11 друзей Ержика или новая пацанская подстанова


  (не-научная фантастика)

 

«Привет. Тема номера - про то, что аферы в современной жизни стали чем-то неотъемлемым и в чем-то даже приобрели положительный смысл. Нормальный ракурс?». 1 июля, 2009 год.

(из письма редактора журнала И. Ярославцева автору)

Прошло пять дней после этого письма, наступило 6 июля, а я даже близко не подобрался к тексту. Шестое благословенное июля... В этот знаменательный день в Астане пировали по случаю двойного дня рождения - Главного Города Страны и Главного Человека Страны, восставшие уйгуры продолжали сражаться на улицах Урумчи с китайскими ментами и солдатами, американские патологоанатомы копошились в теле Майкла Джексона, а в дюжине шагов от моего дома, между Зеленым базаром и Центральной мечетью, анонимная сволочь подожгла мусорку.

Горели газеты, пакеты, протухшие помидоры, пластиковые игрушки, поэтому вонь стояла соответствующая. Густой дым валил в небо цвета алюминия. Тощие смуглые торговцы и грузчики тянули свои тележки от закрытого рынка, равнодушно проходя мимо параши объятой пламенем. Дети катили на велосипедах и двухколесных скейтбордах. Им тоже было по барабану на пожар. Я впервые в жизни позвонил пожарным и они закрыли вопрос с возгоранием. На месте мусорки, как это и должно быть, остался только пепел. На юге, за рынком, домами и магазинами, продолжали тянутся к небосводу алатауские горы, застывшие в красоте и ледяном молчании. Жизнь продолжала свой мерный шаг. А мой текст по поводу афер не сдвинулся даже на миллиметр.

Я затарился бутылкой чилийского вина и отправился к главному ценителю этого напитка в Алма-Ате, моему другу Ержику. Да-да, я пошел к старому-доброму Ержику, о котором писал пару месяцев назад. Поясню для тех, кто не читал о том, как голодный и бухой Ержик попал в переделку - несколько суток плутая в клубах горного тумана, - Ержик - потрясающий и уникальный человек. Уникальный - потому что у него почти всегда есть верный рецепт для любой проблемы, а если нет рецепта, то всегда есть хорошая байка.

Ержик живет на улице Гагарина, его окна выходят на торговый центр Мега. Между его домом и  торговым центром - огромный пустырь. На этом пустыре Ержик гуляет со своем котом, животное зовут Бонифаций. К этой паре я и отправился.

Бонифаций проводил меня в зал, где Ержик смотрел телеканал Казахстан. На экране хлеборобы одной из областей поздравляли обоих именинников с днем рождения, потом настала очередь поздравлений от металлургов, менеджеров, военных, спортсменов и далее по протоколу. 6 июля как-никак...

- Той во время дагдарыса, - произнес Ержик и только после этой фразы поднялся мне навстречу, чтобы поздороваться.

Мы попили чай, потом отведали чилийского вина, поговорили о Уго Чавесе, родстве туранских народов и индейских племен, переместились на балкон и смотрели как на пустыре грызутся собаки, где-то играла песня Джексона «Stranger in Moscow» из альбома History.

- Представляешь, в Меге отмечали какой-то праздник и они заказали салют такой мощности, что Бонифаций от страха наделал огромную кучу на ковре и это при том, что он одно из самых храбрых и невозмутимых существ, которых я видел. Я хотел подать в суд на Мегу за эту канонаду, - задумчиво произнес Ержик.

Мы немного помолчали дослушивая джексоновскую песню, а потом я как будто бы невзначай затронул тему своей статьи, которая не желала появляться на свет. И вот тогда Ержик поведал историю об одной из самых спорных и блестящих из своих многочисленных афер. Ему слово...

В институте я познакомился с парнишкой по прозвищу Кеф. Мы много отрывались вместе и на какое-то время я даже вписался в его квартиру: мы пили, курили, смотрели клипы западных рок-групп, пытались знакомиться с красивыми телками, но чаще всего безуспешно, потому что у нас перманентно не было денег и лица наши украшали прыщи, поэтому мы возвращались в квартиру Кефа и продолжали смотреть клипы Kiss, Verve, Marilyn Manson, Nirvana  и пить пиво «Жигулевское». Радиоактивная смесь, не правда ли?

