Глава ФМС РФ К. Ромодановский: В Россию надо звать не уговорами, а рублем

Ольга Вандышева
Комсомольская правда, 29.12.2006, с. 16-17

Что будет, когда с российских рынков уйдут гастарбайтеры, как страна будет бороться с китайским нашествием и ждать ли России новых кондопог

С 15 января в России начинает действовать новое миграционное законодательство. С начала года запускается еще и государственная программа по переселению соотечественников из-за рубежа. Накануне этих событий в редакции «КП» побывал глава Федеральной миграционной службы России Константин Ромодановский и рассказал о том, как сегодня в стране решается миграционный вопрос.

«Насильно мы никого не потащим»

Константин Олегович, Федеральная миграционная служба рекламирует переезд в Россию. А на Украине собираются проводить антирекламную кампанию, чтобы народ оставался. Видимо, не нравится наша затея по поводу собирания соотечественников.
Я знаю. Казахстан тоже принимает меры для того, чтобы не выпускать наших соотечественников. Но в этих действиях есть и свои плюсы. Ведь, чтобы удержать людей, их нужно уговорить. А как уговорить?

Предложить лучшие условия, чем предлагает российская сторона и чем те условия, которые у них есть сейчас. Так что антирекламные действия направлены на защиту наших соотечественников, создание им дополнительных преференций.

Но нам-то нужно переселять соотечественников.
Мы никого не собираемся насильно переселять. Мы создаем условия, чтобы люди в Россию приезжали. Если им понравится, они приедут. Мы должны представить им реальную картину. Помочь материально, рублем. А подталкивать или уговаривать не надо.

Интересно, а вам спущен план по переселенцам? Допустим, за год привезти в Россию столько-то человек.
Расчеты есть. Но мы за цифрами не гонимся. Важнее, чтобы ни один не уехал обратно. То есть каждый приехавший в Россию мигрант должен стать, во-первых, успешным переселенцем, во-вторых, своеобразным показателем для тех, кто еще не приехал. Он должен сказать тем, кто только к нам собирается: ребята, я приехал в Россию на конкретное место, у меня есть работа, устраивающее меня жилье. Я остаюсь. Приезжайте, там еще нужны люди. Помимо количества, мы должны получить высокое качество, чтобы не было ни одного возвращенца.

И какие цифры ожидаются?
В 2007 году, когда заработает программа по привлечению соотечественников, мы рассчитываем принять до 50 000 человек. Во второй год до 100 000, в третий — до 150 000. А там как пойдет, все зависит от организации работы в 12 пилотных регионах. Но эти цифры могут поменяться. Если переселенцы поедут семьями, их количество может увеличиться.

Сейчас за рубежом порядка 30 миллионов наших соотечественников. 20 миллионов — в ближнем зарубежье, 10 — в дальнем. Но цифры оценочные. Никто перепись не проводил.

Вам не кажется, что в ближнем зарубежье остались одни пенсионеры? Молодые и работоспособные уехали.
Нельзя говорить, что все, кто хотел, выехали. Потенциал есть. И это не 2 — 3 человека. По нашим расчетам, сейчас в России находятся 10,2 млн. нелегальных мигрантов. Правда, наука с нами спорит и говорит, что у нас не может быть столько нелегалов. Я спрашиваю: почему? Они отвечают — им жить негде. Но если поехать, например, недалеко от Москвы между Киевским и Калужским шоссе, можно увидеть, как они живут. Сидят в фанерных коробках по шесть человек. По очереди спят, едят. И, несмотря на такие условия, эти люди здесь живут. Потому что есть работа. Думаю, какая-то часть этих людей, вернувшись к себе домой, потом станет участниками нашей госпрограммы. В дальнем зарубежье тоже есть интерес. Например, я получил письмо из Франции с предложением направить группу ФМС по шести городам, где живут наши соотечественники.

Да что там Франция, у нас на Дальнем Востоке все очевиднее угроза поглощения Китаем. Что делать? Никто не хочет туда ехать из наших-то.
К нашим границам прилегают три китайские провинции, где живут 100 миллионов китайцев. А у нас населения в дальневосточных приграничных регионах в 35 раз меньше. Думаю, наши соотечественники в эти регионы поедут. И там восполнится дефицит населения. Но тогда нам нужно не 50 тысяч человек в год, а с нашей гиблой демографией гораздо больше.

