ЧЕГО ХОТЯТ "ЧАЕВИКИ"?


Чего хотят «чаевики»?

 

(АВТОР ПРЕДУПРЕЖДАЕТ, ЧТО У НЕГО ДИСЛЕКСИЯ И ОН КЛИНИЧЕСКИ НЕГРАМОТЕН И ПРОСИТ С АРФОГРАФИЧЕСКИМИ ОШИБКАМИ НЕ ПРИСТАВАТЬ)

 

Гулял я как-то вечером по фишенебельному и старинному району Вашингтона – Джорджтаун. Вечер был холодный, поздняя осень, но открытый бар на набережной с видом на Потомак и небоскребы Арлингтона за рекой, был открыт. Газовые обогреватели работали в поную мощь, ресталище манило уютом, и я долго не сопротивлялся. Устроился у стойки с видом на реку, заказал обязательный водка-мартини, оглядел публику. Какие-то обычные козлы в костюмах со стрижками и мощными шеями, пара красоток в вечернем, пара унылых оффисных дам – интереса это зрелище непредставляло.

И вруг гляжу, за столиком подле бара с права от меня сидят четверо: два господина и две дамы. Одеты они были во все кожанное – мотоциклетные куртки с заклепками, кожанные штаны, ковбойские сопоги. На головах у всех были ковбойские шляпы опоясанные ремешками с серебрянными бляшками. Один мужчина был здоров и красноморд, другой наоборот щупл, со сморщенной морщинистой мордочкой, уkрашенной длинной козлиной бородой. Одна дама была по старше со следами былой привлекательности, да и нынче она была хороша собой: живые глаза, уверенные манеры мотоциклетной «мамы» (как в народе называют мотоциклетных тусовщиц). Другая дама, на много моложе чем все остальные (первым троим было около 50и на вид) была просто бомба – вовсем смачном круглолиции, блондинистом очаровании крепкой англосаксонской женщины – тут и длани и перси и лониты, все сошлись в едином могучем ансамбле, создав нечто одновременно привлекательное и в тоже время усрашающе недоступное.

Короче я вперился в эту группу с явным любопытством – они совершенно не соответсвовали ни бару, ни Джорджтауну и они это явно знали и этим наслаждались. Перед ними на столе была гора свежих устриц на льду, крабы, еще какая-то морская снедь, сообщавшая всем окружающим – деньги не проблема!

Я пил свой мартини и искоса, но довольно явно поглядовал на это необычную компанию.

В какой-то момент здоровенный, и в группе явно главный, господин поднялся и подошел к стойке, что-то попросить у бармена. Получив требуемое, он обернулся ко мне и сказал: «Я уверен, что ты пытaешся разобраться в том, что мы за птицы.»

Я улыбнулся и ответил, что да, они затронули мое любопытство.

Он медленно подошел ко мне и сел на табурет подле.

«Ты очень явно наблюдал за нами.» сказал он, но в его голосе не было угрозы, было видно, что он просто решил побесседовать со мной.

Привычно я вошел в мою этнологическую роль – это то что мы делаем на полевых работах – внедряемся для прямого наблюдения, вызываем разположенность и доверие.

«Да, вы с виду необычная группа,» сказал я.

«А как ты думаешь откуда мы и почему здесь?» спросил здоровый.

«Я думаю вы с юга, из Южной Кaролины?» предположил я, «А вот за чем вы здесь... Туристы наверное?»

«Молодец,» сказал чувак, «Угaдал довольно верно, хотя мы из Северной Кaролины. А приехали мы сюда не хреном груши оббивать. Мы здесь для протеста.»

«Да ну?» подивился я, «А в каком же протесте вы участвуете?»

Живя в Вашингтоне привыкаешь, что иной раз в один день происходят несколько не имеющих друг к другу отношения, а то и вообще взаимопротивопопожных протестов. Причем их участники вполне могут и невстретится друг с другом по ходу дела.

«Мы брат,» сказал здоровый, «принадлежим к движению «чаепитие»! Слыхал про такое?»

«Слыхать-то слыхал, но никогда не понял в чем оно заключается,» ответил я.

Здоровый глянул на меня как на малого несмышленыша: «А про обамовский план переиначить систему здравоохранения ты слышал?» спросил он.

«Конечно! А вы что против всеобщей медецины?» прикинулся удивленным я.

Он посмотрел на меня с жалостью: «Мы против того чтобы государство вмешивалось в дела народа и в частное предпринимательство»! сказак чувак.

«Я вот например», продолжил он, «не бедный человек. Я работаю тяжело. У меня две строительные компании. Мы строим частные дома и я забочусь о моих работниках. Я предоставляю им медецинскую страховку. Я за нее плочу. Это мой долг. Как хозяин я должен заботиться о моих людях. А как же иначе? Иначе я говно, а не хозяин!»

