнет, то рисковавшие окажутся под его обломками и станет понятно, как действовать дальше.

В АФН к философии «естественного отбора» относятся отрицательно. По инициативе агентства оперативно изменено законодательство: теперь банки могут оспорить решения АФН только в судебном порядке, а до решения суда обязаны выполнять предписания регулятора. Непослушание, которое проявлял ВТБ, теперь исключено: агентство получило право отстранять от занимаемой должности членов правления и даже председателя банка. Повышена ответственность аудиторских организаций - они обязаны представлять в агентство не только свои отчеты о финансовом состоянии банка, но и оценку качества управления рисками до 1 апреля каждого года. Наконец, АФН вводит повышенные коэффициенты капитализации банков, цель которых - заставить банки соотносить риски с собственным капиталом и более активно заняться наращиванием последнего. «Если мы почувствуем, что кто-то хочет обойти наши решения, у меня рука не дрогнет, чтобы приостановить или отозвать лицензию», - предупредил банкиров глава АФН Арман Дунаев.

После роста - торможение

Нельзя сказать, что до повышения коэффициентов казахстанские банки не занимались проблемой капитализации. Но делалось это ограниченно - в основном за счет средств акционеров и выпуска бессрочных облигаций. В прошлом году Казкоммерцбанк и Народный банк расширили арсенал, разместив акции в виде глобальных депозитарных расписок (GDR) на Лондонской фондовой бирже. Дебют сразу же отразился на показателе общей капитализации банковского сектора Казахстана, которая возросла почти в два раза - с 442 до 880 млрд тенге.

И все же, считают сотрудники АФН и банковские аналитики, хотя темпы замечательные, но уровень капитализации недостаточен. «Капитализация казахстанских банков по-прежнему низка, что делает их уязвимыми при неблагоприятных конъюнктурных движениях на рынке, - сказала «Эксперту» аналитик международного рейтингового агентства Standard & Poor's Екатерина Трофимова. - Капитал является своего рода подушкой безопасности, и чем она тоньше и хуже по качеству, тем выше угроза летального исхода. Вводимые в Казахстане этой весной новые ограничения по иностранным заимствованиям призваны стимулировать увеличение капитала банков, но все же принципиального улучшения показателей капитализации в ближайшей перспективе мы не ожидаем».

Дело в том, считает она, что казахстанские банки слишком активно используют инструменты привлечения капитала второго уровня - привилегированные акции, субординированные займы и гибридные ценные бумаги, а они имеют определенные недостатки и ограничения. Поэтому банкам нужны источники базового капитала первого уровня. Это могли бы быть как IPO, так и private placements, то есть целевое размещение акций среди конкретных инвесторов.

Похожего мнения придерживаются и в АФН. «Сейчас, с моей точки зрения, возникла необходимость роста капитала первого уровня. Акционеры банков должны произвести прямые инъекции в капитал, а если у них такой возможности нет, необходимо привлечь стратегических инвесторов», - говорит Арман Дунаев.

Процесс привлечения стратегических инвесторов идет, но пока медленно. В капитал банка «Каспийский» и Демир Банка вошли иностранные инвесторы - британская компания Baring Vostok Capital Partners и турецкий Bank Pozitif Ve Kalkinma Bankasi A. S., «ТуранАлем» поглотил более мелкий Темирбанк, а российский Сбербанк приобрел Taxakabank. Видимо, подобные единичные сделки продолжатся и в ближайшем будущем. Активизации процесса аналитики не ожидают.

Такую оценку председатель правления банка «ТуранАлем» Роман Солодченко объясняет следующим образом: «Рост банковской системы на семьдесят-сто процентов в год становится ограничительным фактором для повышения суверенного рейтинга банков и их качественного улучшения». По его мнению, уже в следующем году Казахстан увидит первые признаки замедления рынка. Как только доля проникновения финансовых услуг увеличится по крайней мере в два раза, до 20-25%, банки перестанут развиваться столь стремительно, рост кредитования снизится, а соответственно, и потребность во внешних заимствованиях. Не исключено, что некоторые банки, исчерпавшие потенциал инвестиций со стороны акционеров и не представляющие интереса для стратегических инвесторов, прекратят свое существование.

Алма-Ата

Материалы предоставлены
агентством WPS.