Одиночество.


Я подкармливал одного, оставшегося в одиночестве щенка. Сначала, соседки говорили, у него была мать, но ее забрали куда-то, или убили. У рыжего щенка был черный брат, они жили в подвале и выходили через цокольное окошко, к миске, которую им поставили под деревом. Начиналась осень. Через несколько дней брат пропал. Я продолжал выносить щенку остатки от ужина, колбасу и воду, поскольку еду ему многие кидали, а воды у него почти всегда не было. Когда я вечером выносил воду в хозяйской пиалке - он жадно пил. Утром кто-то все время переворачивал или разбивал пиалку, так что я перетаскал щенку довольно много хозяйской посуды. Он выходил смотреть на меня, когда я приносил ему воду и скоро стал бояться меня меньше, чем остальных, он даже шел за мной до подъезда, но потом опять убегал к своему подвалу. Иногда я сидел на лавочке у его подвала и смотрел, как он пьет, или ест колбасу. Пил он жадно, а ел - нет, ел медленно. Я сидел и думал о себе.

Потом щенок пропал. Может быть его забрал кто-нибудь, или кто-то его убил. Может быть, дворники, которым надоело убирать остатки еды под деревом и разбитые пиалки.

"Внутренняя Монголия"