«С этим трудно не согласиться,» закивал я головой, «вот бы все были бы такими хозяевами.»

Он заулыбался.

«Но ведь не все такие. И остается куча народа без страховок. Как же быть с ними»? сказал я.

Чувак заулыбался и развел руками.

«Нет серьезно», продолжал я, «куда их девать»?

«Не моя проблема,» сказал он, «выживают сильнейшие – естественный отбор».

«По Дарвину?» спросил я.

Имя Дарвина не показалось ему особенно знакомым.

«Эй»? сказал здоровый и хлопнул меня по плечу, «ты хоть с виду человек ученый, но понимаешь все правильно. Пойдем я тебя познакомлю с моими друзьями.»

Мы поднялись и передеслоцировались к из столику. Трапеза там закончилась и его обитатели занимались внимательным изучением принесенного официантом счета.

В какой-то момент дама по старше – Синди, бывшая женой здорового, достала авторучку и стала пересчитывать счет на солфетке. У нее что-то не клеелось и молодая красотка – Мэри, пришла ей на помощь, достав из кормана мотоциклетной куртки калькулятор.

«Сранно», подумал я, «они же вроде богатые люди, как чувак сказал, а пересчитывают до копейки...»

Пока дамы считали, здоровый, которого звали Джеффом представил меня своему приятелю – Тиму.

«Эх, чувак,» сказал Джефф, «я для этой страны ничего не пожалею. Жизнь отдам. Мне больно видеть, как они грабят нашу страну, крушат все, что мы создавали!»

Он глядел в даль на огни Арлонгтона, в лице его была боль.

«Я для этой страны сыном пожертвовал!» сказал он тяжело, не глядя на меня.

Я опешил: «Он был на войне?»

«Да, погиб два года назад в Ираке – капитан пехоты. Подорвался на импровизированной мине.»

«Я сожалею...» заборматал я «это ужасно...»

«Я в порядке,» сказал Джефф, «мой сын был патриотом и умер защищая свою страну. И я бы пошел воевать, но я слишком стар.»

«Только он никогда не говорит об этом при своей жене,» шипнул мне на ухо ходощавый Тим, «она еще неоправилась толком...»

«Я незнаю, как от такого можно оправиться,» сказал я.

«Да я тоже,» сказал Тим, «я был во Вьетнаме, но почти не воевал. Я был в разведке, аналистом. Но я никого не потерял вот так вот из близких. У меня дочери...»

 

Подсчитав все толком и наконец разплатившись дамы присоеденились к нашей бесседе. Миловидная Мэри и Тим не были парой – они просто путешествовали вместе, а то я бы очень удивился, хотя чего не бывает на юге...

Они все были настроены очень воинственно по поводу заврашнего «чаепития» в сквере Лафаетт на против Белого Дома в котором они собирались участвовать.

«Мы им покажим! Нас необолванишь! Они могут засунуть свою социальную медицину куда нужно!»

 

«А почему собственно ваш протест называется «чаепитием»? спросил я «Ведь оригинальное Бостонское «чаепитие» во время Американской революции было за освобождение от английской тирании, против обложения налогами без репрезентации в парламенте? А у вас непохоже...»

«Это верно,» сказал Тим, который оказался самым толковым из них, «Это просто название. Обозначает -- просто общенародный протест. Когда у правительства выростают слишком длинные руки народ обьединяется чтобы их пообрезать!»

 

«Ох мы их пообрежим! Пообрежим!» Джефф разхохотался и шлепнул меня по спине – «Вот что профессор – ты нам нравишся! Я чувствую тебе можно доверять. Ты должен приехать к нам в Северную Каролину посмотреть, как живут настоящие работящие люди, а не ваши вашингтонские бюрократы!»

«С радостью»! согласился я.

«А сейчас пойдем в другой бар. Есть здесь ирландскиий бар? Пойдем туда – выпивка вся за наш счет!» сказал Джефф.

 

Мы поднялись и двинулись через дорогу где я знал был английский паб, но принимая во внимание, что было уже немало выпито и он должен был сойти.

По дороге дамы сослались на усталость и долгую дорогу и мы поймав такси отправили их в отель и пошли дальше втроем, к моему некоторому разочарованию, ибо круглолицая Мэри мне приятно улыбалась и переодически гладила по стриженной голове, говоря, что трогать ее очень приятно...

 

В новом баре в основном пировали студенты из Джорджтауновского университета – не самые тупые типажи на свете. Мы уселись в углу стойки и Джефф сразу же ввязался в политическую бесседу с молодежью. Я невслушивался и бесседовал с Тимом.

