АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН И ЕГОР ЛЕТОВ


Александр Сложеницын и Егор Летов

 

По грустному стечению обстоятельсв, в 2008-ом году Россия потеряла две свои самые замечательные культурные фигуры: рок-звезду Егора Летова и писателя Александра Солженицына.

 

На сколько не различны между собой Солженицын и Летов в профессиональном и поколенческом отношениях, они тем не менее были схожи в степени их известности в Росии, их идеологии и даже в чертах характеров.

 

Они оба много сделали для разрушения советской идеологии и оба были черезвычайно критичны по отношению к Западу и к пост-советской России с ее про-западной анти-духивностью, материализмом и бандитизмом.

 

Как странные близницы Солженицын и Летов напоминали друг друга...

 

Они оба были лишены юмора, были суровы, тяжеловесны, склонны осуждать, глубоко интеллектуальны и страстны. Обоим была присуща почти болезненная фетишизированная привязанность к России. Эта привязанность в своей мессианской убежденности заходила на много дальше чем тривиальный национализм, в националистическую стратосферу, где концепции патриотизма доходили до абсурда. Кажется, что их любовь к России прежде всего зиждилась на боли и невзгодах которые она вынесла за столетия исторических бурь. И русские люди были им особенно близки своими страданиями. Быть русским для них значило – страдать, и страдать со смаком.

 

Они оба рассматривались в России и за рубежом, как традиционалисты, консерваторы, от части флиртующие с анти-семитизмом. Последнее в случае Летова было абсурдным обвинением, изходящим из его асоциации с маргиналами правого и левого толка, и не из каких-либо анти-семитских высказываний. Подобного рода высказывания приписывались ему, хотя в реальности все была на оборот: в своих песнях Летов неоднократно выражал состродание к евреям. Его всегда провлекали люди которые страдают...

 

Оба они были одержимы своими идеями. Солженицын производил тома своей нечитабельной исторической прозы, скандальных мемуаров, страсных политических трактатов, тенденциозных работ по истории. Но ни что в его поздних трудах не преблизилось по глубине и влиянию к тому чего он достиг в своих произвдениях 60х и 70х годов. Один День Ивана Денисовича и Архипелаг ГУЛАГ остаются вершинами его творчества.

 

Во время перестройки панк музыкант Егор Летов по своей известности в стране не имел себе равных. Он был тогда верховным лидером анти-советской молодежной контркультуры. Однако с падением советской системы, которую он столь страстно помог подорвать, Летов – вечный оппозиционер, повернул на 180 градусов и обьявил себя коммунистом. С этого момента он стал глашатаем нужд обиженной националистической России, критиком вестернизации, отречения от «традиционных» российских ценностей соборности и анти-меркантилизма.

 

За почти 30 лет на рок сцене  Летов выпустил могучий поток мрачных и безрадостных альбомов. Его идеи выражались в его темных, изобретательных и на удивление остроумных стихах написанных на музыку грубую, неприютную,  полу-атональную. Но в месте с его пением весь его акт был черезвычайно эффективен и напоминал истерики древне-русских юродивых или безчинства скоморохов заводящих толпы в садомазахическом параксизме.

 

Оба они -- Солженицын и Летов были вдумчивыми хроникерами своего времени: трагическими, страстными, неотступными. Оба были людьми парадоксов. Одним таким парадоксом был тот факт, что явные эестетические недостатки их творчества никогда не мешали их известности и влиятельности и даже наоборот: часто воспринимались, как знак их аутентичности. Странным образом оба вышли из традиции DIY (сделай сам): Летов вырос в спартанской грубости русского гаражного панка, и Солзженицын был воспитан в аскетической традиции лагерных бараков и самиздата. Оба испытывали отвращение к арнаментальности и красивости. Эстетически оба были консервативны  до нельзя. Летов никогда не вырос из традиции звоковой стены полу-атонального панка и Солженицын никогда не покинул дидактических пределов русского реализма, в нуднейших традициях Максима Горького и Владимира Короленко.

 

С наружи могло казаться, что Солженицын и Летов никогда бы не встретились за одним столом. Отвращение Солженицына к року хорошо известно. Но с другой стороны его литературное творчество имело огромное влияние на Летова, который не раз обращался к теме ГУЛАГа в своих песнях.

 

Песни Летова столь же безрадостны, как и проза Солженицына и в тоже время они на столько же еффективны. Летов в музыке был, как Солженицын в литературе. Если бы Солженицын пел он бы звучал, как Летов.

 

Автор Комментарий
Аватар пользователя Александр Ярчевский.
Сообщений: 485
С нами c 2006-09-15

Любопытно и даже вполне все увязывается.