Переговоры по Карабаху: на каких условиях?


Военная составляющая войны в Карабахе неразрывно связана с политической. В конце концов, освобождение своей территории для Азербайджана не только состоит в действиях армии, не менее важно закрепить достигнутые результаты в политической сфере в виде международно признанных документов. В свою очередь это предполагает проведение переговоров, в данном случае — с участием тех или иных третьих стран.

Вопрос переговоров, естественно, будет соотноситься с международной обстановкой, распределением сил и влиянием мировых и региональных держав. И в этом отношении, начиная с 27 сентября текущего года, произошли определенные изменения.

Успехи азербайджанской армии при взятии Физули и Зангелана имеют важное не только стратегическое, но и политическое значение. После зачистки равнинного Карабаха появляется возможность повернуть на север в направлении Шуши и далее — к Ханкенди.

Даже угроза такого поворота будет иметь политические последствия, так как в Ереване и Москве прекрасно понимают результат таких действий азербайджанской армии. Фактически произошел надлом армянской обороны, распадение ее на очаговую, что фактически нивелирует возможность какой-то значимой контратаки. Объединить распавшуюся оборону в какую-то концентрированную фактически невозможно. И тем более накопить силы для наступления. Нет у армянской армии таких возможностей в технике, материальном снабжении и даже в необходимом личном составе.

Нависает вполне реальная угроза для Лачинского коридора, перерезав который или поставив под огневой контроль, азербайджанская армия сделает практически невозможной снабжение карабахской группировки из Армении со всеми вытекающими. Очевидно, что для его защиты в Ереване держат последние резервы и объявили тотальную мобилизацию.

Все это создает совершенно другую основу для будущих переговоров, и она принципиально отличается от ситуации 1994 года. Понимая ущербность и даже шаткость своих исходных позиций, руководство Армении надеется начать с завышенных требований, вроде так называемого компромисса, в надежде, во-первых, выиграть какое-то время для перегруппировки наличных сил. Во-вторых, получить дипломатическую и, возможно, материальную помощь от России и, в-третьих, усилить международное давление на Азербайджан и Турцию, чтобы смягчить или ограничить требования относительно будущего статуса Карабаха. Понятно, что из освобожденных территорий азербайджанская армия не уйдет ни при каких условиях, следующая задача армянской дипломатии — зафиксировать нынешнюю линию фронта и, по возможности, остановить ее продвижение на севере и на востоке. Это как минимум.

В рассматриваемый промежуток времени произошли события, на первый взгляд прямого отношения к Карабаху не имеющие, но, тем не менее. Визиты президентов планируются задолго до даты приезда и то, что глава Украины Владимир Зеленский приехал в Анкару и Стамбул именно в октябре стал дополнительным фактором, вызвавшим весьма нервную реакцию в Москве. В ходе встреч со своим турецким коллегой Эрдоганом обсуждались многие вопросы международного положения и были подписаны важные соглашения о военно-техническом сотрудничестве. В частности, об организации производства турецких БПЛА в Украине и постановке на них украинских двигателей. Тем самым увеличивается их радиус действия, время полета и полезная нагрузка, в том числе и в вооружениях.

На совместной пресс-конференции турецкий президент еще раз недвусмысленно заявил, что его страна не признает российскую оккупацию Крыма, считает полуостров частью Украины, и в дальнейшем будет поддерживать крымских татар, которые испытывают гонения со стороны российских властей. Не удивительно, что такие заявления вызвали бурную негативную реакцию в Москве. Собственно, а что в Кремле ожидали? Анкара всегда поддерживала территориальную целостность Украины, и это было подтверждено в очередной раз. В контексте событий вокруг Карабаха заявления Эрдогана по Крыму есть очевидный ответ на происки Москвы по такой организации переговоров, чтобы минимизировать на дипломатическом уровне потери Армении в широком смысле.

Проблема в том, что поле для маневров по мере успехов азербайджанской армии все более сокращалось и теперь фактически сведено к очень узкой полосе признания новой сложившейся ситуации.

Именно поэтому не прошли варианты с участием ОДКБ. Не в последнюю очередь и потому что Москва поняла бесперспективность попытки подключения участников к вмешательству, пусть и декларативному. Трудно было ожидать, что центральноазиатские страны, в частности, Казахстан, Киргизия, Таджикистан одобрят вмешательство в конфликт, о Беларуси и говорить нечего, Лукашенко сейчас точно не до Карабаха.

Аналогично лопнула история с миротворцами, которую очень хотела навязать Москва. Собственно, зачем они, если Азербайджан не собирается нападать на Армению, и вполне удовлетворен своими признанными всем миром границами.

Вести переговоры в столь невыгодных условиях Ереван не хочет и поэтому Никол Пашинян запускает на своей странице Facebook тезис о том, что «Вопрос Карабаха, начиная с данного этапа и еще очень долгое время, не сможет иметь дипломатического решения». «Компромисс означает, что можешь снизить планку требований, чтобы решить проблему, но и противоположная сторона должна снизить свою планку. Однако Азербайджан уже не согласен с тем, с чем согласны или можем согласиться мы. Это свидетельствует о том, что уже бессмысленно говорить о дипломатическом решении на данном этапе», — пишет он.

Следствием такой позиции является обращение Пашиняна к мэрам городов, сельским старостам, руководителям других государственных структур и органов местного самоуправления с требованием сформировать добровольческие отряды. Другими словами, под знамена призываются так называемые добровольцы, которые совершенно не подготовлены к ведению боевых операций и фактически обрекаются на роль пушечного мяса. Военного значения эти отряды никакого иметь не будут, а вот потери и жертвы будут обязательно. Представляется, что это обращение имеет дипломатическую основу. Оно призвано показать, что Армения готова к тотальной войне, но не уступит, и не будет вести никакие переговоры, кроме как на своих условиях.

Второй адресат обращения Пашиняна — это Москва. Смысл очень простой и фактически сводится к примитивному шантажу. Или вы, каким хотите способом, заставите Азербайджан остановить боевые действия, или Армения потерпит полное поражение и Россия ее точно потеряет, а с ней и весь Южный Кавказ. Навряд ли Москва испугается, но свои усилия удвоит.

Для Баку ситуация дольно ясная. Раз в Ереване не до конца расстались с иллюзиями насчет помощи России, то только дальнейшие военные успехи и продвижение азербайджанской армии может заставить партию войны в Армении понять всю пагубность позиции диктовать условия победителю, вместо признания очевидности своего близкого к катастрофическому положения. Тем не менее, есть все основания полагать, что даже небольшое продвижение азербайджанской армии, например, в направлении Шуши или Лачинского коридора способно очень быстро сбить планку непомерных требований Еревана и тогда, действительно, начнутся переговоры по существу.

Что касается каких-то компромиссов, то они возможны. Например, если не будет предъявлено требование о полной и безоговорочной капитуляции, то это и будет очень серьезным компромиссом со стороны Азербайджана.

https://m.zerkalo.az/pere...