Раз в неделю проводится совещание у председателя правительства России по вопросу регулирования трудовой миграции. Столкнулись с удивительной вещью. Вроде бы про миграционную ситуацию все все понимают. Но когда мы просим регионы рассчитать и предоставить нам цифры, сколько им нужно иностранных работников, получаем: ноль, два, сто. С одной стороны, смешно, с другой — грустно.

То есть легальные мигранты губерниям не нужны?
Какие бы мы заборы ни ставили, нелегальные мигранты все равно придут, будут работать и давать нам большой экономический прирост. Ведь в своих странах они получают несоизмеримо меньше. Например, в Таджикистане до недавних пор средняя зарплата была 17 долларов. А в России можно легко получать 10 000 рублей. В 20 раз больше. Конечно, этот человек на все пойдет, лишь бы накормить семью. С другой стороны, в этой ситуации мигранта можно нещадно эксплуатировать.

«На нелегалах теряем 460 млрд. рублей в год»

Есть ощущение, что с миграцией у нас все происходит чисто по-русски. Сначала открыли двери — заходи кто угодно. Все зашли. Теперь начинаем разбираться! Вот тут грузинам не повезло. Правда, потом всем стало неудобно. К тому же сначала один гастарбайтер умер, потом еще…
Да, трагический случай. Вообще миграция — это маятник. Найти положение, в котором бы его можно было остановить, невозможно. Сначала говорим, что нужно ужесточить ситуацию. Получаем экономические потери. Потом ослабляем режим — получается вакханалия. Мы боимся, что ситуация может выйти из-под контроля и привести к страшным последствиям. Найти одну точку, думаю, невозможно. Колебания все равно будут. В интересах экономики, правопорядка, российского предпринимателя. Кстати, все действия ФМС нацелены на производителя. Мы стремимся к тому, чтобы получить максимальный эффект.

Но предпринимателю выгоднее взять мигранта без документов и платить ему копейки. Тогда как государству выгоднее, чтобы мигранты легализовались и платили налоги.
Это так. И не случайно мы возмущаемся, что мигранты не платят налоги. Ведь если подсчитать, получается огромная сумма денег. Более 200 миллиардов рублей в год мы теряем только на налогах, которые не платит работодатель. Плюс иностранные работники каждый год вывозят из России в свои страны около 260 миллиардов рублей. Итого — 460 миллиардов теряем. Как минимум. А эти деньги должны идти на «социалку», пенсионеров, бюджетников.

Сейчас принято решение, что гастарбайтеры должны уйти с рынков. Некоторые чиновники в крупных городах бьют тревогу, что на рынках работать будет некому. Неужели в России, где куча депрессивных регионов, некому будет работать на рынках?
Регулирование труда — вопрос мэров. А миграционная служба — поезд, который перевозит гастарбайтеров. Мы открываем дверь в вагон, размещаем в купе, привозим на место — выпускаем. Конечно, надо очень тонко сработать. Чтобы рынки не закрылись и чтобы там был порядок.

А пойдут российские продавцы на рынок?
Нужно время. Сейчас, конечно, российские производители не очень большой энтузиазм проявляют. Торговать на рынке ведь тоже непросто. Надо обеспечить хранение товара, его перевозку. А так хоть и отдал дешево, но голова не болит.

Французский вариант у нас невозможен

Все мы видели по телевизору, что происходит во Франции с мигрантами. У нас такая ситуация возможна?
Нет. У нас незаконных мигрантов много. Но они приезжают к нам временно — заработать деньги и уехать. Этим мы и отличаемся от той же Франции. Мы настроены, чтобы лучшие из них стали нашими согражданами. Те, кто хорошо адаптируется, знает язык, соображает, имеет золотые руки.

