Кабульская западня для НАТО

Виктор Литовкин
Военно-промышленный курьер, N 7, 21.02.2007, с. 1, 2

В случае афганского успеха Вашингтон решит свою задачу по созданию плацдарма против Ирана

Конференция по безопасности в Мюнхене и сенсационная речь на ней президента России Владимира Путина отодвинули внимание общественности от неформального саммита НАТО в Севилье, который прошел за день до встречи ведущих политиков мира в Боварии. А между тем там, в Испании, под руководством генсека альянса Яапа де Хоопа Схеффера обсуждались очень важные проблемы. Часть из них посвящена операции Международных сил содействия безопасности НАТО в Афганистане (ISAF).

Вклад в обеспечение мира и стабильности в Афганистане - основной приоритет для НАТО. Что подчеркнул и последний саммит Североатлантического альянса на высшем уровне в конце ноября прошлого года в Риге. Более того, как утверждают в Вашингтоне и Брюсселе, от способности альянса решить свою задачу в Афганистане во многом будет зависеть судьба и будущее военно-политического союза 26 государств. И поэтому Кабул для НАТО как минное поле для саперов, где даже одна ошибка может стоить жизни. А ситуация с проведением операции Международных сил содействия безопасности пока еще очень далека от успеха. Почему?

Давайте вспомним, как США и НАТО оказались в Афганистане. Из объяснений, которые часто звучат со стороны Вашингтона и Брюсселя, следует, что они пришли в эту страну для оказания помощи афганскому народу в его борьбе против радикального исламского движения «Талибан», захватившего власть в государстве, и поддерживаемого им международного террористического синдиката. Это так и не совсем так. Действительно, «Талибан», как и «Аль-Каида», является террористической радикальной организацией, которая для достижения своих человеконенавистнических целей не брезгует ничем - ни похищением и убийством людей, ни разрушением памятников истории и культуры, ни проведением устрашающих террористических акций. Вроде взрывов на рынках и в других местах скопления ни в чем не повинных людей. Но такое происходило и происходит не только в Афганистане. Это есть в Ираке после вторжения туда войск США и их союзников. Это происходит в Пакистане, Индонезии, Палестине, Сомали, Дарфуре, в других районах мира, но они почему-то оказываются вне поля зрения Пентагона и НАТО. Отчего?

Объяснение достаточно простое, хотя его ни разу не озвучили западные СМИ. Вашингтон вторгся в Афганистан и вовлек туда своих союзников по Североатлантическому альянсу для одной-единственной цели - создать там плацдарм для оказания давления на Иран. Вместе с плацдармом в Ираке и размещением нескольких многоцелевых авианосных группировок в Аравийском море и Персидском заливе Пентагон стремился подготовить для себя стратегическую конфигурацию, которая позволяла бы готовить силовой штурм Тегерана. Отомстить ему наконец-то за унижение 1979 г., когда группа религиозно настроенных студентов захватила американское посольство и удерживала его 444 дня, пока США не разморозили иранские счета в своих банках.

Эта «стратегическая идея Пентагона» провалилась. Потери в Ираке, которые достигли сейчас более трех тысяч ста американских военнослужащих, не прекращающаяся гражданская война в Междуречье, начавшаяся после американского вторжения, нехватка квалифицированного воинского контингента, способного остановить кровопролитие, - все это отодвинуло задачу «наказать Тегеран» на неопределенный срок.

Отправка в Багдад еще 21,5 тыс. военнослужащих и настоятельная рекомендация Брюсселю увеличить свой воинский вклад в решение проблем Афганистана стали только очередной попыткой Вашингтона сохранить лицо перед угрозой полного поражения своей агрессивной политики на Ближнем и Среднем Востоке.

35-тысячный контингент ISAF, который объединяет в Афганистане военнослужащих стран Североатлантического альянса и их союзников из 37 государств, не в состоянии решить проблемы этой страны военным путем. Когда-то тут находился стотысячный контингент советских войск, но и он, как известно, не смог ничего реально противопоставить местным моджахедам. Хотя в то время их никто не причислял ни к «Аль-Каиде», ни к «Талибану».

