Добрососедские выяснения

Михаил Зыгарь
Коммерсантъ-Деньги, N 1, 15.01.2007, с. 68-73

Еще за год до 15-летия распада СССР президент Владимир Путин назвал СНГ «формой цивилизованного развода»

Прошлый год показал, насколько разошлись с Россией бывшие союзные республики. Четыре из них считаются в Москве враждебными. Остальные ищут способы выхода из-под российской опеки.

Движение сопротивления

Прошлый год в отношениях между Россией и Украиной мог показаться переломным. Он начался с газовой войны - 1 января 2006 года «Газпром» прекратил поставки газа для украинских потребителей. К 4 января спор был урегулирован, и средняя цена поставляемого на Украину газа была зафиксирована на уровне $95. Одновременно вспыхнули и все прочие конфликты в двусторонних отношениях: начались споры из-за статуса Черноморского флота, маяков в Крыму, поставок украинской сельхозпродукции. Небывалое обострение совпало с приближением парламентских выборов на Украине. Россия недвусмысленно поддерживала оппозиционную Партию регионов Виктора Януковича и, очевидно, рассчитывала своими санкциями максимально подорвать популярность Виктора Ющенко и его сторонников.

Победа Партии регионов немедленно изменила тональность отношений между Москвой и Киевом. Нападки на Украину полностью прекратились. Виктор Янукович регулярно наведывается в Россию, за титул «лучшего друга Москвы» с ним соревнуется спикер верховной рады Александр Мороз.

Тем не менее говорить о том, что Россия наконец получила послушное правительство в Киеве, не приходится. Большая часть пророссийских предвыборных лозунгов Виктора Януковича (вроде придания русскому языку статуса государственного) так и осталась словами. Виктор Янукович совершил знаковый визит в США, который должен был продемонстрировать, что он независимый политик, а не марионетка Москвы. Наконец, Киев подтвердил, что будет бороться за низкие цены на газ и сотрудничать с остальными странами СНГ, недовольными деятельностью «Газпрома».

Молдавия в прошедшем году установила рекорд политической гибкости. В начале 2006 года отношения между Молдавией и Россией находились в низшей точке, и Кишинев вместе с Тбилиси входил в число главных врагов Москвы на постсоветском пространстве. Резкое ухудшение отношений в начале года произошло из-за того, что Молдавия и Украина ввели новый таможенный режим пересечения приднестровско-украинской границы. В Тирасполе и Москве эту меру, направленную на ослабление режима Игоря Смирнова, окрестили «экономической блокадой Приднестровья». Российские власти не только открыто вступились за Тирасполь, но и ввели против Молдавии санкции - главный санитарный врач Геннадий Онищенко объявил о запрете на ввоз в Россию молдавского вина. Одновременно «Газпром» объявил о повышении цены на газ для Молдавии с $110 до $160 за тысячу кубометров.

Попытки Кишинева уладить конфликт долго не приносили плодов. Президенту Владимиру Воронину несколько месяцев отказывали в праве посетить с визитом Москву. Однако он терпел и воздерживался от резких заявлений, за что и был вознагражден встречей с Владимиром Путиным в августе.

Выдержал Владимир Воронин и следующее испытание. Кишинев почти не отреагировал на проведенный в Приднестровье референдум об отношениях с Россией и Молдавией. А на ноябрьском саммите СНГ российский президент наконец объявил, что Кишинев прощен - за примерное поведение президента Воронина молдавское вино вновь допустят на российский рынок. Между тем, оставаясь членом ГУАМ и стремясь вернуть себе Приднестровье, Кишинев, несомненно, не всегда будет столь же ласков. С начала этого года Румыния вступает в ЕС, а подобная европейская защита явно придаст Молдавии сил.

В отношениях между Россией и Белоруссией в прошлом году произошел перелом. «Газпром» предпринял попытку окончательного решения белорусского вопроса - Александру Лукашенко было предъявлено жесткое требование продать «Белтрансгаз» российской газовой монополии по символической цене. Президент Белоруссии, осознавая, что, приняв предложение Москвы, он потеряет свой важнейший ресурс, ответил отказом. Это и предопределило коренное изменение отношения к нему: бывший ближайший союзник стал чуть ли не врагом Кремля.

