Узбекский гамбит

Фурух Усмонов
Дело (Санкт-Петербург), 29.01.2007, с. EV

Что ждет Ислама Каримовав текущем году и в более далеком будущем?

Ровно неделю назад истек срок полномочий президентства Ислама Каримова. Однако Центризбирком Узбекистана все еще не объявил дату предстоящих президентских выборов. Узбекские СМИ и оппозиция, так же как и власть, предпочитают не распространяться по этому поводу.

Согласно Конституции Узбекистана, президент республики избирается на 7 лет и не может занимать этот пост более двух сроков подряд. А ст. 92 Конституции уточняет, что президент считается вступившим в должность с момента принесения на заседании парламента Узбекистана присяги. Последний раз президент республики присягнул Конституции и Корану 22 января 2000 года. Следовательно, 22 января 2007 года главу государства, по Конституции, должен был сменить новоизбранный президент.

Однако в конституционном законе «Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти», принятом в 2002 году, содержится пункт, где говорится, что «выборы Президента Республики Узбекистан... проводятся в год истечения конституционного срока его полномочий - в первое воскресенье третьей декады декабря». Таким образом, получается одно из двух: либо с 22 января по конец декабря Узбекистан должен жить без президента, либо весь этот срок во главе государства будет стоять прежний президент, чьи конституционные полномочия уже завершились. Второй вариант фактически уже начал реализовываться.

История повторяется?

Ислам Каримов руководит страной более 17 лет, сменив 23 июня 1989 года на посту первого секретаря ЦК республиканской компартии Рафика Нишанова. Свои президентские полномочия он продлевал дважды путем всенародных выборов и дважды с помощью проведения общенационального референдума. Стоит отметить, что в Конституции Узбекистана вообще-то не предусмотрено продление через референдум полномочий действующего президента. Исходя из этого, оппоненты Каримова подвергают сомнению легитимность пребывания его у власти, говоря, что сроки его вторых и, соответственно, последних президентских полномочий закончились еще в 2005 году...

А караван тем временем продолжает идти. С первой декады января 2007 года в Узбекистане начался подсчет граждан, который проводят представители махаллинских комитетов (органов местного самоуправления) и преподаватели местных школ. Такая перепись осуществляется в Узбекистане каждый раз перед очередными выборами в органы власти. Так что с грядущими выборами вроде бы ясность есть. Неясно другое: будет ли Ислам Каримов баллотироваться на новый срок?

Оппозиция заявляет, что у него такого конституционного права нет, так как он уже был у власти на протяжении двух пятилетних президентских сроков и увеличивал каждый до 8 лет. Судя по всему, по поводу своего «третьего срока» Каримов сам еще не определился. Его решение будет во многом определяться внутренними и внешними факторами, многие из которых являются для каримовского режима негативными.

Если ранее жесткие действия узбекского правительства по отношению к определенной части собственного населения рассматривались мировой общественностью как «борьба с исламским терроризмом», то после андижанских событий отношение Запада к Узбекистану и его внутренней политике сильно изменилось.

Растет протестная активность граждан внутри страны. Раньше трудно было представить массовое внешнее проявление общественного недовольства. Сегодня массы в Бухарской и Хорезмской областях, а также в Каракалпакии все чаще открыто выражают недовольство действиями властей.

Стоит также отметить, что Узбекистан имеет очень сложные политические отношения с соседями, а так как на Востоке принято персонифицировать политику, то окружающие республики рассматривают именно Каримова главным виновником сложностей.

Да и на поддержку Москвы, как показал опыт киргизского экс-президента Акаева, особо рассчитывать не приходится...

Тем не менее, большинство экспертов не сомневаются в том, что Каримов любым способом вновь будет стремиться продлить свои президентские полномочия.

Варианты продления

Наиболее вероятный вариант продления полномочий Каримова основан на спекулятивном

рассуждении о том, что в связи с принятием новых конституционных поправок начинается очередной «первый» президентский срок. Подобная технология уже была успешно апробирована президентами Казахстана и Таджикистана. Также весьма перспективно проведение очередного референдума об очередном продлении президентских полномочий.

Существует и такой, на первый взгляд, изощренный вариант, как введение военного или чрезвычайного положения. Учитывая сложную внутреннюю и внешнюю обстановку в последнее время в республике, данный вариант отнюдь не кажется нереалистичным.

А вот украинский или киргизский сценарии перераспределения полномочий президента в пользу премьера и, соответственно, занятие Каримовым в будущем должности последнего маловероятны, хотя сам Каримов ранее не раз высказывался о желательности трансформации формы правления в сторону президентско-премьерской либо парламентско-президентской. Однако с тех пор грянули цветные революции, и опыт Киргизии наглядным образом демонстрирует, что в этом случае неизбежен публичный конфликт между главой государства и главой правительства (вариант - парламентом), что может лишить потенциального премьера Каримова реальной монополии на власть.

Как бы то ни было, способов самосохранения Каримова в президентском кресле достаточно. Однако официально он все еще не заявил о желании и дальше руководить страной. Более того, Каримов не раз сообщал, что желает уйти на покой. Еще во время референдума 2002 года он сказал: «С точки зрения возраста, я уже подхожу к той черте, когда мне больше надо думать, кто будет продолжать ту модель развития Узбекистана, которую я заложил в 1991 году».