Дело в том, что проблемы Афганистана, как и других беднейших стран мира, ставших источниками террористической угрозы и распространения наркотиков, можно во многом решить, вкладывая солидные суммы в экономическое и социальное развитие этих государств, ликвидацию в них поголовной нищеты, униженности и безграмотности. Надо строить там школы и больницы, технические и медицинские училища, производственные предприятия, в частности в Афганистане - текстильные и горнорудные, создавать ирригационные системы и гидроэлектростанции, открывать возможность для привлечения в промышленность и сельское хозяйство тысяч новых квалифицированных рабочих рук... Тщательно контролировать этот процесс. Перенацеливать местных крестьян с выращивания и переработки опийного мака на другие сельскохозяйственные культуры, которые будут приносить им пусть не такую существенную прибыль, как героин, но создадут возможность безбедной и достаточно обеспеченной жизни, перспективу развития...

Это после долгих дискуссий теперь поняли и в НАТО. Потому на саммите в Риге было заявлено, что «в Афганистане не может быть безопасности без развития и развития без безопасности». Но невозможно за год-два-три, даже за десятилетия переделать то, что сложилось, превратилось в национальную традицию и повседневный быт. Хотя в Североатлантическом альянсе и взялись, а куда деваться, за такую двуединую и, на взгляд многих экспертов, непосильную задачу. А может, и вынуждены были взяться за нее. На неофициальном саммите министров обороны стран альянса, где присутствовал в качестве гостя и вице-премьер - министр обороны России Сергей Иванов (ныне первый заместитель председателя правительства), на первое место в стабилизации обстановки в Афганистане поставили налаживание механизмов взаимодействия группировки ISAF и постконфликтное восстановление страны. А также всестороннюю поддержку «демократического правительства» Хамида Карзая. Опять обещали ему натовский зонтик. С поправкой на то, что военного решения проблем Афганистана (впрочем, как и Ирака, Косово, Дарфура, далее везде) не существует.

ISAF прилагает неимоверные усилия по стабилизации обстановки в государстве.

Но сил все равно не хватает. В начале октября 2006 г. зона ответственности альянса была распространена на восток и ныне охватывает всю территорию. Только усилия международных сил не подкреплены реальным улучшением социально-экономического положения простых афганцев, что, с их точки зрения, оправдывало бы пребывание на территории страны иностранных войск. Отсюда рост недовольства натовцами и нарастание влияния талибов.

В минувшем году возросло количество нападений на военные контингенты ISAF - с 900 до 2500. В несколько раз выросло число терактов с участием смертников (с 18 до 1167), диверсий с применением самодельных взрывных устройств (с 530 до 1300). Несмотря на то что и талибы понесли значительные потери, их боевой потенциал, по оценкам военных экспертов, быстро восстанавливается. По соглашению со старейшинами некоторых племен они создают «договорные зоны», где складируют запасы оружия, боеприпасов и продовольствия, формируют и обучают новые отряды экстремистов. Растут и объемы наркопроизводства - финансовой базы терроризма. В 2006 г. объемы опиатов составили 6100 тонн, а за год до этого - 4100 тонн. Расширилось и число хозяйств, выращивающих опийный мак. Попытки переключить их на другие сельскохозяйственные культуры пока заканчиваются ничем.

Просьба командования ISAF, которое сейчас перешло от англичан к американцам, прозвучавшая в Риге и Севилье, о направлении в Афганистан дополнительных сил, тоже пока не производит должного эффекта (на прошлой неделе Дж. Буш в очередной раз публично пристыдил своих союзников за то, что те не шлют войска в Афганистан). Только США увеличили свой контингент на три тысячи солдат и офицеров. Тысячу бойцов посылает в Афганистан Польша. Готовят свой отряд Великобритания, Норвегия, а остальные страны «раздумывают». Более того, не преодолены барьеры, о чем говорилось на саммите в Риге, по координации действий воинских контингентов, размещенных в различных районах Афганистана. Национальные законодательные ограничения на применение силы, которые, к примеру, не позволяют войскам ФРГ принять участие в боевых действиях вне зоны своей ответственности, серьезно затрудняют централизованное управление коалицией. В столице Латвии удалось только договориться в общем плане, что контингенты будут приходить на помощь друг другу в случае крайней необходимости. Эта договоренность подтверждена и в Севилье. Но законодательные поправки в правовые основы тех или иных государств еще не внесены. И это означает, что в каждом конкретном случае будут приниматься отдельные решения. Что, естественно, затруднит управление ISAF. Но в Брюсселе не скрывают главный урок афганской кампании: успешно решать проблемы постконфликтного восстановления в одиночку нереально даже такой мощной организации, как НАТО. Тем более что, оставаясь военным, альянс не располагает потенциалом для оказания экономической помощи или технического содействия афганскому населению.

