Луна на Тополе, Сталин под Опилками (из кн "Гокка и курдский велосипед")


  

Когда  небо наглухо окутывало своим звездным сводом реку Боролдай, опираясь на холмы по ее берегам, семья Арбакеша пила чай на топчане в саду. Папа горделиво возлежал на подушках, братья и сестры восседали вокруг дастархана, а Гокка, сидя на стуле у топчана, передавала через Арбакеша пиалы по кругу. Кенжетай сидел по правую руку от Мамы.

Порывы ветра шильды урывками доносили из-за дома Непруков протяжное пение Сабиры и Закиры, близняшек Беренкуль-апай. Время от времени, и каждый раз неожиданно, падали яблоки на землю. То глухо, едва слышно, на сухую почву, то с шелестом на первые опавшие листья, то - на мгновение пугая Арбакеша - звонким шлепком, с бульканьем погружаясь в воды арыка.

Арбакеш ложился на спину.

…Звёзды висели так низко, что казалось, Большая Медведица опирается на соседские тополя. И сруби Люфт, сосланный  трудолюбивый  немец, свои тополя – небо рухнет на мясомолочный колхоз им. Сталина. Усатый бюст стоял на постаменте посреди Центральной улицы, грозно обозревая со своей высоты въезжающих. За его спиной, напротив дома Калашниковых, возвышалась деревянная ограда, охранявшая буйство ярких цветов. К усатому бюсту стекались иногда нарядные односельчане с воздушными шарами в руках детишек, одетых в обновку. Детвора чувствовала себя неуютно в обуви и новой одежде и затравленно озиралась по сторонам. Наконец, дяди, стоявшие вокруг усатого бюста, уставали неестественно махать руками и выкрикивать высокими срывающимися голосами что-то невнятное и вместе с толпой, теряя праздничный строй, устремлялись к базару. Сам базар представлял собой три огромных тополя слева от железных ворот склада. Под тополями сидели обычно их ровесницы - узбекские торговки семечками и прочей востребованной народом снедью.

Бабули, одни и те же на протяжении многих лет,  приезжали из Кара-Булака, большого узбекского городища на пути следования в Чимкент. Попотеть им пришлось вдоволь в канун Международного дня солидарности трудящихся - буквально у каждого представителя юного поколения  было в руке по испеченному ими красному петушку-леденцу. Кому праздник, а кому тяжкий наполненный конкуренцией день: с другой стороны железных ворот склада, у входа в сельпо, уйгуры продавали свои вкуснейшие пирожки, дунгане -  дымящийся лагман, а китайцы - полотенца с меткой «дружба» и ярко расписанные термосы. Несносный писк детских свиристелок сопровождался громкими  отрыжками - с автолавок шла бойкая торговля привезенным из Белых Вод газированным грушевым дюшесом. На этом  солидарная часть праздника вырождалась в расслоение трудящихся масс: женщины с детьми, осоловевшими от избытка сладостей   и впечатлений, медленно и  неохотно разбредались по домам, сильный же пол, предварительно запасшись в сельпо прозрачным напитком за 3 р. 62 коп., возбужденно устремлялся за склад вниз по тропинке в тогай, тальник у реки. Лишь несколько самых отчаянных женщин решалось составить компанию разгоряченным мужчинам. К вечеру они выплывали из низовьев Боролдая со сбитой прической и нетвердой походкой, подворачивая каблуки, под прицелом  сотен порицающих женских и любопытствующих детских глаз, не решаясь поднять взор, ссутулившись, плелись по алее из акаций  домой.

Как-то сельские зеваки собрались вокруг усатого бюста, но на этот раз без красных петушков в руках. Предчувствие тревоги, подогреваемое отсутствием кумачовых стягов и воздушных шаров при большом скоплении люда, предвещало катастрофу.

Незнакомцы накинули веревку на шею бюсту,  другой ее конец привязали к трактору. Трактор медленно тронулся с места, усатая голова накренилась вперед и под испуганный вздох толпы упала на землю.