В январе будущего года Каримову исполнится 70 лет - к своему юбилею он и хотел достойно завершить президентскую карьеру, получив место почетного сенатора в привилегированном статусе первого президента республики, а также иметь статус пожизненного члена Конституционного суда. Для этого, по мнению аналитиков, он целенаправленно перераспределил ряд существенных полномочий прокуратуры в пользу судебных органов.

Еще одним подтверждением намерения президента покинуть свой пост в 2007 году было то, что узбекские СМИ длительное время говорили о нынешнем президентском сроке Каримова как о втором и, следовательно, последнем, что было бы невозможно без согласия «свыше».

Преемник или преемница?

На постсоветском пространстве известны два успешных проекта плавной передачи власти «из рук в руки» - в России и в Азербайджане. В обоих случаях передача осуществлялась при трех благоприятных факторах: преемник до своего выдвижения в президенты занимал должность премьера, что обеспечивало ему дополнительное внимание прессы; существовала (создавалась) партия, на которую он опирался; преемник принадлежал к определенному политическому клану, который поддерживал его на выборах.

Весьма вероятно, что власти Узбекистана также будут стремиться осуществить передачу президентских полномочий по этому сценарию. На прошедших парламентских выборах победу одержала Либерально-демократическая партия Узбекистана, которую связывают с именем Гульнары Каримовой. Старшая дочь действующего президента является его опорой и основным кандидатом на роль преемника.

В последнее время можно наблюдать осторожную PR-кампанию в поддержку Гульнары. Каримова является главой Центра молодежных инициатив. Она сознательно делает ставку на молодежь Узбекистана, так как более 60% граждан республики - люди не старше 30 лет, и именно эта возрастная группа является наиболее восприимчивой ко всякого рода революциям. Одна из причин осторожности данной кампании объясняется тем, что передача власти от отца к дочери может вызвать негодование как внутри страны, так и за ее пределами.

Как бы то ни было, для успешного итога операции «Преемница» Каримову необходимо опереться на определенный политический клан. И здесь возникают сложности. Принято считать, что Каримов представляет интересы самаркандской элиты, которая и должна его поддерживать. Однако в действительности президент периодически тасует политическую «верхушку», невзирая на принадлежность того или иного руководителя к определенному клану, чтобы не дать высшим чиновникам «слишком прирасти» к своим креслам и набрать «нежелательный» политический вес. Так, за последнее время лишились своих министерских портфелей Зокир Алматов и Кадир Гулямов, представители самаркандской и ташкентской элиты, соответственно.

Хотя высокопоставленные узбекские чиновники сегодня все без исключения лояльны сильному президенту, но далеко не факт, что они поддержат выдвижение преемника Каримова, в том числе его дочери. Ведь всякая смена лидера чревата переструктурированием «коррупционной иерархии», а значит, утратой многими руководителями административных ресурсов, обеспечивающих сохранность нажитых капиталов и гарантию личной безопасности.

Страшно далекие...

Есть ли во всей этой истории шанс у оппозиции?

В начале января 2007 года в шведском городе Сетер проходила конференция «Узбекистан: вчера, сегодня, завтра». На нем собрались члены оппозиционных партий «Эрк» и «Бирлик», основные задачи которых озвучил оппозиционер Хазраткул Худойбердиев: «Первое - это борьба несиловыми методами с режимом президента Ислама Каримова; второе - выработка стратегии и плана действий после падения его режима».

Однако, по мнению узбекского политолога, обозревателя Uzmetronom Сергея Ежкова, лидеры этих партий давно утратили связь с электоратом, так как находятся за рубежом с начала 90-х годов. Программы оппозиционных партий выглядят, скорее, абстрактно-демагогическими, нежели конструктивно-прикладными.

Кроме того, действия узбекской элиты, находящейся за рубежом (в том числе российских олигархов узбекского происхождения), а равно потенциальных оппозиционеров, находящихся внутри страны, ограничены множеством законодательных и административных барьеров. К примеру, президентом республики может стать только гражданин, который проживает на территории Узбекистана не менее десяти лет и непосредственно перед выборами и не имеет ранее судимости за умышленные преступления, а также не преследуемый законом в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела. Таким образом, понятно, что при существующем режиме кандидат, не являющийся официальным преемником, не сможет занять президентское кресло.

Как известно из шахмат, гамбит - это комбинация с жертвой фигуры ради улучшения позиции и конечного выигрыша. Политическая ситуация в Узбекистане сегодня такова, что Каримов готов отказаться от должности президента, если будет в состоянии обеспечить лояльность элиты по отношению к своему преемнику. В дальнейшем же именно от взаимоотношений преемника и узбекской элиты будет зависеть стабильность региона в целом.

Либерализация существующего режима может послужить толчком для демократизации страны, что, в свою очередь, послужит хорошим стимулом для реформ в регионе в целом. Но есть и обратная сторона медали: возможно, что в узбекском обществе, где велико влияние ислама, либерализация может привести к появлению во власти своего рода центральноазиатского аналога «Хамаса». То, в каком направлении станут развиваться события, зависит, во-первых, от способности узбекской оппозиции выработать содержательную программу своих дальнейших действий и, во-вторых, от того, как станут развиваться события в соседних республиках, прежде всего в «демократическом флагмане» региона - Кыргызстане.

Материалы предоставлены
агентством WPS.