Приемственность поколений

Владимир Соловьев, Михаил Зыгарь
Коммерсантъ-Власть, N 5, 12.02.2007, с. 50-53

Гурбангулы Бердымухаммедов, бывший любимец самого одиозного диктатора постсоветского пространства, пообещал избирателям провести в стране демократические преобразования

Как побеждал

В минувшее воскресенье в Туркмении состоялись вторые президентские выборы в ее более чем 15-летней постсоветской истории и лишь первые альтернативные. До декабря прошлого года по настоянию туркменского народа пожизненным президентом страны являлся покойный Сапармурат Ниязов, поэтому необходимости в проведении избирательных кампаний попросту не было. Туркменбаши все-таки планировал провести президентские выборы в 2009 году, но осуществить этот смелый замысел ему помешала остановка сердца в конце декабря 2006-го.

Те, кто пришел на смену умершему великому сердару (вождю), решили соблюсти законность. Более того, власти постарались организовать избирательную кампанию так, как это делается в приличных демократических государствах. Когда 26 декабря на общенародном съезде халк маслахаты (народного совета) наряду с признанным фаворитом избирательной гонки - исполняющим обязанности президента Гурбангулы Бердымухаммедовым - были утверждены еще пятеро претендентов на пост главы государства, это стало сенсацией. Во времена покойного отца всех туркмен ни о какой альтернативе не могло быть и речи.

С самого начала ни для кого не было секретом, что никто из соперников Бердымухаммедова не способен с ним конкурировать на равных. Кандидатов подобрали из числа госчиновников средней руки, почти неизвестных в стране. С Гурбангулы Бердымухаммедовым соревновались первый заместитель хякима Дашогузского велаята (замглавы обладминистрации) Аманнияз Атаджиков, замминистра нефтегазовой промышленности Ишанкули Нурыев, мэр города Абадан Оразмырад Гараджаев, завотделом обладминистрации Ахалского велаята Аннаберды Чупанов, мэр города Туркменбаши Аширнияз Помманов и глава Карабекаульского района Мухаммедназар Гурбанов.

В ходе предвыборной кампании туркменский центризбирком не раз повторял, что всем участникам президентской гонки обеспечены равные условия для агитации. И в самом деле, все кандидаты беспрепятственно разъезжали по стране, встречались с избирателями и выступали с телеэкранов. Никто не мешал пяти конкурентам Гурбангулы Бердымухаммедова обещать электорату «нарастить экономический потенциал страны», «улучшить благосостояние народа», «решить насущные вопросы социального характера» и «создать новые рабочие места».

Но и исполняющий обязанности президента не сидел сложа руки. В силу занимаемой должности Бердымухаммедов ежедневно появлялся во всех туркменских СМИ, то председательствуя на заседаниях правительства, то совершая рабочие поездки по регионам. Всякий раз он обещал туркменам почти революционные преобразования, о которых при живом Туркменбаши нельзя было и мечтать. Так, Бердымухаммедов брался пересмотреть решение Сапармурата Ниязова, который в 2005 году распорядился прекратить выплату пенсий по старости всем крестьянам. Кроме того, преемник Ниязова предлагал вернуть десятилетнее среднее образование в стране - прежний президент сократил этот срок до девяти лет, из-за чего туркменские школьники потеряли возможность поступать в вузы других стран СНГ. Также исполняющий обязанности главы государства высказался за свободный доступ населения к интернету и за развитие сотовой связи в сельской местности. Наконец, Гурбангулы Бердымухаммедов заявил, что демократическим преобразованиям в Туркмении нет альтернативы и что в стране следует развивать многопартийность.

Несмотря на то что предвыборная программа преемника Туркменбаши контрастировала с пресными обещаниями остальных претендентов и фактически означала пересмотр политики Сапармурата Ниязова, государственные СМИ прославляли Бердымухаммедова как верного продолжателя бессмертного дела отца всех туркмен. Одна эта характеристика была, очевидно, убедительней всех предвыборных кампаний.

Откуда пришел

Сейчас именем Гурбангулы Бердымухаммедова пестрят все туркменские СМИ, а еще два месяца назад о нем, вице-премьере и министре здравоохранения Туркмении, мало кто знал. Достоверная информация о нем крайне скудна. Может показаться, что до смерти своего покровителя Бердымухаммедов вообще ничем себя не проявлял. Даже видные в прошлом представители туркменской элиты, впавшие в немилость при Ниязове и сейчас живущие за границей, немногое могут вспомнить о своем бывшем коллеге, оказавшемся преемником отца всех туркмен.

