Триллионы неизвестного происхождения

Алексей Гривач
Время новостей, 24.01.2007, с. 7

В Ашхабаде сообщили об очередном газовом гиганте

Заместитель министра нефти и газа Туркменистана Ишангулы Нурыев рассказал вчера об очередном успехе туркменской геологоразведки. «Мы оценили резервы месторождения «Саг Кенар», с которого планируем поставлять газ в Китай, более чем в 1,7 трлн кубометров», - цитирует его AP. Как известно, 11 февраля в стране пройдут выборы президента, а г-н Нурыев является участником погони за политическим наследием Сапармурата Ниязова. В числе других чиновников туркменский парламент халк маслахаты включил его в список кандидатов в президенты.

О гигантском газовом резервуаре, якобы расположенном в западной части Туркменистана, г-н Нурыев поведал на встрече с избирателями. Он также отметил, что оценки предварительные, и реальные запасы вовсе могут оказаться в 20 раз больше. На прошлой неделе другой претендент на кресло главы республики - ныне исполняющий обязанности президента Гурбангулы Бердымухаммедов обещал придерживаться газовых обязательств Туркменбаши, в том числе и в отношении поставок в Поднебесную. Впрочем, пока ни одно из «чудесных открытий», которые совершались в Туркмении в последние годы, не подтвердилось - добыча газа в стране медленно, но верно продолжает падать, а международный аудит запасов так и не предъявлен общественности. Эксперты «Времени новостей» по нефтегазовому сектору в Средней Азии уверяют, что никаких новых гигантов на территории Туркменистана нет и быть не может. «Саг Кенар» является не чем иным, как небольшим нефтяным блоком.

Еще с советских времен доказанные запасы газа в Туркмении оцениваются в 2,9 трлн кубометров. При том что за 16 лет было добыто около 700 млрд кубометров, фактически не велась нормальная геологоразведочная работа, а сами резервы скорее всего серьезно пострадали из-за технологических сбоев в добыче в середине 1990-х.

Сейчас в стране добывается 58-59 млрд кубометров в год, из них 40-42 млрд кубометров закупает «Газпром» (для поставок на Украину через RosUkrEnergo), около 8 млрд кубометров экспортируется в Иран, остальное идет на внутренние нужды. Контракт с «Газпромом» был заключен до 2009 года в сентябре. Туркменбаши, который неоднократно заявлял о намерении покинуть свой пожизненный пост как раз к новому десятилетию, обязался ежегодно отгружать российскому концерну по 50 млрд кубометров по 100 долл. за тысячу кубометров. Следует отметить, что ни «Газпром», ни Ашхабад не сделали ничего, чтобы обеспечить техническую возможность для поставок таких объемов. К этому не была готова ни добывающая система в Туркменистане, ни газопроводы «Средняя Азия - Центр» (по-прежнему могут пропустить не более 40-42 млрд кубометров туркменского газа).

Несмотря на ограниченные ресурсы, г-н Ниязов постоянно стремился найти альтернативных покупателей на свой газ, чтобы иметь возможность устраивать своего рода аукцион между покупателями. Богатый газом Иран на эту роль не годился, а Россия с Украиной, которые на протяжении нескольких лет послушно исполняли волю Туркменбаши, с прошлого года имеют единый закупочный канал в лице «Газпрома». Поэтому бывший президент Туркмении посчитал своим долгом срочно найти для своего главного клиента противовес. В апреле 2006 года он совершил вояж в Пекин, где подписал меморандум о поставках в Китай 30 млрд кубометров. Тот факт, что для этого нужно построить газопровод через Узбекистан и Казахстан, с которыми у «отца всех туркмен» исторически были, мягко говоря, крайне натянутые отношения, был опущен.

Тем не менее агрессивная политика Пекина по поиску энергоресурсов для своей растущей экономики вполне может дать результат, особенно учитывая, что фактор личных антипатий после смерти Ниязова снят. И, следовательно, уже скоро «Газпрому» придется доказывать свое право закупать туркменский газ после 2009 года в заочном споре с Китаем. Ведь пока запасы Туркменистана растут только на словах.

Материалы предоставлены
агентством WPS.