Глиняный рай

Елена Титаренко
Культура, N5, 08.02.2007, с. 10

«Туркестан в старых фотографиях и керамике» в Музее Востока

В Государственном музее Востока только что открылась выставка «Туркестан в старых фотографиях и керамике». Экспонаты на первый взгляд могут показаться незатейливыми - бытовые предметы из сел и городов Средней Азии, отчасти пришедшие в ГМВ от коллекционеров, отчасти добытые в археологических экспедициях музея. Никакой мистики и предначертаний. Однако не торопитесь с выводами - за всем, что помещено в витрины и на стены, стоит Ее Величество История. В ней причудливо сплелись религиозные верования и завоевательские походы (последним из них можно считать покорение Средней Азии Российской империей), ремесленный труд и книжная мудрость.

Приглядевшись к изящным глазурованным сосудам во вводном зале, вы обнаружите: в строгий орнамент, геометрический или растительный, вплетены арабские куфические надписи с пожеланиями и советами тем, кто возьмет чашу в руки. Это эпиграфический декор - в узорочье различимы изречения благочестивые и поучительные, например: «Щедрость - одно из душевных качеств обитателей рая» или «Безопасность заключена в молчании». Возраст же иных чаш, курильниц или чернильниц превышает тысячу лет. Тут вас охватит изумление, как при этом сохранились изделия из керамики - материала заведомо хрупкого? Дальше вы удивитесь немыслимо ярким и вместе с тем элегантным узорам на свадебных покрывалах, вышитых женщинами Узбекистана и Таджикистана для своих дочерей, на молитвенных ковриках и дастарханах. Испытаете умиление при виде забавных лепных игрушек в виде животных, свистулек - сказочных чудищ, сосудов для воды в форме птиц. Наконец, вы легко вообразите и себя самого на улице азиатского города, нарядной и шумной. Неужели мы так себе представляли земли Туркестана, выжженные палящим солнцем, где женщины в черном не открывают лица, где запрещено изображение живых существ?

Конечно, недавним жителям СССР, куда входили «братские республики» Средней Азии, известен и совершенно иной, модернизированный облик этого древнего края, на стройках социализма якобы возрождающегося от вечного полусна. Сколько фотографий в газетах и кадров кинохроники истрачено на создание иллюзии бодрой, новой жизни! Никому и в голову не приходило, что у колонизаторов этих земель - дореволюционных русских покорителей Бухарского, Кокандского и Хивинского ханств - не было пафоса переустройства их прежнего мира на свой лад. Напротив, старые фотографии, извлеченные из запасников, убеждают: за гранью штыков, которые трудно назвать дружескими, открывалась столь важная и неординарная черта колониальной политики России в Туркестане, как повышенное внимание к истории и культуре края, присоединенного к империи. Изучение началось сразу после образования в 1867 году Туркестанского генерал-губернаторства, спустя 20 лет официально переименованного в Туркестанский край. Военные и даже их жены, увлеченные модной тогда светописью, были первыми исследователями, проложившими путь ученым и фотографам-профессионалам, а те уже целенаправленно запечатлевали атмосферу городов Средней Азии конца XIX - начала XX веков.

На старых винтажных снимках-сепиях, которыми увешаны заключительные залы выставки, видим утраченные ныне детали архитектурного убранства памятников Бухары и Самарканда, облик их жителей и традиционные занятия - от ремесел и торговли до молитвы и народных гуляний. Замечательный кадр 1860-х из коллекции великого князя Константина Николаевича - «Намаз на площади перед главными воротами Арка» в Бухаре: сотни склоненных фигур на фоне величественных строений окружены наблюдателями, среди которых русские офицеры. Архитектурные снимки француза Поля Надара-младшего соперничают с этнографическими зарисовками генерала Александра Комарова («Караван невесты»).