Решить эту задачу должен был «круглый стол», проведенный год назад в Лондоне, где страны-спонсоры пообещали выделить на развитие афганской экономики 10,5 млрд. долларов в ближайшие пять лет. В числе доноров ООН Всемирный банк, Евросоюз, ОБСЕ, неправительственные организации: Правда, и с оказанием донорской помощи возникают проблемы. Они не только в том, что помощь, как сообщается, часто разворовывается и по пути к Кабулу, и в самом Афганистане. Газета Sunday Telegraph, например, пишет о том, что коррумпированная полиция и старейшины Афганистана воруют огромное количество гуманитарной помощи, предназначенной на восстановление страны, улучшение жизни простых афганцев и уменьшение привлекательности «Талибана» в их глазах.

Но в любом случае администрация Джорджа Буша планирует запросить у Конгресса дополнительно 10,6 млрд. долларов для Афганистана. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр пообещал оказать помощь в размере 500 млн. фунтов стерлингов в течение ближайших трех лет. Заявили о готовности поддержать Кабул экономически и финансово Франция, Германия, Япония, Китай, Индия, Турция, Иран и Россия. Кремль взял на себя обязательство аннулировать афганский долг в 10 млрд. долларов, образованный в том числе и за счет помощи Северному альянсу оружием и боеприпасами, которые помогли ему вместе с американскими войсками освободить от талибов столицу и юг страны. Правда, Москва обставила свое обещание одним условием - Кабул должен отказаться от претензий к России за ущерб, нанесенный действиями советской 40-й армии с 1979 по 1989 г.

Россия оказывает Афганистану и НАТО максимально возможную на сегодняшний день помощь в стабилизации обстановки в стране. Это признают и в Брюсселе. В частности, предоставляет ISAF необходимую разведывательную информацию, помогает подготовить специалистов по борьбе с распространением наркотиков. На базе Всероссийского института повышения квалификации МВД России в подмосковном Домодедово в минувшем году прошли обучение 25 наркополицейских из Афганистана. Москва готова принять еще столько же афганских специалистов, а не исключено, что больше. Правда, ратифицировать Договор о статусе иностранных войск на своей территории, о чем просит Кремль НАТО, пока не может.

Договор открыл бы возможность альянсу перебрасывать свои силы и материальные средства, предназначенные для Афганистана, через воздушное пространство и по железным дорогам России, что было бы быстрее и дешевле. Но Государственная Дума, указывая на какие-то технические сложности, не торопится его ратифицировать. Не исключено, это происходит и потому, что НАТО отказывается от сотрудничества с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая пользуется большим авторитетом в странах Центральной Азии, граничащих с Афганистаном, и где проблема наркотрафика из этой страны стоит очень остро.

Глава российского МИД Сергей Лавров не раз предлагал оказать помощь Афганистану в борьбе с наркоугрозой, используя уже действующие региональные механизмы. Такие, как Шанхайская организация сотрудничества и Организация Договора о коллективной безопасности. Но, к сожалению, руководители НАТО никак не откликнулись на это предложение. И России, ее союзникам в Центральной Азии, которые граничат с Афганистаном, приходится налаживать сотрудничество с афганской стороной только на двусторонней основе по линии ОДКБ-Афганистан.

А такой «разнобой» в подходе к оказанию помощи Афганистану тоже не помогает ему бороться как с «Аль-Каидой» и «Талибаном», так и с незаконными посевами наркокультур и наркотрафиком, которые, по большому счету, стали основой финансовой подпитки религиозного экстремизма, серьезно препятствуют оздоровлению и развитию местной экономики.

Москва не устает напоминать Брюсселю (об этом, кстати, говорил на неформальной встрече в Севилье министров обороны НАТО и России Сергей Иванов), что только в тесном сотрудничестве между альянсом и ОДКБ, между всеми заинтересованными в стабилизации обстановки в Афганистане странами и организациями, в том числе и донорами этого процесса, можно добиться успеха на большом Ближнем Востоке. Но пока, как видно, многостороннего сотрудничества не получается.

Пример города Мусакала в южной афганской провинции Гильменд, который недавно без единого выстрела заняли боевики «Талибана» сразу после того, как оттуда вышли английские войска, доказывает: борьбу с терроризмом в Афганистане нужно рассчитывать на десятилетия. При одном, но немаловажном условии - если к этой борьбе будут подключены серьезные экономические, финансовые и социальные мероприятия и, кроме США и НАТО, к данной работе присоединятся все заинтересованные в этом страны и организации. Россия, ШОС и ОДКБ в том числе.

Материалы предоставлены
агентством WPS.