Кеф подавал надежды в рок-музыке, скажу даже больше - он был самородком в области панк-рока, во всяком случае, так мне в те дни казалось. Группа Кефа называлась «Кефир», то есть - «Кеф и ребята», своеобразная аллюзия на сериал «Элен и ребята», если ты понимаешь о чем я. В группу «Кефир», кроме самого Кефа, входил барабанщик Серик по прозвищу Михрютка и гитарист Жан по прозвищу Казанова. В трэк-листе группы «Кефир» было 2 с половиной песни: «Мрак», «Сдохни Сталин!» и незаконченная песня «Идиотский возраст».

После одной истории я стал обладателем видеокамеры Panasonic которая снимала в формате VHS и в те годы казалось нам беспредельно крутой как задница Зиты фон Тиз в клипе Мэнсона или грудь Лив Тайлор в ролике Aerosmith. У меня появилась видео-камера и желание стать клипмейкером для рок-команд, у Кефа был панк-бэнд и мечта стать рок-звездой. Звезды сошлись - решили мы - и задумали снять первый панк-клип в истории Центральной Азии. Нам надоело смотреть на англо-американских звезд, мы решили сами отправиться на околоземную орбиту.

Моей любимой песней в репертуаре «Кефира» была незаконченная вещь «Идиотский возраст». Там были примерно такие строки:

Идиотский возраст 16 лет
Кроме как о сексе больше мыслей нет
Ничего поделать с этим не могу
Все мои гормоны бьют меня в башку.

Во имя клипа, за пару вечеров были дописаны два недостающих куплета. Так родилась композиция о драматичной судьбе подростка, который страдает от переизбытка тестостерона и неудач в знакомстве с девушками. Еще за один вечер был написан сценарий и наконец стартовали съемки.

В съемках кроме Кефа, Серика Михрютки и гитариста Жана, участвовали районовские пацаны - Игорь Панчо, Максимус, а также модель Лера. Большая часть съемок прошла на улице Саина, поэтому в съемки, также были мобилизованы девочки, промышляющие самой древней профессией на земле.

В ролике присутствовали главные компоненты необходимые для настоящей панк-истории: суицидальные мотивы, лихорадочная камера, микрорайоновское насилие, несбыточные мечты о разнузданном сексе.

За неделю я смонтировал весь отснятый материал на двух старых домашних видеомагнитофонах. Мы отправились с Кефом с визитами по всем республиканским каналам и отправили одну копию клипа на MTV Russia. Ни один из каналов не согласился ротировать наш шедевр. Тогда мы уговорили приятеля, работавшего видеоинженером на маленьком городском телеканале, запустить наш клип в эфир. Мы умышленно забыли сказать, что в клипе присутствуют сцены насилия и проститутки, а в каждом куплете присутствуют матерные выражения. Короче говоря, наш приятель запустил нашу вещь в городской эфир. Нас всех - меня, Кефа, Михрютку, Панчо, Леру, - ждали 3 минуты сомнительной славы, а нашего приятеля-видеоинженера увольнение.

Над городом повисло огромное электрическое облако, мы допили чилийской вино. Я задал Ержику глупый вопрос - какое отношение имеет эта история к теме моей статьи. Ержик улыбнулся и сказал:

- Знаешь, в каждом из нас живет маленький аферист и в каждом нашем проекте есть доля аферы. Конечно, нам с тобой не сравниться по этой части с олигархами, чиновниками и вообще профессионалами, которые лепят недетские подстановы, но у нас с ними разный онтологический статус, соответственно и различные цели.

Кот Бонифаций призывно мяукал. Поэтому мы обулись и отправились гулять с животным по пустырю. Пустырь, после демонтажа заборов, стал отдаленно напоминать Висячие Сады Семирамиды, которые как будто пережили массированную бомбардировку Марсианскими звездолетами. Кот Бонифаций был доволен променадом, и нам с Ержиком этого было достаточно, потому что мы оба любим котов и их кошачье приколы. Наступало 7 июля.

Автор Комментарий
Аноним (не проверено)
Аватар пользователя Аноним.

Хорошая запись, написано грамотно и интересно :)