Россия сохраняла прежнее лояльное отношение к президенту Лукашенко вплоть до мартовских президентских выборов. Патронируемая Москвой миссия наблюдателей СНГ была единственной организацией, признавшей выборы легитимными, в то время, как Запад клеймил режим Лукашенко за попрание демократических свобод. Дождавшись, пока выборная кампания закончится, имидж «батьки» на Западе будет безвозвратно испорчен и Минск окажется в полной изоляции, Москва нанесла ему удар. Перед инаугурацией Александра Лукашенко «Газпром» заявил о переходе на новую цену на газ. Вместо прежних $46 Москва потребовала от Минска $200 за тысячу кубометров.

Лишившись перспективы получать российский газ по символической цене - на чем и держалось все «белорусское экономическое чудо», Александр Лукашенко поначалу сник. После выборов он несколько дней не появлялся на публике - в Минске поговаривали, что президент тяжело болен. Однако затем он решил бороться до конца и провел остаток года, стараясь показать Кремлю, что выживет и без его помощи. Он отклонял все московские ультиматумы, отказываясь передавать «Газпрому» контроль над белорусскими газопроводами. В сентябре в ответ на решение Кремля полностью прекратить дотирование белорусской экономики Александр Лукашенко пошел ва-банк: пригрозил выйти из договора о Союзном государстве, если Москва увеличит цену на газ для Белоруссии.

Александр Лукашенко стал искать себе новых партнеров. Сначала он объявил стратегическим партнером Китай. Затем попытался заигрывать с ЕС, заявил, что восхищается Виктором Ющенко и хотел бы построить союзное государство с Украиной. У президента Азербайджана Ильхама Алиева он просил поставлять в Белоруссию нефть и газ в обход России - через Украину.

Впрочем, этот поиск не избавлял Белоруссию от необходимости искать компромисс с «Газпромом». Владимир Путин настаивал, что с нового года цена газа будет рыночной, но ее часть может быть капитализирована в стоимость «Белтрансгаза», оцененного нидерландским банком ABN Amro в $3,5 млрд. Александр Лукашенко уже предупредил белорусские предприятия о том, что им придется готовиться к газу по цене $120.

Схватка в будущем году продолжится - и не только за газ. Очевидно, что проект строительства Союзного государства России и Украины похоронен, а жизнеспособность режима Лукашенко впервые поставлена под вопрос. Самые страшные испытания ожидают Минск в наступившем году.

До сих пор Азербайджан всегда имел репутацию одного из самых осторожных партнеров Москвы по СНГ. Азербайджанские власти старались не ссориться с Россией, но при этом поддерживали имидж прозападного государства: входили в ГУАМ и строили столь не любимый Москвой нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. В этом году он был наконец открыт, и после этого Азербайджан стал вести себя еще более независимо.

Бакинские власти, несмотря на все уговоры Москвы, не стали поддерживать блокаду Грузии. В конце года «Газпром» пригрозил в случае проведения Баку несогласованной с Россией энергополитики повысить цену для Азербайджана со $110 до $230 за тысячу кубометров. Однако Азербайджан к увещеваниям Москвы не прислушался. Ильхам Алиев, вопреки требованиям Москвы, договорился о поставках электроэнергии с Грузией и Ираном на ближайшую зиму, а затем поручил правительству просчитать возможность отказа от транзита нефти по территории России по трубопроводу Баку-Новороссийск. Логичным продолжением подобного курса может в будущем году стать активное сближение Азербайджана с НАТО.

Армения к началу этого года имела репутацию важнейшего союзника России на Южном Кавказе. Тем не менее Ереван попытался продемонстрировать готовность взбунтоваться против воли Москвы - этот позыв, впрочем, был недолгим.

Объявленный «Газпромом» год назад переход на рыночные цены на газ возмутил Ереван. Армения требовала, чтобы ей, учитывая ее особые отношения с Москвой, была сделана скидка. Из Кремля последовал отказ и требование передать России пятый энергоблок Разданской ТЭС и всю газотранспортную систему республики за $140 млн. Полученные за них деньги сохранили бы Армении старый уровень цен на газ на год.