Но у нас пока даже русские, что жили за пределами России, не могут получить гражданство без жуткой волокиты. А, например, в Израиле, если ты доказываешь, что еврей, без всяких вопросов получаешь гражданство.
В прошлом году 508 тысяч человек получили гражданство. В этом будет 300 — 350 тысяч. Мы поинтересовались у американцев: а сколько у вас гражданство получают в год? Они назвали — миллион. Но это не гражданство, а вид на жительство. Для России 500 тысяч в год — нормальный показатель. Да, проблемы возникают. Но чаще по вине самих граждан. Мы вот, например, часто сталкиваемся с ситуациями незаконной выдачи паспортов. Когда идет их обмен, начинаем смотреть, а где этот человек был 1 июля 1992 года? И выясняется, что у него была временная прописка. Он пришел в паспортный стол, заплатил, ему паспорт оформили. А теперь мы видим, что у него не было тогда статуса, который предполагает гражданство. И начинаются проблемы. А сложности, которые были с нашим законодательством, мы устраняем. Вот, например, ситуация. Человек получает загранпаспорт за рубежом, въезжает в Россию. Идет получать внутренний. У него отбирают этот паспорт и начинают проверять. Запрос — шесть месяцев. А человек ходит без документов. Мы на этом поставили крест.

Человек приходит, подает документы, проверка идет, но у него паспорт не забирают. Дайте время, устраним все сложности. Понимаете, очень сложно внушить чиновнику миграционной службы, что он оказывает услуги и помощь населению. Что он должен сам за вами бегать и помогать, чтобы вы не выстаивали по три-четыре часа в очередях, а нормально реализовали свои права, которые вам гарантирует Конституция.

Американцы решили отгородиться от Мексики стеной. А мы что делаем, чтобы при пересечении границы контролировать нелегальную миграцию?
Мы должны не контролировать нелегальную миграцию, а не допускать ее! В нынешнем году незаконно въезжающих было не допущено в полтора раза больше, чем в прошлом. Это, думаю, прежде всего заслуга пограничников. Но у нас слишком много проблемных участков. Например, российско-украинская граница тянется на 1700 км. Сейчас там действует 46 пунктов упрощенного пропуска. Будет еще 155. Там миграционные карты не выдаются. К тому же ситуация какая? Идет железная дорога. С одной стороны — российское население, с другой — украинское. На машине не проедешь, но пешком — легко. Там порядка 620 дорог. Контроля нет. Казахстан — подобно этому. Что делать? Укреплять границы.

По данным Госнаркоконтроля, 90 процентов наркотиков завозят к нам таджики. Зачем нам такие мигранты?

Если брать сводку по задержанию наркотиков и оружия, в Москве 70 — 80 процентов оружия носят люди без определенного места жительства — бомжи. Что же, бомжей считать торговцами оружием?

Среди мигрантов из Таджикистана уровень правонарушений невысок. Некоторые из них занимаются перевозкой наркотиков. Но статистика преступлений показывает, что гораздо больше преступлений совершается в отношении самих таджиков. В целом по стране иностранные работники совершают 3 процента всех преступлений. Они в Россию приезжают работать! А вот когда у них все отбирают — документы, деньги (такое бывает), — тогда они вынуждены «выходить на большую дорогу». Но если удачно заработает новое миграционное законодательство, думаю, и уровень преступности, и неуплаты налогов станет меньше.

Бесконтрольная миграция приводит к разложению и госструктур. Ни для кого не секрет, что, например, милиционеры смотрят на незаконных мигрантов как на источник дохода.
Мерзавцы есть везде.

А в случае чего куда жаловаться?
Это вопросы собственной безопасности МВД.

А если от вас нужна помощь? Есть ли у вас телефон доверия?
Да. Телефон есть. Могу назвать — (495) 623-09-40.

«Мигранты должны уважать наши законы»

Сейчас мигранты стали хорошей возможностью для создания политического капитала. Появилось целое Движение против нелегальной эмиграции — ДПНИ. Ходят по стройкам, рынкам, высматривают нелегалов. Эти ребята четко понимают, что в России лозунг типа «Всех приезжих — вон! Россия — для русских!» идет на ура.
Если у моей службы будет численность побольше, эти организации закроются. От них много шума и беспорядка, а толку никакого.

А сколько на одного сотрудника ФМС приходится мигрантов?
Разделите 10 миллионов мигрантов на 29 760 человек. Точнее, делить надо на 2,5 тысячи. Именно столько человек занимается у нас миграционным контролем. А одних только узаконенных рынков в России 5380 штук. Плюс более 200 тысяч объектов строительства. Из них 60 тысяч крупных. Нагрузка для сотрудников просто невыполнимая.

