Футурамки


Честно говоря, я просто сидел и тосковал, когда в кафе появились две футурамки.

Когда я столкнулся с ними здесь и когда я убедился, что это они - я немножко затосковал еще и оттого, что вот и Улан-Батор лишился девственности.

Или становится крупным глобальным городом. До сих пор мне приходилось встречать футурамок только в крупных городах. Они убивают мое представление о сексе, потому что действительно легко к нему относятся. Очень легко. Эти молодые восемнадцати - двадцатилетние девочки действительно предлагают секс также легко как чай, или косяк, что не мешает им иметь привязанности и постоянных любимых - но секс здесь не при чем. Когда я впервые столкнулся с такой футурамкой - я понял, как я безнадежно устарел, и, честно говоря, смылся. Футурамки ведут себя одновременно как девочки-сейлормун и как студентки факультета прикладной математики, то есть математика сама по себе, любовь и дружба - сами по себе, а секс - сам по себе - я растерялся, хотя по большей части вел себя в жизни так же. Все же очевидно, что я ханжа.

А футурамкам не смотря, ни на что им все равно очень страшно в жизни и жизнь продолжает их пугать.

Как неведомый во времена моей юности вид жизни футурамки вызывают у меня большой интерес и уважение, но - на расстоянии не менее пятидесяти сантиметров. И хотя они очень интересный объект для наблюдения мне стало жаль, когда я увидел сразу двух из них в кафе в Улан-Баторе. Вот и кончился Улан-Батор, вот и сюда пришли футурамки.

Девочки внимательно осмотрели кафе и уселись за соседний со мной столик, я постарался забаррикадироваться кофейным меню, но естественно, мне это не удалось. Уже через пять минут мы вместе смеялись, хотя и продолжали сидеть за разными столиками. Потом одна из девочек, та, что то повыше, с туго заплетенными и торчащими по сторонам как антенны косичками стала читать вслух книгу, и мы уже хохотали как сумасшедшие, хотя я почти ничего не понимал из того, что она читала. Естественно, мы поехали дальше, и уже через два часа моя голова лежала на коленях то у одной, то у другой из девушек сидящих на пухлых кожаных диванах в очередном лаунж-баре.

Вообще я еще иногда бываю «автопатичен» и довольно активен ближе к утру - ехать к себе в квартиру одному мне не хотелось, хотя спать с девушками я тоже не собирался.

Я принципиально стараюсь не спать с футурамками, тем более, что они пошутили, что одна из них была в прошлом мальчиком

( что, как позднее выяснилось, было, абсолютным враньем). Во всяком случае, in copula в этот вечер удалось избежать...

Так я познакомился с дочерью моей, в последствии крупной заказчицы, в Улан-Баторе, хозяйки гостиницы Алтын Орда.

С мамой - и моей клиенткой, я познакомился через неделю. Даже удивительно, что она была матерью футурамки - такой на удивление спокойной, доброй и милой женщиной она мне показалась, когда мы познакомились.

У футурамки же - ее дочери, были совершенно сумасшедшие маленькие черные глаза и практически идеальная фигура модели-подростка с тонкими запястьями и лодыжками, а оказалась она, естественно вовсе не моделью, а серьезным экономистом, и обучалась в лондонской школе бизнеса.

Естественно, название гостиницы ее мамы было настолько оригинальным в Улан-Баторе, что я только по справочнику насчитал еще 300 заведений носящих имя Алтын Орда - от химических чисток одежды до, тоже, видимо, чистящих карманы, дорогих борделей.

Интернет дал еще больше разнообразия - в финале поиска значился «ресторан имперской кухни «Золотая Орда» под Санкт - Петербургом. И еще почему-то - мотель Алтын_Толобас в Ладоре, штат Техас. Чаще чем Алтын Орда в Улан-Баторе встречалось, естественно, только имя Чингис Хана. То есть с «уникальным торговым позиционированием» было сразу скажем - сложновато. Мама футурамки хотела, чтобы я выделил ее облупленный, но, впрочем, с хорошим поваром, ресторан в гостинице, среди конкурентов, так, чтобы в него ходили не только постояльцы, но и просто городские жители.

Чего хотела ее дочь я понял, после того как она, дождавшись меня за дверью, прямо глядя мне в глаза своими черными безумными глазами с серебряной стальной ниткой в средине - крепко взяла меня между ног правой рукой и несколько раз сильно сжала.

Я понял, что мне придется работать не только на мать, но в тот раз меня спас пришедший, кстати, курьер, который принес приглашения на очередной симфонический концерт. Нигде я так сильно не любил симфоническую музыку, как в Улан-Баторе.

Тем более, что с Миной мы после посещения не симфонического Сохо еще не виделись, и теперь, получив два билета я мог ее пригласить...

С маминым же рестораном в гостинице надо было что-то придумывать. Пойти по пути наименьшего сопротивления и сделать из него ресторан-музей монгольской культуры с девушками в национальных одеждах не получилось, потому что в первом же иллюстрированном журнале я нашел три ресторана-музея обещавшего вам настоящую этнографию и правильно приготовленные блюда в согласии с традицией Чингис Хана, и с изобретенным им походным самоваром, в котором он варил тончайшее мясо опуская в воду не более чем на полторы минуты...

Еще более простой путь - отдать имидж на формирование потребителю, хозяйка уже прошла, и поэтому в ее ресторане сидели командировочные постояльцы- коммивояжеры, которым некуда было деваться, поскольку они получали еще и хорошую скидку на еду, и служащие соседних бизнес-центров, опять же соблазненные дешевизной бизнес-ланча.

В общем, для нее нужно было что-то придумать...

Внутренняя Монголия