Это было летом в Питере


Вадим Дергачев, как я был летом на семинаре.

Летний литературный семинар в Петербурге.

Я был там летом, написать о нем просили тогда же, но вспомнилось, почему-то, сейчас. так что пишу, отчасти отвечая на вопросы анкеты годичной давности об интересности и полезности, думаю, бюрократическую актуальность для организаторов это все утратило, но может тогда и надо отвечать на анкеты, когда они утратили актуальность?

Первоначально я испытывал некоторый дискомфорт от необходимости быть вместе с другими людьми, который «тоже что-то пишут», поскольку они то - пишут-пишут, а я то - вроде как, и не пишу вовсе, или, понятное дело - пишу не так.

Довольно быстро я обнаружил, что все думают совершенно также - и успокоился.

Мне, безусловно, был интересен и полезен опыт общения в такой воспроизведенной модели: Мастер, товарищи, я.

С некоторыми товарищами я подружился, а Мастер отвечал именно за модель взаимодействия и, должен сказать, дал отсчет высокого уровня - отсчет взаимоотношений внутри цеха, или ордена.

Одновременно ожидаемой и, все-таки, неожиданной, была проповедь отношения к литературе как к служению. Для меня до сих пор это оставалось явлением вполне теоретическим, поскольку у меня не было совместной с кем-либо литературной юности.

Именно в этом месте, собственно, и возникало ощущение повышенной серьезности и всякая ирония и у Мастера, и у аудитории сходила на нет - поскольку какая же тут ирония, когда проповедь.

Для меня вообще подтверждение существования Ордена Литературы с главным штабом внутри Садового Кольца явилось подтверждением опять же чисто теоретического представления об этом до того.

А в целом - Бог с ним, с представлением, больше всего меня занимала всю эту поездку возможность видеть такого необычайного человека как Гандлевский - и более всего наверное оказалось полезным в плане жизнеподтверждения существования писательского, когда я посмотрел на Гандлевского я понял - да, писатели существуют.

Жаль, что мастер - классы шли одновременно и не была предусмотрена возможность для участников класса прозы посещать класс поэзии и наоборот, было бы здорово, если бы такая возможность была в дальнейшем - мне кажется это было бы в два раза полезнее для участников.

К сожалению, плохое знание английского не позволило полноценно участвовать в мероприятиях для англоязычных участников, но даже для тех, кто знает английский лучше меня вовлеченность в англоязычные мероприятия была минимальной, потому что мы конечно отчасти были вовлечены в пьянство - особенным подарком оказалась встреча с Иосипом Новаковичем, книгу которого мы купили в Петербургском Доме книги и с радостью пили с ним несколько вечеров.

Миша, который все это организовал и привез в Питер американцев, которые, судя по всему, за это еще и заплатили, сначала вызвал у нас подозрение, что он деловар.

А когда начал с нами пить, то оказалось, что никакой не деловар, а нормальный пацан, просто ему не повезло и он живет в Америке. Потом все хотели с Мишей дружить, чтобы он нас напечатал в своей русской антологии для американцев, но я уехал раньше, и в охоте на Мишу участия принять не успел.

Особенный привет хочу передать Жене из Питера - Женя и тебя, и твоего спокойного молодого мужа я успел полюбить, правда, понял это потом.

А то, что ты мне по-пьянке чуть не откусила ухо, это ничего. У меня уже через неделю оно не болело.

Еще мне понравилась Аня, организатор. То есть сначала то не очень - а потом, да.

Но я так по-русски застеснялся.

А потом я ей тоже понравился, но она, мне кажется, тоже застеснялась -

так что, до новых встреч!