К неповиновению Ереван подталкивал его второй важный партнер - Тегеран. Иранцы финансировали сооружение Разданской ТЭС и газопровода Иран-Армения, поэтому возражали против того, чтобы эти объекты отошли России. Тем не менее к концу года Москва дожала Ереван. «Газпром» взял под контроль энергетическое предприятие «Армросгазпром» и обязался до 2009 года вложить в армянскую экономику порядка $570 млн. На очереди следующее приобретение - РАО РЖД в будущем году намерено взять под контроль армянские железные дороги. Впрочем, не факт, что армянские власти будут по-прежнему безропотно выполнять требования Москвы. В этом году парламент уже предлагал потребовать от России платы за авиабазу в Гюмри, однако президент Кочарян пока не рискнул возвысить голос против Москвы.

Ни с одной другой страной отношения у России не выглядели столь официозно-радужно в минувшем году, как с Казахстаном. Президенты встречались около десяти раз. Впрочем, демонстративно любезные друг с другом Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев были полными единомышленниками скорее в позапрошлом году - тогда их сплачивала общая борьба против «цветных революций». После того как этот враг был побежден, выяснилось, что дальнейшие планы у Москвы и Астаны различны. Набирающий экономическую мощь Казахстан стал проводить все более независимую от России политику.

Богатый энергоресурсами Казахстан с начала года стал местом паломничества высоких гостей с Запада: еврокомиссар по энергетике Андрис Пибалгс, а затем вице-президент США Дик Чейни уговаривали Нурсултана Назарбаева пустить казахскую нефть в обход России, подключившись к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Астана дала добро.

Неприятным для Москвы известием стало и повышение казахских цен на газ - следуя примеру «Газпрома», Нурсултан Назарбаев стал продавать и свой газ России по рыночным ценам.

Наконец, в конце года Москва и Астана столкнулись из-за желания президента Назарбаева реформировать СНГ. Он предложил сделать содружество эффективным, сократив число областей сотрудничества и оставив в СНГ только страны, готовые выполнять принимаемые решения. Россия заблокировала реформаторский порыв Астаны. В новом году борьба продолжится - Казахстан явно почувствовал себя новым центром силы на постсоветском пространстве и будет тянуть одеяло на себя.

В отношениях с Киргизией, самой неспокойной страной Средней Азии, этот год был у России непростым. Начался он почти идиллически: по совету Москвы Бишкек потребовал от США увеличения арендной платы за использование авиабазы Ганси с $3 млн в год до $200 млн. Вашингтон ответил отказом, хотя из переговоров о плате за авиабазу не вышел. Несколько месяцев Бишкек находился под двойным прессингом: США требовали снижения цены, а Россия - свертывания американского военного присутствия в Киргизии. В итоге в июле Киргизия и США договорились, что Вашингтон в рассрочку заплатит Киргизии $150 млн. Москва была рассержена.

Недовольство Курманбеком Бакиевым Кремль продемонстрировал осенью. Сначала Генпрокуратура РФ потребовала от киргизских коллег объяснений по факту посещения Киргизии Борисом Березовским. А затем, когда в Киргизии созрела революционная ситуация, российские госканалы начали «мочить» власти и давать эфир оппозиционерам. Кризис удалось притушить, но неопределенность, как в отношениях между Москвой и Бишкеком, так и в киргизской политике, осталась. Продолжение выяснения отношений ожидается в новом году.

Еще в 2005 году Узбекистан совершил исторический разворот: после андижанских событий режим Ислама Каримова в одночасье стал изгоем на Западе и был принят в объятия Россией. Весь прошедший год Москва и Ташкент следовали намеченным курсом. Ислам Каримов подписал договор о союзнических отношениях с Россией, дающий ему политические гарантии, и ввел свою страну в ЕврАзЭс и ОДКБ - как того и требовала Москва. Одновременно в Узбекистан зачастили российские чиновники и бизнесмены: Ташкент пообещал им по дешевке продать все неприватизированные стратегические предприятия Узбекистана.

