ДУ ФУ


...

Ду Фу большую часть своей жизни вынужден был скитаться, поскольку смуты и мятежи не прекращались в Империи на всем протяжении его жизни. Он перевозил и спасал свою семью, короткое время служил при дворе Императора, но быстро впал в немилость и в конце концов стал мелким получиновником -полубродягой.А уже тогда в Китае было больше 10 000 городов и странствовать можно было по нескольку лет в одном округе. Ду Фу пил вино, рано постарел, часто плакал, был сентиментальным и жалел крестьян и служивых людей больше, чем себя. Ду Фу плакал над раненым стрелой журавлем, вспоминал счастливый год, когда он странствовал вместе с Ли Бо, и они все время проводили в разговорах о поэзии, вспоминал и пирушки "восьми бессмертных", к которым он тоже принадлежал когда-то.

Моему слуге Адуаню, мальчику из племени ляо:

Помнишь, как ты нашел мне воду, в горах

когда у нас совсем пересохло во рту

и мы не пили уже второй день?

Помнишь, ты был совсем еще юн тогда...

Кому мы нужны сейчас с тобой, дорогой мой,

кто накормит тебя и кто угостит вином

из серебряного чайника твоего хозяина?

Источник вина ты здесь не найдешь, мой мальчик...

В деревне, на перевале, дрожу от холода, зимой.

Старая больная обезъяна

Плачет здесь во время снегопада,

Обнимается от холода с собою

И не знает, что ей делать надо.

Я подобен старой обезъяне

Дотяну ли до весны - не знаю,

Плачу, обниму себя руками

И бреду, куда и сам не знаю.

Время, которое утекло.

Оказалось, ласковое время

Побыло со мной совсем не долго -

Тридцать лет мне, друг сидит напротив

и еще не заболела дочка.

Раненый журавль.

Журавлик мой,

Журавушка, послушай,

Что ж люди то такие стали злые .

Пробитое стрелой крыло волочит

И в ужасе бежит, чтоб не добили.

И ждет, что прилетит сейчас вторая

И плачет, и кричит от страшной боли,

Журавка мой прости, что мои слезы

от страшного железа не закроют.

Мы были молоды...

Мы были молоды, и веселы, и пьяны

И говорили о цветах и винах

Литература нам была дурманом -

Изысканным для нас вином старинным.

Мы плавали на лодках по теченью,

Мы находили жемчуга в шкатулках,

На кости мы писали изреченья

И гравировку делали на втулках.

Мы были всем, чем только мы хотели

Мы преуспели в мимолетном пенье

Мы солнышку подставит лоб успели,

но что-то мы запомнить не успели...

 Внутренняя Монголия