Туркменских политзаключенных расстреляли за посторонние звуки

Владимир Соловьев
Коммерсантъ, 19.01.2007, с. 6

Вчера стало известно о жестоком подавлении бунта в туркменской спецтюрьме для политических заключенных в местечке Овадан-Депе неподалеку от Ашхабада

По данным туркменских правозащитников, там были расстреляны 23 осужденных. В МВД Туркмении сообщения о расправе над узниками Овадан-Депе называют лживыми.

Новость о событиях в тюрьме Овадан-Депе вчера сообщил туркменский Хельсинкский фонд по правам человека. Сайт организации www.tmhelsinki.org опубликовал письмо военного, который, по его словам, лично участвовал в подавлении беспорядков в печально знаменитой спецтюрьме.

Тюрьма Овадан-Депе, название которой в переводе с туркменского звучит как «Живописный холм», считается одним из самых страшных мест в Туркмении. Она построена в каракумских песках по распоряжению покойного Сапармурата Ниязова, который лично участвовал в проектировании казематов и курировал ход строительства. Туркменбаши специально построил эту тюрьму для того, чтобы содержать здесь своих политических оппонентов, критиков режима и опальных чиновников. Здешние заключенные полностью отрезаны от внешнего мира. Им не носят газет, не дают возможности смотреть телевидение и слушать радио. Кроме того, надзирателям и охране строго запрещено разговаривать с узниками, которых содержат в суровых условиях: зимой в камерах холодно из-за отсутствия отопления, а летом невыносимо жарко, поскольку нет вентиляции. Особо провинившихся содержат в так называемых «горбатых» камерах - высота потолков в них 120 см, и заключенный не может выпрямиться во весь рост.

По словам военнослужащего, заключенные взбунтовались месяц назад, 21 декабря - сразу после того, как узнали о смерти президента страны Сапармурата Ниязова. «Весть принесли наемные рабочие, работающие на стройке, и заключенные тут же стали передавать новость друг другу, громко стуча по металлическим дверям,- написал анонимный участник событий.- Вскоре тюрьма гудела, как переполненный стадион. Среди криков можно было четко различить проклятия в адрес Сапармурата Ниязова: «Будь ты проклят, Сапармурат. Чтоб тебя унесло в ад»«.

Для наведения порядка в тюрьму отправили солдат с собаками, которых стали натравливать на взбунтовавшихся узников. Однако те не только не испугались, но стали шуметь с удвоенной силой, колотя в двери и решетки металлической посудой и требуя немедленного освобождения. Тогда администрация тюрьмы срочно запросила подкрепление из Ашхабада. В столице оперативно откликнулись на эту просьбу и выслали в Овадан-Депе два вертолета с карательной командой. Прибывшие в тюрьму спецназовцы в масках не стали церемониться с заключенными, попросту расстреляв их из автоматов. «В этой стрельбе было убито 23 заключенных. А нам строго-настрого запретили обсуждать происшедшее»,- закончил свой рассказ военнослужащий.

Руководитель туркменского Хельсинкского фонда Таджигуль Бегмедова, в настоящее время проживающая в Болгарии, сообщила Ъ, что письмо с шокирующей информацией пришло по электронной почте без указания имени отправителя. «Мы постарались проверить информацию анонима у официальных источников, однако власти Туркмении избегают ответов на подобные вопросы,- рассказала госпожа Бегмедова.- В итоге было решено опубликовать письмо, может быть, хоть это заставит чиновников отреагировать».

Чтобы получить официальный комментарий по поводу сообщений о массовом расстреле в Овадан-Депе, Ъ обратился в департамент исполнения наказания МВД Туркмении. Сотрудник ведомства, отказавшийся назвать свое имя и должность, сообщил по телефону, что никакого бунта в тюрьме не было. «Кто вам это сказал? Это все неправда. Это ложная информация. Приходите к нам на прием, и мы вам все расскажем»,- выпалил собеседник Ъ и повесил трубку.

Между тем, по мнению туркменского диссидента, одного из создателей оппозиционного движения «Агзыбирлик» Ака Вельсапара, известие о побоище в спецтюрьме очень похоже на правду. «Я сейчас пытаюсь получить хоть какую-то информацию об этом,- рассказал Ъ господин Вельсапар по телефону из Швеции.- Такие случаи были не раз. Мы получали данные. У меня просто волосы дыбом!» Правозащитники и оппозиционеры уверены, что о событиях в Овадан-Депе вряд ли удастся узнать всю правду. По словам госпожи Бегмедовой, заключенные тюрьмы отбывают срок «как в концлагере», без права на свидания и переписку с родными.

Одна из самых известных узниц Овадан-Депе - экс-генпрокурор Туркмении Гурбанбиби Атаджанова, которая была главным обвинителем по делу о несостоявшемся покушении на Сапармурата Ниязова в 2002 году, а затем отправлена в отставку и обвинена в коррупционных преступлениях. Кстати, при жизни Сапармурат Ниязов время от времени инспектировал тюрьму, в которой содержались его недруги. Нередко он брал с собой вновь назначенных чиновников, чтобы те посмотрели, чем для них может обернуться любое неповиновение.

Материалы предоставлены
агентством WPS.