Но не обошлось без восточных хитростей. Почти все выгодные для российского капитала сделки застопорились из-за бюрократических проволочек. В итоге российская экспансия в Узбекистан пока не состоялась - якобы по вине местных мелких чиновников.

Туркмения в СНГ всегда стояла особняком - благодаря специфическому характеру ее президента Сапармурата Ниязова и его уверенности в том, что, имея мощные запасы газа, он может себе позволить некоторые вольности. В минувшем году Ашхабад шел прежним, непредсказуемым курсом. Почти весь год Туркменбаши вел переговоры о расширении поставок газа: как полагают специалисты, предлагая один и тот же газ разным клиентам. Он заключил контракт с «Газпромом», повысив цену с $44 за тысячу кубометров до $100, затем с Китаем - но уже по демпинговой цене, чтобы составить конкуренцию России. Постоянными покупателями туркменского газа и раньше были Иран и Украина, а в этом году список пополнил Пакистан. При этом нет доказательств того, что туркменских месторождений хватит на то, чтобы удовлетворить всех желающих.

Контракты с Ашхабадом и Москва, и Пекин считают политическими и заключают их с целью поплотнее укрепиться в регионе. В этом году у Туркменбаши появилась новая затея: создать военно-морские силы на Каспии. Выполнить эту прихоть без помощи извне невозможно. Видимо, в новом году Россия и Китай активизируют соревнование за право ублажить туркменского лидера. Евросоюз также заинтересован в диверсификации источников энергоресурсов, поэтому будет предлагать Ашхабаду подключиться к транскаспийскому газопроводу и поставлять газ в Европу в обход России.

Минувший год для Таджикистана был крайне важен - республика вновь переизбирала своего президента Эмомали Рахмонова. Для успешного проведения этой кампании Душанбе прилагал большие усилия, в том числе пытаясь заручиться поддержкой Москвы. Но к концу года отношения между российским бизнесом и таджикскими властями становились все более сложными. Сначала в Душанбе объявили, что не допустят «Русал» к приватизации Таджикского алюминиевого завода. Затем Эмомали Рахмонов заявил, что Рагунская ГЭС будет достроена без помощи той же компании. Этим проектом активно интересуется Пакистан, который рассчитывает заменить в нем Россию. Немалое внимание Таджикистану уделяют Китай и Иран.

Движение конфронтации

В минувшем году Грузия установила абсолютный рекорд - никогда еще в постсоветской истории ни у одного государства не было с Россией столь плохих отношений.

Первым громким событием в российско-грузинских отношениях стали взрывы на двух ветках газопровода Моздок-Тбилиси. В результате Грузия и Армения остались без газа. Президент Грузии Михаил Саакашвили обвинил в происшедшем Россию.

Следующей атакой Москвы стал запрет на импорт в Россию грузинского вина и минеральной воды «Боржоми». Тбилиси также не молчал - все силы грузинских политиков были брошены на то, чтобы заставить Россию вывести миротворцев из Южной Осетии и Абхазии. Грузинский парламент уже в который раз принимал резолюцию, объявляющую миротворцев вне закона, однако они не уходили.

Невиданная эскалация началась летом. В Ставропольском крае шли военные учения «Кавказский рубеж-2006» - военнослужащие отработали оказание помощи российским миротворцам в Абхазии и Южной Осетии. Одновременно в Грузии, в Кодорском ущелье, взбунтовался полевой командир Эмзар Квициани. В Тбилиси происшедшее назвали звеньями одной цепи и провели серию арестов оппозиционеров, которые якобы готовились к осуществлению госпереворота.

В сентябре Грузия одержала важную победу: НАТО объявило о переходе к «интенсивному диалогу» с Тбилиси, что фактически означает приглашение вступить в альянс. На следующий день Михаил Саакашвили, выступая в ООН, обвинил Россию в «аннексии» и «бандитской оккупации» Абхазии и Южной Осетии. А затем в Тбилиси произошла новая череда арестов - были схвачены четыре офицера ГРУ, которых грузинские власти обвинили в шпионаже и причастности к подготовке переворота.