Редкие воспоминания довольно противоречивы. Достоверно известно, что он получил неплохое медицинское образование, работал стоматологом в клинике при республиканском минздраве - самой элитной больнице Ашхабада. Затем он стал заведующим кафедрой в столичном мединституте. «Я общался с его бывшими студентами, но не слышал от них о нем ничего плохого, как и ничего хорошего. Просто ничего», - рассказывает Байрам Шихмурадов, сын некогда ближайшего соратника Туркменбаши, экс-главы МИДа Бориса Шихмурадова, ныне самого известного туркменского политзаключенного. «Он никогда не был личным врачом Ниязова, хотя его так часто называют. Он скорее контролировал личных врачей. Ниязова наблюдали самым внимательным образом врачи из Германии, а Бердымухаммедов сопровождал его в поездках, следил за тем, как его лечат, выполнял администраторские функции».

О деятельности Бердымухаммедова на посту министра здравоохранения Шихмурадов вспоминает одну историю. «Рассказывают, что, будучи министром, он часто по ночам объезжал больницы и госпитали и лично проверял, как идет работа. Причем без предупреждения. Тот, кто мне рассказывал об этом, считал, что это характеризует Бердымухаммедова с плохой стороны. Но я не вижу здесь ничего плохого, - рассуждает Байрам Шихмурадов, - может, в Туркмении только так и надо».

В то время, когда Бердымухаммедов возглавлял минздрав, система здравоохранения Туркмении претерпела чудовищные изменения. Так, в 2005 году президент Сапармурат Ниязов распорядился упразднить все сельские больницы в стране. По его логике, если кто-то в провинции заболеет, ему следует съездить на лечение в столицу. А за экстренной помощью на местах было предписано обращаться в военные части. Впрочем, как полагает Байрам Шихмурадов, подобная реформа здравоохранения не имеет к деятельности министра Бердымухаммедова никакого отношения: «Его роль была ничтожна. На него нельзя возлагать ответственность за провалы, как и за что-либо хорошее, как, например, строительство ультрасовременных медицинских центров в Ашхабаде. К этому он тоже не имеет никакого отношения. Он был марионеткой, как и все в правительстве Ниязова. Находясь на посту, он никаких качеств не проявлял - это было категорически запрещено».

Безынициативность Бердымухаммедова подчеркивает и бывший вице-премьер Туркмении Худайберды Оразов: «Я не помню ни одного случая, когда бы он выступил на заседании правительства. Молчал всегда. И это при том, что репутация у него была очень скверная. Безграмотен, алчен, всегда за ним шлейф грязи тянулся. Мы с ним за руку не здоровались. А такое редко бывает у нас».

Несмотря на эту странную совокупность личных качеств, Гурбангулы Бердымухаммедов всегда был любимцем Туркменбаши. Это даже породило странный слух, что он был незаконным сыном Ниязова. Впрочем, все бывшие представители туркменской элиты эти домыслы отвергают.

Как спасет

«Я, например, жду не результатов выборов, а того, что будет после них, - рассказывал «Власти» накануне голосования в Туркмении Байрам Шихмурадов. - Бердымухаммедов будет избран президентом с большим преимуществом. На 14 февраля назначено заседание халк маслахаты - будет проведена инаугурация. А вот что будет дальше, когда все траурные и предвыборные церемонии будут позади?»

Живущий уже много лет в эмиграции Байрам Шихмурадов полагает, что Гурбангулы Бердымухаммедов должен стать туркменским Хрущевым, который неизбежно начнет послениязовскую оттепель. «Ниязов не мог отпустить политзаключенных, - обосновывает свою мысль Шихмурадов, - они бы сразу начали выдвигать обвинения против него лично. А Бердымухаммедов может спокойно сделать это. Это ничем не будет грозить ни его власти, ни строю в целом. Сейчас третьи силы, то есть великие державы, дали шанс Бердымухаммедову и тем, кто стоит за ним. От того, как новые власти себя поведут, зависит решение мирового сообщества - можно с ними работать или нет. Все понимают, что при самых благих намерениях ситуацию не исправишь за два дня. Но все явно ждут от него демократизации».

