Казахская родня или настоящий брат

Автор Сообщение
Аватар пользователя dariya.
Сообщений: 59
С нами c 2007-09-21

Казахская родня или Настоящий брат

 

Эту историю мне рассказала Тамара. Мы учились с ней в институте, ее муж уже тогда занимал высокий пост в милиции. Но она никогда не была высокомерной, наоборот очень доброжелательной, почему-то ее всегда сопровождала свита, мы, однокурсники, величали ее царицей Тамарой.

Год назад я не узнала ее, она сильно сдала — оказывается уже десять лет, как у нее умер муж.

 

***

 

Тамара сорвала покрывала с зеркал, открыла окна в зале, солнечные лучи весело ворвались в комнату и стали хозяйничать на портрете Бориса. Муж в генеральской форме был изображен во весь рост. Лучи коснулись его лица, и картина как будто ожила, Борис с улыбкой смотрел на жену, казалось, вот он сойдет с тяжелой рамки подойдет, обнимет и спросит: «Как дела? Голубушка, что ты сегодня невеселая, а ну улыбнись!» Тамара встала на колени перед портретом:

— Боря!!! Как я жить буду без тебя? Скажи, что это неправда? Ты не умер, ты не можешь оставить меня одну!

Она целовала портрет, стоя на коленях, тяжелая картина угрожающе сдвинулась, женщина стала молиться, плакать, просить Бога оживить мужа, кричала. Ее плач и крик доносились до соседей.

Соседка Гаухар говорила мужу:

— Только я ушла — слышишь, она криком кричит? Жаль Тамару, ближе и роднее у нее никого не было! Она ведь сирота для нее семья — святое. Никто не вернет ей Бориса. Страшная потеря не только для нее, но и для нас…

— Я — вдова, — произнесла женщина. — Господи, какое страшное слово!

У нее не было сил ни плакать, ни кричать, попробовала уснуть, но сна не было, она стала приводить свои мысли в порядок, Бориса не вернешь, как жить дальше, что делать?.. Тамара вернулась в зал, рядом с портретом было спокойнее, будто муж рядом. Картину нарисовал Сайран — художник, сын Касыма. С его отцом Борис побратался в армии и любил, как брата. Они служили в глухом Забайкалье, где Борис чуть не погиб. Один из новобранцев прострелил ему руку, Касым тащил его на себе до больницы. Муж признался:

— Если бы не Касым, я бы умер холостым, а ты осталась старой девой.

Тамара не хотела огорчать мужа — участь старой девы никогда ей не грозила, а вот названый брат не очень нравился. Она пробовала робко намекнуть мужу об этом. Борис заявил:

— Нравится — не нравится наша дружба: спрашивать тебя не стану. В случае ультиматума — выберу Касыма, — Борис в шутку предупреждал: — Если хочешь угодить мне, уважай брата! Постепенно она привыкла к немногословному другу и с годами подружилась с его женой. Касым с Борисом были чем-то похожи — оба высокие, широкоплечие, спортивно сложенные. Зимой и летом занимались спортом: бегали, играли в футбол, охотились, а в выходные любили выезжать на природу. У Касыма было пятеро детей, а у них сын и дочь. Сына они потеряли — он пристрастился к наркотикам, Борис признался жене:

— Мы оба с тобой виноваты, проглядели парня.

Дениса повесили в гостинице, куда он пошел отдавать долг за наркотики. Тамара долго не могла простить мужу и себе потерю сына. С годами стала обвинять себя. Что скрывать, хорошо ей жилось с мужем-начальником, постоянно приглашали в гости: сауна, рестораны, юбилеи — некогда было заниматься ребенком. Он рос, а за ним глаз да глаз нужен был, в сомнительную компанию попал. Подарили машину — решили, друзья уважать станут, а они пристрастили его к наркотикам и к играм. А дети Касыма не доставляли родителям проблем — может, оттого, что их было много. Гаухар не работала, занималась их воспитанием. Старший — Сайран — стал известным художником, он предложил Борису позировать, а так как муж все время пропадал на работе, портрет писал по памяти. Он вырисовывал каждую черточку на лице: морщинки на лбу, ямочку на подбородке, пронзительный взгляд синих глаз, тонкие, как две полоски, губы, непокорный чуб. Вначале она была против картины: не любила, когда живых людей рисуют. Портрет повесили в зале на видном месте, она долго не могла к нему привыкнуть: пугалась, включив свет. Огромное полотно занимало полстены, и те, кто видел картину, восхищались работой художника. Женщина вглядывалась в каждую знакомую черточку, как будто ее взгляд мог оживить картину. Как Борис радовался:

 

— Какой молодец Сайран! Угодил своему дяде!