Не ясно, на какое конкретно из этих трех событий столь бурно отреагировала Москва. Однако мощь, обрушившаяся на Грузию, была колоссальной. Россия остановила авиационное, автомобильное, морское и железнодорожное сообщение с кавказским соседом. Между странами также было заблокировано почтовое сообщение и запрещены денежные переводы. Еще более скандальной оказалась антигрузинская кампания, развязанная в Москве. Сотрудники Федеральной миграционной службы начали по всей стране отлавливать граждан Грузии и депортировать их. В ходе этой акции погибли трое грузин. Тбилиси обвинил Россию в геноциде и пригрозил исками в международных судах.

В конце года у России и Тбилиси был шанс снизить градус напряжения. Сначала Михаил Саакашвили уволил главного ястреба своего правительства Ираклия Окруашвили. А затем президенты России и Грузии после долгого перерыва встретились на саммите СНГ в Минске. Впрочем, никакого прорыва не произошло. Борьба будет продолжена - очевидно, новая ее фаза придется на зиму. С нового года Грузия будет платить $230 за тысячу кубометров российского газа.

Латвия всегда могла похвастаться очень плохими отношениями с Россией, даже на фоне остальных балтийских государств. Минувший год не принес никаких перемен. Из важных событий стоит выделить решение Роспотребнадзора о запрете на ввоз в Россию латвийских шпрот, а также сопротивление России избранию президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги генсеком ООН - впрочем, у нее и так шансов было немного. Москве госпожа Фрейберга отплатила очередным оригинальным заявлением. Перед ноябрьским саммитом НАТО, который проходил в Риге, она заявила: «Если на нас нападут марсиане, то я рассчитываю, что НАТО отреагирует немедленно и предпримет все усилия по организации нашей обороны», - сказала президент, явно подразумевая под «марсианами» Россию. «Мне кажется, что Россия и россияне на инопланетян не похожи», - ответил ей несколько дней спустя министр обороны РФ Сергей Иванов.

Отношения России и Эстонии также в прошлом году не изменились. После того как парламент Эстонии в 2005 году фактически выставил Москве территориальные претензии, а Владимир Путин отозвал подпись Москвы из-под договора о границе, хуже отношения быть уже не могут.

В минувшем году президентом Эстонии стал бывший журналист радио «Свободная Европа» Тоомас Хендрик Ильвес, первый глава этого государства, который не владеет русским языком. А в конце года новый главком сил обороны Антс Лаанеотс спровоцировал скандал, заявив, что Россия является «недружественным государством» и «самой большой проблемой безопасности» Эстонии.

Отношения между Литвой и Россией были в минувшем году довольно бурными. В мае в Вильнюсе прошел саммит государств Балтийского и Черноморского регионов, на котором собрались лидеры стран Восточной Европы и СНГ, выступающих против диктата Москвы. Перед ними вице-президент Дик Чейни произнес свою знаменитую речь, которую в Москве расценили как возобновление холодной войны. Раскритиковал Москву и президент Литвы Валдас Адамкус, призвавший страны ЕС создать единый фронт против строительства Северо-Европейского газопровода (СЕГ). Вскоре «Газпром» повысил цену на газ для Литвы со $105 до $135 за тысячу кубометров.

Следствием перманентного кризиса в отношениях Вильнюса и Москвы стала и отставка правительства Альгирдаса Бразаускаса. Кабинету пришлось уйти после того, как в адрес ряда министров из Партии труда Виктора Успасских были выдвинуты обвинения в связях с российской разведкой.

Самый громкий конфликт произошел ближе к концу года. Вскоре после того, как власти Литвы продали НПЗ Mazeikiu nafta, на который претендовали ряд российских компаний, польской PKN Orlen, Россия прекратила поставки нефти к нему, заявив, что нефтепровод «Дружба» нуждается в ремонте. Литовские власти и Еврокомиссия назвали ремонт «политически мотивированным», а литовский МИД даже пригрозил начать «ремонт» железной дороги, соединяющий Россию с Калининградом. В новом году борьба продолжится.

Материалы предоставлены
агентством WPS.