Байрам Шихмурадов рассчитывает, что в числе первых решений новых властей будет отмена ограничений на свободу передвижения внутри страны и на выезд за границу. Кроме того, по его мнению, крайне важно, чтобы Бердымухаммедов начал сотрудничать со специальными структурами ООН и ОБСЕ, занимающимися здравоохранением, положением заключенных и нацменьшинств: «Все эти годы они просили разрешения на въезд, но им не давали виз. Красный Крест тоже не мог получить доступ к заключенным. Если сейчас это произойдет, репутация новых властей сразу изменится в лучшую сторону». По словам Байрама Шихмурадова, основания полагать, что ситуация изменится в лучшую сторону, уже есть: по сообщениям независимых СМИ, власти начали сносить печально известную тюрьму Овадан-Депе, в которой в чудовищных условиях содержались политзаключенные. Впрочем, официального подтверждения эта информация пока не получила.

«Думаю, некоторые обещания Бердымухаммедов выполнит, - соглашается туркменский писатель Ак Вельсапар, живущий в изгнании в Швеции. - Глупостей, таких как при Туркменбаши, больше не будет. Бердымухаммедов сам получил нормальное образование в советское время и восстановит десятилетку в школах и пять лет в вузах. Как врач восстановит здравоохранение. Вернет пенсии тем, у кого отняли. Он все же врач, а профессия накладывает отпечаток. Думаю, он и сам скучает по временам, когда было нормальное высшее образование. Просто раньше он исполнял приказы Туркменбаши как безропотный исполнитель. Может, был против, но был вынужден исполнять, иначе сидел бы сам в Овадан-Депе. Важно, что сразу после смерти Туркменбаши он высказал желание все поменять».

Тем не менее, по мнению Вельсапара, демократизации при Бердымухаммедове ждать все же не следует: «Что касается обещаний сделать доступным интернет или начать демократические преобразования, здесь есть сомнения. Бердымухаммедов не знает иных методов, кроме методов Ниязова. Думаю, он побоится».

Байрам Шихмурадов предполагает, что одной из главных проблем новых властей может стать кадровый голод. Значительная часть сотрудников госаппарата за годы правления Туркменбаши были репрессированы, отстранены от должностей или покинули страну. «Бердымухаммедову придется вернуть тех людей, которые уехали из страны, или тех, кто был отстранен от дел. Это касается хотя бы старых аграриев советской школы, их нужно возвращать к делам, не использовать их знания было бы глупо». Многие из тех, кто находится в тюрьмах, также могли бы вернуться к активной деятельности. С 1992 года в Туркмении сменилось 14 министров экономики и финансов - сейчас эта должность вообще вакантна. Все потенциальные кандидаты в тюрьмах. Наконец, есть еще бывшие чиновники-профессионалы, которых отправили работать послами. Они тоже могли бы вернуться и поработать на страну».

Как погубит

Впрочем, несмотря на радужные обещания, которые перед выборами раздавал Бердымухаммедов, далеко не все верят в светлое будущее Туркмении без Ниязова. Еще свежи воспоминания о том, что новоизбранный президент пробился к власти, нарушив конституцию. В соответствии с туркменским основным законом в случае неожиданной смерти президента на его место должен был заступить председатель парламента. Однако спикера Овезгельды Атаева арестовали 21 декабря - в тот же день, когда было объявлено о кончине Туркменбаши. Исполняющим обязанности президента стал Бердымухаммедов, а в конституцию внесли поправку о том, что недееспособного президента должен сменять один из вице-премьеров страны.

Как рассказывал «Власти» писатель Ак Вельсапар, за дворцовым переворотом, приведшим к власти Бердымухаммедова, стояли влиятельные силовики. «По моим сведениям, Ниязов впал в кому еще 19 декабря, ближе к вечеру, - делился Вельсапар с корреспондентом «Власти». - Сразу после этого силовики, в числе которых министр обороны Агагельды Мамедгельдыев, глава МИДа Рашид Мередов и глава личной охраны покойного Туркменбаши Акмурад Реджепов, в срочном порядке собрались и распределили все ключевые роли».