Колхоз имени упавшего в придорожную пыль усатого переименовали в совхоз имени 22 съезда КПСС, а сам гипсовый Сталин валялся с петлёй на шее на задворках сельской стройчасти. Но и там он внушал Арбакешу необъяснимый, животный ужас. Арбакеш боялся смотреть на того, кто гонял по свету как пушинки его самую добрую, самую красивую Маму и его самого сильного Папу. Папа, правда, говорил, что торчащий из-под опилок памятник всё делал верно, поскольку курды не любят никому подчиняться, и им нужны железные командиры…

Огромный святящийся блин прямо над головой задумчиво внимал горячим речам Папы о светлом будущем Курдистана.

Арбакеш дожидался, пока Папа начинал громко с хлюпаньем втягивать в себя чай из пиалы, и спрашивал:

- Паап,  если я залезу с нашего забора на тополь Люфта, смогу достать Луну? Нет?! Почему? А с горы над домом Шурабековых?  Только с  Большой Туры?

Странный все-таки Папа. Казалось бы  умный, а говорит - не поймешь что: луна висит прямо перед носом Арбакеша на соседском тополе, а чтобы ее достать, нужно якобы дойти до вершины едва видневшейся на горизонте горы.

    «Зачем тебе луна?» -  вопрошал Папа, придирчиво оглядывая Арбакеша.

 «Я хочу спросить у Луны, куда запропастился мой дядя Исмаил. Видит ли он сверху, сколько каменных пирамид  собрал для него Арбакеш? Пусть он вернется, ання ждет его. Я оставил ему  свой самолет там, в деревянном  ящике слева у входа в сарай...» - думал Арбакеш, но знал, что его ответ не понравится Папе. Поэтому молча смотрел на Луну.

«Твой самый старший брат, - говорил Папа, - пытался догнать луну, он пошел как-то на гору...» - и дальше так непонятно  описывал произошедшее, что до Арбакеша так и не доходило, дотронулся ли Азим до луны.

Речи Папы убеждают людей, к нему каждый день приходят за советом, но он не может ясно ответить на вопрос Арбакеша. К тому же в самый захватывающий момент вдруг требует «Kurmancî xeberde!»*, отбивая тем самым всякое желание что-либо спрашивать.  То ли дело Мама! Гокка понимает Арбакеша с полуслова и тут же движением своих изумрудных глаз развеивает опасения, теснящиеся в его груди. «Конечно, мой мальчик  достанет луну с тополя... вот станет больше кушать, наберется сил, взберется на тополь и...» - задумчиво говорила Гокка, как бы  представляя  эту картину. И вдруг опомнившись: «Айтпахшы, корни тополя в чужом огороде, нехорошо взбираться на него без спросу. Я спрошу при случае соседа, уверена  он разрешит моему мальчику достать луну».

Тихий хозяин тополя с помощью удавки и дверной ручки отправился в мир иной, но к тому времени Арбакеш уже  подрос и не нуждался в посторонних предметах, чтобы дотянуться до своей мечты.

===============

 

*Говори по-курдски! – Пер. с курд.

 

Автор Комментарий
Аватар пользователя Назим Надиров.
Сообщений: 57
С нами c 2006-11-16

вот цитата :"Порывы ветра шильды урывками доносили из-за дома Непруков протяжное пение Сабиры и Закиры, близняшек Беренкуль-апай."

 
Аватар пользователя Назим Надиров.
Сообщений: 57
С нами c 2006-11-16

вроде в августе

 
Аватар пользователя Назим Надиров.
Сообщений: 57
С нами c 2006-11-16

друзья/земляки,подскажите мне точное значение слова "шильды" .

это самый жаркий месяц года или ?  плавающий график у него или ?

 
Аватар пользователя Назим Надиров.
Сообщений: 57
С нами c 2006-11-16

Спасибо,Аэлита !

стараюсь достойно нести  флаг Арбакеша :)) 

 
Аватар пользователя Аэлита Жумаева.
Сообщений: 1274
С нами c 2006-09-10

Назим, ты прекрасен!