Разумеется, фотографией дело не ограничилось - и востоковеды, какими славилась прежняя Россия, и коллекционеры, в том числе европейские, страстно увлеклись древностями, найденными в земле Туркестана. Прежде всего это керамика: она всегда питает археологов, но в Азии роль ее особенно высока. «Глина на Востоке - первооснова, особый материал, важнейший в народном искусстве. В Туркестане из глины делалось буквально все: дома, печи, ограды», - пояснила мне сокуратор выставки Екатерина Ермакова. Глина превращалась в посуду и кирпич, молельные образы и светильники, а равно в стройматериалы, из которых возводили общественные здания, и изразцы, эти здания украшавшие. Фольклор наделял глину целебными, защитными, даже магическими свойствами. Фабричная посуда, привезенная из европейской части России или Китая, быстро вошла в обиход, но отвергалась мусульманами в период поста, когда дозволялось есть только из гончарной посуды. Кстати, есть в экспозиции и сосуды, сделанные без гончарного круга: до недавних пор женщины в горных районах Таджикистана вручную лепили и расписывали кувшины, чаши, блюда для плова. Они не только утилитарны, но играют роль оберега, защищают от сглаза. Традиция вмазывать черепки и целые тарелки в глинобитные стены усадеб и храмов Хорезма держалась веками - одно из подобных блюд Екатерина Ермакова своими руками вынула из стены полуразрушенной мечети. Другое, ныне входящее в коллекцию ГМВ, было найдено в 1989 году на полу руинированной мечети под Бухарой: оно выпало из кессонного потолка, выложенного такими же элементами декора вкупе с атрибутами культа... Тысячелетиями в регионе формировалась высочайшая культура изготовления глазурованной керамики, дошедшая до наших дней. Но керамика была разнообразной, что тоже отражено в богатой коллекции ГМВ: одни сосуды X века повествуют о расцвете эпиграфического декора, другие подтверждают популярность зооморфных мотивов.

Для организаторов проекта существенный постулат связан с желанием опровергнуть расхожее заблуждение «о неизобразительности мусульманского искусства» - специалисты отвергают устаревшую версию о запрете на изображения в исламе, тем более в сфере прикладного искусства. Чтобы не было утомительно рассматривать полторы сотни керамических изделий от средневековых до современных, выставку дополнили образцами народных вышивок и тканей - их нарядные краски тоже и декоративны, и символичны. В стремлении дать как можно более точное определение показу работ мастеров Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, живших на территории, некогда носившей единое наименование - Туркестан («Страна тюрков»), это старомодное слово вынесли в название выставки. Европейские ученые XIX столетия ввели в обиход термин «Центральная Азия», русские предпочитали писать «Средняя Азия», потом это словосочетание использовали большевики, усмотрев в «Туркестане» злостное наследие колониальной эпохи. После распада СССР регион стало модно называть Центральноазиатским, но заместитель директора ГМВ Тигран Мкртычев, дабы избежать терминологической путаницы, предложил реанимировать «красивое персидское слово «Туркестан».

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Аватар пользователя Joltay.
Сообщений: 449
С нами c 2006-12-08

Напротив, старые фотографии, извлеченные из запасников, убеждают: за гранью штыков, которые трудно назвать дружескими, открывалась столь важная и неординарная черта колониальной политики России в Туркестане, как повышенное внимание к истории и культуре края, присоединенного к империи

 Афигеть, нашли таки одну милую черту колониальной политики России!

«Глина на Востоке - первооснова, особый материал, важнейший в народном искусстве. В Туркестане из глины делалось буквально все: дома, печи, ограды», - пояснила мне сокуратор выставки Екатерина Ермакова. Глина превращалась в посуду и кирпич, молельные образы и светильники, а равно в стройматериалы, из которых возводили общественные здания, и изразцы, эти здания украшавшие. Фольклор наделял глину целебными, защитными, даже магическими свойствами.

 Да, это верно! По древней мифологии, человек был создан из глины. Кстати "русское" слово "кирпич" имеет перевод с тюркского...

одно из подобных блюд Екатерина Ермакова своими руками вынула из стены полуразрушенной мечети

Уважаемой Екатерине Ермаковой, не следовало лезть своими руками в не чужой монастырь. Уверен, что Екатерина Ермакова считает себя "русской". Но фамилия-то имеет тюркские корни, хотя может по мужу...

заместитель директора ГМВ Тигран Мкртычев, дабы избежать терминологической путаницы, предложил реанимировать «красивое персидское слово «Туркестан».

Заместителю директора следовало бы знать, что красивое слово "Туркестан" не персидское, а тюркское.