Возьмем Кондопогу. Там началось все с драки. Три бандита в кафе побили бармена. Выясняется, что и они отсидевшие, и бармен два раза высылался из России, находится здесь незаконно. Маленькие беззакония приводят к кондопогам. Если человек два раза высылался из России, как же он третий раз попал? Стыковка у вас есть с пограничниками?
Пока такой стыковки нет. Но в недалеком будущем будет, и мы будем получать информацию по въезду. Что делать с 10 миллионами незаконных мигрантов? Есть крайние взгляды — взять и выгнать. Но выдворение одного, между прочим, стоит около тысячи долларов. Сумма будет огромная. Проще и выгоднее перевести нелегалов на легальное положение. Сейчас мы создаем программное обеспечение «Мигрант». Оно позволит фиксировать всех въезжающих в Россию и в перспективе их контролировать. За два-три года нужно подвязать к этой системе все ведомства. Грубо говоря, иностранный гражданин въехал. Пошел в поликлинику. Тут же появилась галочка, что он обратился в поликлинику. Обратился в милицию — еще галочка. И так мигрант становится видимым. Когда эта система заработает, она позволит получать информацию на всех этапах пребывания иностранного гражданина в России и эффективно бороться с незаконной миграцией. Это задача номер один.

А сколько сейчас в России легальных мигрантов?
Общее число легально работающих по результатам 2005 года — 702,5 тысячи человек. А в этом году законно работающих уже 1 миллион 300 тысяч. 4 тысячи рублей они платят за разрешение на работу. Тысячу платит сам мигрант и 3 тысячи — работодатель. Получается 4 с лишним миллиарда. Тоже немаленькая сумма, которая идет в бюджет и на «социалку».

А сам мигрант заинтересован в легализации своего пребывания или нет?
Конечно, чтобы легализоваться, ему надо потратиться. Но зато он получает карту безопасности. Без нее же он не может выйти даже за забор стройки или рынка. Так что стимул для легализации есть. Мы встречаемся с нашими коллегами из Армении, Киргизии. Они тоже заинтересованы, чтобы к нам ехали законным путем. А с Таджикистаном мы вообще пошли на беспрецедентный акт: в пяти городах наши коллеги из этой страны выдавали своим гражданам загранпаспорта. И власти Таджикистана очень заинтересованы, чтобы их граждане работали у нас легально. Самое главное — чтобы, приезжая к нам, иностранные граждане уважали наши законы и соблюдали их.

Из досье «КП»

С 15 января мигрантам в России не надо обивать для регистрации паспортные столы. Им достаточно в течение 10 дней отправить туда или в отделения ФМС по месту жительства по почте уведомительное письмо. Если же они устраиваются на работу, то оформлением документов мигранта с помощью уведомления должен заниматься работодатель в течение 30 дней.

Справка «КП»

С 1 января все соотечественники, желающие жить в России, могут обращаться либо в представительства ФМС РФ (сегодня они открыты):

  • в Таджикистане,
  • в Латвии,
  • в Армении,
  • в Туркменистане,
  • в Киргизии,
  • либо в консульства или другие диппредставительства РФ по всему миру.

Кстати

На самом деле иностранцы совершают лишь 3 процента всех преступлений в России.

Материалы предоставлены
агентством WPS.

Автор Комментарий
Татьяна (не проверено)
Аватар пользователя Татьяна.

Как интересно и увлекательно нам про нас рассказывают. Я в Москве с 2006 года. Гражданство РФ получала в Ташкенте в 1997 г. А в России долго доказывала, что я не слон афганский. Эпопея получения паспорта дочери длилась 4 года. Никакие законы РФ о вынужденных переселенцах или мигрантах наши чиновники порой и не читают. У них один закон $, иначе будешь долго ходить по инстанциям. Стояла в очереди на временное жилье, теперь и очереди нет. Куда делась, не сообщили. Я одна воспитываю дочь. Вопрос где я буду жить уйдя на пенсию, стоит клинком в сердце.. Сейчас я еще способна оплатить (1/2 от зарплаты) съемную квартиру. А завтра? Все чаще думаю о том, что зря приехала в страну моих родителей и родных. Отец был военным. Регистрация на 6 мес. не дает никаких прав ни на медицину, ни на работу. В Москве это не признается.

 
Аноним
Аватар пользователя Аноним.

На бумаге всё выглядит очень красиво, а на практике: телефоны молчат, по электронной почте на запрос не отвечают. Что делать?

 
Аноним
Аватар пользователя Аноним.

Interesno budet uznat kakovy budut rezultaty.. Konechno vremia vsio pokazhet..