Дети Касыма называли его дядей. А он их сынками, после смерти собственного сына, относился к ним, как к родным. На картине Борис как живой! Говорят, душа умершего сорок дней находится в доме, а потом уходит.

— Борис! — обратилась она к портрету. — Скажи, как мне жить?

И зарыдала. Она ни разу не похвалила картину, ей хотелось сказать мужу: сними. А муж, как ребенок, хвастался, всем показывал портрет и радовался, когда Сайрану предложили выставить работы в Германии. За работу художник денег не взял, он сделал удачный портрет и гордился своей работой. Борис после тридцати лет расцвел, как расцветает черемуха, отдавая свою красоту людям. Почему она сравнивает его с черемухой? Потому что он обожал это растение и как-то сказал:

— Посмотри, она всю красоту отдает людям и не требует ничего взамен.

Он тоже отдал себя людям. Тамара как-то призналась мужу:

— Как скажу, что муж работает начальником в милиции, люди с пониманием кивают. У тебя ужасная профессия! Столько фильмов, столько негативной информации о работниках внутренних органов, иногда стесняюсь говорить, где ты работаешь.

Борис обиделся, молча ушел в кабинет и до утра оттуда не выходил. А вечером следующего дня велел ей сесть в милицейский уазик, привез к себе на работу. Отвел в оперативный отдел, посадил на пульт и произнес:

— Посмотри, какая у мужа работа! Почему такое неуважение к моей профессии? Почему все думают, что в милиции работают только взяточники и коррупционеры. Я хочу, голубушка, чтобы ты гордилась мужем, а не стеснялась. Я ничего не рассказываю о своей работе, если бы ты знала, как благодарят нас спасенные люди и с какой мразью приходиться общаться?

В отделе было прохладно, ни на минуту не замолкал телефон, беспрерывно звонили, просили о помощи, машины не успевали выезжать на вызовы. Впервые Тамара узнала, что в их городе ужасная криминальная обстановка. Муж никогда ничего не рассказывал. На экранах мониторов: мольбы, крики, плач женщин и детей. И всем требовалась помощь. Она несколько раз брала трубку, помогала сотрудникам (им надо было сходить в туалет, перекусить). Женщина посмотрела на часы, время — два часа ночи.  «Наверное, успокоились», — мелькнула в голове мысль, но оказалось это время является пиком всех преступлений. В ее родном городе, как в Техасе, дрались, убивали, насиловали, избивали. Только в семь часов утра стих шквал звонков. Тамара уснула, ее разбудили — за ней пришла машина и отвезла домой. Как-то, пребывая в хорошем настроении, Борис признался:

— Это Касым предложил свозить тебя туда, я думаю, ты теперь имеешь представление о нашей работе.

Подружки побаивались Бориса и признавались Тамаре: «Взгляд твоего мужа пронзает до мозгов». Одна из сокурсниц решила пококетничать, муж предложил:

— Тамара, гони ты эту подругу — она непорядочная.

Женщина не знала, как мягко сказать приятельнице, что мужу не нравится ее поведение, а та возьми и скажи:

— Как увижу твоего Бориса, так и хочу спросить, что ты в нашей Тамаре нашел, в училище такая неприметная была?

С тех пор жена поверила мужу и стала осторожнее с подругами. Может, благодаря его проницательному взгляду, преступления — раскрывались. Он любил свою работу, Борис получал звездочки, быстро поднимался по служебной лестнице.

Тамара погрузилась в воспоминания: встретились они случайно и с первой встречи полюбили друг друга. Он — милиционер, она — медсестра. Муж признался:

— Как увидел твои зеленые кошачьи глаза, как в омут головой кинулся. Глазищи у тебя необыкновенные, то бирюзовые, то зеленые, как у кошки, то, как у ведьмы, бездонные. Вообще, ты — опасная женщина!

Девушка обратила внимание на смелого парня, он заговорил с ней. С этого дня они были вместе почти сорок лет. Муж гордился ее красотой, восхищенно говорил:

— Мужики глаз от тебя оторвать не могли! Ты еще та ведьмочка! Ты ведь и меня околдовала!

 

 

Ссылка: https://www.proza.ru/login/page.html?edit&link=2014/12/10/1660