Тим был полуинвалид – он свалился с мотоцикла, когда еще жил на севере в Мичигане и сломал спину в нескольких местах. Теперь она вся была в металлических заклепках. По счастью у него была отличная медицинская страховка ибо он был вицепрезидентом небольшой сталелетейной компании. Но медицинские счета у него все равно были огромны. Он больше не мог работать и почти разорился. Его бросила жена. Он переехал в Северную Каролину, где климат помягче и жизнь по-дешевле и теперь работает менеджером магазина, который торгует рыболовными принадлежностями и насадкой. Страховка у него есть по-прежнему потому, что он ветран войны во Вьетнаме, а так было бы совсем трудно... Оно и так нелегко. Экономика в стране херовая, он еле сводит концы с концами...

 

Джефф и Тим ушли в туалет, а ко мне внезапно подсел один из студентов с которыми говорил Джеф – нагловатый красивый юнец в гольфовой одежде. «Послушай!» закричал студент, обращаясь ко мне «Что за бред?! Ты же культурного вида человек! Как ты можешь дружить с этими... с этими... людьми! Они же ужасны! Я стою против всего во, что эти люди верят! Они же мракобесы!»

«Спокойно,» сказал я юнному либералу в одежде из кантри-клуба, «тут надо разобраться. Людям надо дать возможность высказаться. Пускай обьяснят за что они. Осудить всегда можно успеть».

«Уй ты!» подивился моей мудрости студент, «Так ты значит не за них? А я уже испугался..»

«Я не говорю, что я не за них,» -- юноша меня начинал явно раздражать, «надо сперва разобраться потом поговорим». Парень отошел, глядя на меня с недоверием.

 

Я проследовал в туалет за моими «чаевиками».. Тим был в кабинке, а Джефф фыркая обмывался в умывальнике. Мотоциклетная куртка его была разтегнута, и когда он нагибался над умывальником из нутри из подмышки свешивалась в низ кобура с черной рукояткой револьвера.

«Хей,» сказал я, указывая на рукоятку, «видно ты хорошо вооружен». Я был пьян и этого наверное говорить не стоило. Но Джефф только разсмеялся: «Это что! Ты бы чувак видел чем вооружены наши девушки. Пускай таксист попробует к ним пристать – они нафаршируют его свинцом!»

«У них тоже?» подивился я.

«А как иначе? Мы без этого никуда!»

«А ведь в Вашингтоне закон запрещающий ношение оружия...»

«А то мы незнаем?! Чувак! Пускай они попробуют отобрать у нас то, что принадлежит нам по конститутции!» -- дружелюбный Джефф обнял меня за плечо и мы вернулись к стойке.

У стойки мы еще выпили и Джефф внезапно погрустнел: «Тяжелые времена нынче... Бизнеса не хрена нет. Приходится людей увольнять...»

«А как же быть?» спросил я, «Люди значит страховки теряют?»

«Теряют... Откуда страховки взять если унас уже несколько месяцев простой? Котнрактов ни хера... Да что говорить – у меня у самого нет страховки, и у жены нет!» сказал Джефф.

«Так как же вы? А если к в рачу»?

«Если надо идем к врачу! И сами платим! Сами!» хлпонул ладонью по стойке Джефф.

«Так вот Обама и пытается так сделать чтобы у всех была стыраховка даже если нет работы», сказал я.

«А я имел это ты знаешь в какое место?!» сердито сказал Джефф, «Нам этого не нужно! Нам подачек правительства не нужно. Даже если они принесут мне эти деньги я не возьму! У меня есть гордость!» громыхал Джефф.

«Так, что дело значит в гордости?» спросил я, «Вы из гордости протестуете?»

«Именно! Ты все правильно понял парень! Именно из годости!»

Тим покочал головой: «У Джеффа тяжелая ситуация, но он гордый человек. А у меня другие причины протестовать. Я ветеран, у меня есть страховка. Я против раздутого правительства...»

Мы вышли на улицу и стали прощаться.

«Ты завтра приходи на протест! Тебе интересно будет с народом познакомиться» -- сказал Тим.

«Да и приезжай к нам в Каролину», напомнил Джефф.

Я пообещал и то и дугое.

Но с утра я проспал марш «чаевиков» напротив Белого дома.

Автор Комментарий
Аватар пользователя Марк Иоффе.
Сообщений: 35
С нами c 2010-03-03

Это видать, как у кого... У либертарианцев с юга -- страсть все самим. А у ребят из моего супермаркета... вряд ли... Те более к социалистической модели склонны... Но никогда незнаешь...

 
Аватар пользователя Аэлита Жумаева.
Сообщений: 1274
С нами c 2006-09-10

интересно )) платить за все СВОИ деньги уже в крови видимо.
а наши любят в очереди сидеть. даже если ты записываешься к врачу на определенное время, они создают "живую очередь". привычка все получать бесплатно и сидеть в очереди.