Решение министров сделать преемником Ниязова тихого министра здравоохранения Бердымухаммедова писатель-диссидент объяснил тем, что тот при жизни отца всех туркмен «не делал резких движений и никому не переходил дороги». «Распределив все роли, они 21 декабря объявили всем о кончине сердара. Но это было не настоящее время смерти, а время вынужденного признания свершившегося факта», - отметил Вельсапар. Писатель не верит в самостоятельность нового главы государства: «Сейчас он недостаточно самостоятелен, и пока не пройдет определенное время, нельзя будет сказать, насколько он независим».

С Вельсапаром соглашается и бывший туркменский вице-премьер Худайберды Оразов. Он убежден, что с приходом Бердымухаммедова никакой оттепели в Туркмении не наступит. «Ниязов умер, но схема его живет. Причем живет в более изощренном варианте. О будущем страны можно было бы говорить, если бы у нее был один вождь. А там правит группа лиц. От того, как они все поделят, будет зависеть многое».

В пользу пессимистичного сценария говорят и те методы, которыми туркменские силовики готовили победу Бердымухаммедова. Сразу после смерти Туркменбаши страна отгородилась от внешнего мира еще более прочным железным занавесом, чем тот, за которым при жизни привык прятаться Сапармурат Ниязов. Иностранным журналистам отказали во въездных визах для освещения избирательной кампании, а границы Туркмении по сей день охраняются в усиленном режиме, извне в страну не ввозится даже продовольствие.

Худайберды Оразов уверен, что силовики будут управлять Гурбангулы Бердымухаммедовым из тени: «Ему одному править никто не даст. Все будут решать силовики. Они же снова возобновляют репрессии. Преобразований не будет». Оразов убежден, что обещания Бердымухаммедова провести реформы рассчитаны только на западную публику: «Он говорит то, что ему пишут. О каком десятилетнем образовании может идти речь? Там даже нет учебной программы. И учебников нет. Учителя все разогнаны, квалификация потеряна. Количество детей за годы независимости увеличилось в три раза, а ни одной школы не построено».

***

В газетах врать не будут

Письма читателей, опубликованные в газете «Нейтральный Туркменистан» накануне выборов

«Подготовка к выборам Президента Туркменистана выходит на финишную прямую. Через считанные дни мы придем на избирательные участки, чтобы отдать свои голоса за наиболее достойного претендента на высший государственный пост. Но кто бы ни был избран главой нашего независимого нейтрального государства, очевидно, что будет продолжен курс, определенный нашим Великим Сердаром. Об этом ясно и четко заявили в своих программах все шесть кандидатов в Президенты Туркменистана». Гулистан Кабулова, директор средней школы Э5, г. Туркменабат

«Сегодня все мы, граждане Туркменистана, стоим перед ответственным выбором нового Президента страны. При этом определяем приоритетные задачи, которые предстоит решить в ближайшей перспективе, сверяя их с предвыборными программами всех шести кандидатов на пост Президента Туркменистана.

Ознакомившись с этими программами, я пришла к выводу, что Гурбангулы Мяликгулыевич Бердымухаммедов способен обеспечить достижение целей, поставленных Национальными программами Великого Сердара». Л. Амманиязова, замдиректора «Туркменмиллихасабат», доктор экономических наук, заслуженный экономист Туркменистана

«Предвыборная кампания подходит к завершению. Мы размышляем, думаем о путях дальнейшего развития Туркменистана. И конечно же, знакомясь с предвыборными программами кандидатов, радуемся тому, что в каждой из них говорится о неизменности курса Великого Сердара на дальнейшую демократизацию нашего общества, укрепление экономической мощи государства и рост благосостояния народа». Б. Непесов, председатель профкома НГДУ «Готурдепенефть» ГК «Туркменнефть»

«Все шесть кандидатов на пост главы государства в ходе предвыборной кампании зарекомендовали себя достойными соратниками Великого Сердара. Как он пишет в священной «Рухнаме», наши далекие предки жили богато и счастливо. Одевались в шелка и парчу. Редкостной красоты коврами устилали полы в домах. И успешно торговали на Великом Шелковом пути, разнося по всему миру славу о высококачественных изделиях рук своих. Нынешним их потомкам по плечу возродить былое экономическое могущество государства туркмен. Ведь у руля суверенного Туркменского государства достойные продолжатели дел нашего первого и незабвенного Президента Сапармурата Туркменбаши Великого». Б. Муратдурдыев, военнослужащий, г. Ашхабад

Материалы предоставлены
агентством WPS.