Последняя жертва Туркменбаши

Лиана Налбандян, Владимир Донской
Труд, N34, 01.03.2007, с. 8

Русский змеелов попал в азиатские застенки, но остался жив

Российский эколог Андрей Затока, арестованный при жизни Сапармурата Ниязова, после его смерти получил пусть условную, но свободу. Затока стал последней жертвой диктатуры и первым вольным человеком при новой власти.

«Хулиганка» с последствиями

Андрей Затока - герпетолог, эксперт по пресмыкающимся. Как ученый он имел дело со змеями при разных режимах. И все 25 лет своей жизни в Туркмении эколог занимался защитой природы, не путая животный мир с политическим.

- Андрей никогда не лез в политику, - говорит друг Затоки, сопредседатель Международного социально-экологического союза Святослав Забелин. - Вместе с женой они уехали в Туркменистан после окончания биофака Свердловского госуниверситета. Первые 10 лет работали в Капланкыркском заповеднике, в пустыне Каракум. Потом Андрей открыл в Дашогузе экоклуб...

Эколога взяли 17 декабря в аэропорту Дашогуза, откуда он вылетал на встречу с родными. Члены семьи Затока почти не бывают в Туркменистане, они расселены по разным концам России. Глава семьи, словно Индиана Джонс, исследует тайны туркменских пустынь. Его супруга в Беслане работает с жертвами теракта в центре реабилитации ЮНИСЕФ. А дети этих отчаянных людей пока студенты, мирно учатся в Екатеринбурге. В Новый год семья должна была воссоединиться. И, кстати, отметить серебряную свадьбу супругов Затока. Вместо этого Андрей оказался в тюрьме - якобы за участие в небольшой потасовке, возникшей в очереди вылетающих.

- Я ужасно испугалась, когда муж не позвонил, - рассказала по телефону из Беслана Евгения Затока. - Но потом через друзей он передал мне, что оказался мелким хулиганом, и его задержали всего на пять суток.

«Хулигана» не отпустили ни через пять суток, ни к семейному торжеству. А 5 января ему предъявили обвинения, откладывающие перспективу встречи с семьей на годы. За незаконное хранение оружия и оборот ядовитых веществ экологу грозило от трех до пяти лет заключения.

Ядовитое дело

- Обвинения предъявили абсурдные, - считает Святослав Забелин. - Из оружия у Андрея на тот момент был только стреляный патрон и две банки пороха. Для работы в пустыне необходимо что-то иметь, ему ведь нужно было добывать пищу для своих гадов.

Гады жили прямо в пятикомнатной квартире эколога и незаконные ядовитые вещества могли выделять просто по законам природы.

- Вдобавок эксперты посчитали ядовитым веществом ртуть, которую заприметили в одном из приборов, - говорит Свято-слав Забелин. - По этой логике человека могли арестовать и за обычный градусник.

Узник в позе лотоса

Как рассказал сам Андрей Затока сквозь шумы и щелчки в телефоне: «Яды - это трактовка экспертов». Его спасла активная помощь друзей, заступничество более 280 общественных организаций по всему миру.

- На третий день после ареста я связался с Эллой Памфиловой, председателем Совета по правам человека при президенте РФ, - рассказывает Святослав Забелин. - Они связались с МИД. Но вдруг помер Ниязов:

И всем стало не до Андрея. В стране фактически произошел государственный переворот. Друзья Затоки обратились в международные правозащитные организации. А 11 января Забелин сообщил об Андрее Владимиру Путину. Спустя несколько дней уже Лавров обсуждал эту проблему со своим туркменским коллегой.

Как до этого Андрей Затока провел месяц в заточении, не знает никто. Сам он высказывается о туркменской тюрьме корректно.

- Условия содержания были вполне приемлемы, - говорил Андрей Львович. - Со мной постоянно находилось 10-15 человек. Разные люди - от мелких мошенников до рецидивистов. В основном местные. Русских, кроме меня, не было.

Тяготы заточения эколог переносил в позе лотоса - занимался йогой прямо в камере. Суд над Андреем Затокой состоялся 31 января и прошел в рекордные сроки.

- Заседание началось утром, а к обеду уже вынесли решение, - рассказывает он.

Змеелов получил три года тюрьмы условно и в тот же день вернулся к своим ядовитым питомцам.

- Приговор стал компромиссным решением, - считает Святослав Забелин. - Наши добились для Андрея фактической свободы. Туркмены тоже не потеряли лица, не отказались от обвинения. Но от них никто и не ждал оправдательного решения.

Свобода после смерти

Ошибки на Востоке загадочны, как и все остальное. Причин случившегося до сих пор так никто и не понял. Сам Андрей Затока не склонен копаться в ситуации. Он старается проще относиться ко всему произошедшему.

- Мне еще надо встать на учет и вернуть часть материалов, изъятых следствием для экспертиз, - рассказал он. - В целом я чувствую себя хорошо, физически за это время никак не пострадал. В любом случае обжаловать свой приговор я не собираюсь.

Эколог слишком хорошо понимает, что ему повезло больше, чем другим в аналогичной ситуации.

- Ведь это уже третий суд над экологами в Туркмении, - объясняет Святослав Забелин. - До этого были Слава Мамедов и Фарид Тукбатуллин, кстати, работавший когда-то вместе с Андреем.Оба ученых получили реальные сроки, после которых вынуждены были уехать из Туркмении. Теперь один живет и работает в Австрии, другой - в Голландии.

И не известно, где бы сейчас был Андрей Затока. Если бы не смерть Ниязова, его вряд ли спасла бы даже поддержка друзей и своего государства.

Выживший на волне туркменских катаклизмов Андрей Затока не собирается менять свою жизнь, независимо от дальнейших политических перемен.

- В Туркмении находится мой дом и моя работа, - говорит он.

С экологом согласна и его супруга, которая все это время спасалась от нервного срыва своей не менее нервной работой. Скоро она вернется из Беслана и встретится со своим несгибаемым «энтузиастом пустыни».

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аватар пользователя Александр Ярчевский.
Сообщений: 485
С нами c 2006-09-15

зверье