Все ли у нас хорошо, или так принято?


В России очень много счастливых людей, которые исскренне веруют правдивости и целомудрию руководителей страны, где они когда-то родились, живут и надеятся дальше благополучно жить. Казалось бы, все у нас хорошо, стабильная власть, порядок в системе органов управления, нет войны, с нами считаются руководители G7 и представители других, не менее влиятельных субъектов международных отношений. И если верить нашему руководству, нет у нас более печальных и важных страниц в существовании Родины за исключением периода Великой Отечественной Войны. Но так ли это на самом деле? Для объективно мыслящих соотечественников ответ очевиден - не так. В этом материале я постараюсь акцентировать внимание читателей на одном, весьма важном эпизоде периода возрождения Российской Федерации как мощного государства, которое все еще обладает ключевыми аргументами в системе международных отношений (имеется ввиду стратегическое вооружение, "ядерная триада").  

Не за горами восемнадцатая годовщина с момента трагического крушения в Баренцевом море атомного подводного ракетного крейсера (АПРК) К-141 "Курск" Краснознаменного Северного Флота Российской Федерации (КСФ РФ). До сих пор тайна гибели атомохода вызывает у специалистов и моряков-подводников многие споры и дискуссии, рознятся версии и в отношении причин потери мощнейшей субмарины класса 949А "Антей". Так уж повелось в нашем государстве, еще со времен Петра Великого, что неудобные вопросы и события власть пытается всячески утаить от любопытного людского глаза, приуменьшить и нивелировать важность и последствия разных катастроф, которые имели место в истории нашей Родины. Но обо всем по порядку.

Всем известна официальная версия гибели АПРК К-141 "Курск", а именно произвольный взрыв торпеды в 4-м торпедном аппарате, повлекший за собой катастрофические разрушения, в результате которых крейсер затонул вместе с экипажем. Однако, существует целая серия вопросов, которые, "мягко" говоря, опровергают официальные выводы правительственной комиссии во главе с уполномоченным по расследованию факта крушения "Курска" Ильей Клебановым. Заранее приношу читателям свои извинения за отсутствие, в большинстве случаев, ссылок на комментарии конкретных подводников и специалистов по данному вопросу, которые попросили не указывать их имена через боязнь стать объектом интереса для "компетентных органов" нашей страны. Честно говоря, это в какой-то степени приятно, когда народ уважает родные спецслужбы, даже если корень это уважения вырос из банального чувства страха за себя и своих родных, а именно природного инстинкта личности к самосохранению. 

И так, по мнению капитана І ранга в запасе, бывшего командира атомного подводного крейсера К-147, члена общества ветеранов ІІІ дивизии атомных подводных лодок КСФ РФ Олександра Яковича Лескова АПРК К-141 "Курск" был потоплен ракетами класса "земля-земля" в надводном положении. Свою позицию специалист-подводник объясняет некоторыми несоответствиями с основной версией гибели атомного подводного ракетного крейсера.

По мнению О.Лескова, АПРК К-141 "Курск" затонул в Баренцевом море на глубине 108 метров при длине самой субмарины 154 метра. Для командиров АПРК действует суровое правило навигации, которое запрещает заходить на глубины меньше за длину подлодки. Более того, глубина под килем крейсера должна в самом крайнем случаи соответствовать (быть не меньше) длины судна. Таким образом, место гибели АПРК должно быть ровно глубине около двох сотен метров. Ветеран-подводник дает четкое представление о том, что место крушения К-141 не свойственно такого класса субмарине. Трудно с этим не согласиться. Для проверки достоверности позиции О.Лескова, мы встретились с одним из капитанов І ранга запаса КТОФ ВМФ СССР который, в принципе, подтвердил слова своего коллеги. При этом, офицер-подводник сделал некоторые дополнения. По его мнению, АПРК К-141 "Курск" мог быть на мелководье при условии выполнения специальных маневров, в соответствии с планом проходящих учений. При этом, командование КСФ ВМФ РФ наверняка знало о точном месте нахождения подлодки в момент ее крушения и, по суте, не могло дать разрешения на залп командирам противолодочных кораблей поразить установленную ими цель в заданном квадрате (в районе нахождения АПРК). Согласно официальной версии гибели К-141 в момент возникновения внештатной ситуации, повлекшей за собою гибель атомохода, "Курск" находился в подводном положении на перископной глубине. Со слов офицера-подводника, высота поднятия перископа в современных субмаринах около двадцати метров. Учитывая длину этого прибора наблюдения, а также высоту подлодки в восемнадцать с половиной метров, высота от киля субмарины до дна Баренцева моря не превышала 40-50 м с учетом того, что конструкция крейсеров данного типа не предусматривает возможность, даже в случае необходимости, его залегания на грунт. Таким образом при ударе АПРК о дно моря, боєзапас не смог бы детонировать, исходя из незначительной высоты падения, четырехуровневую систему защиты торпед и частичную илистость дна в месте крушения АПРК. Более того, место гибели АПРК "Курск" (69°36'59,6"N 37°34'28,7"E) - это територия полигона Кольской флотилии противолодочных кораблей КСФ ВМФ РФ. Этот военный объект рассчитан для передвижения и маневров надводних судов. В связи с небольшими глубинами полигон в принципе не подходит для активного передвижения атомных подводных крейсеров класа 949А "Антей". О наличии иностранных подводных лодок на мелководье, а именно в зоне активных маневров противолодочных кораблей и морской авиации КСФ ВМФ РФ говорить вообще не приходиться, тем более, что версия "тарана" и атаки "Курска" одной из подлодок ВМС США была отвергнута правительством Российской Федерации вскоре после инцидента.

По словам О.Лескова, в процесе визуального обследования затонувшего АПРК "Курск" было определено, что внешниий вид корпуса подлодки характерен ее надводному положению. В подтверждение этой точки зрения указывают наличие в раскрытом виде механизмов носовых рулей по обе стороны корпуса субмарины. В святи с этим, О.Лесков выдвинул версию о том, что "Курск" стал достаточно легкой мишенью для надводных кораблей КСФ ВМФ РФ или же был ошибочно потоплен залпом ракетного комплекса "земля-земля", выпущеного одной из воинских частей, размещенной на Кольском полуострове и также участвовавшей в военно-морских учениях в Баренцевом море в августе 2000 года. С целью подтверждения или же опровержения этих соображений О.Лескова, я встретился с еще одним офицером-подводником запаса КСФ ВМФ СССР, который рассказал о том, что стратегические ракетоносцы подводного флота, как правило, не задейстованы в учениях на мелководье в соответствии с мерами безопасности, а именно высокой степенью риска быть обнаруженими средствами слежения вероятного противника. Более того, все АПРК во время пребывания в открытом море находяться на боевом дежурстве и в любое время могут быть задействованы для выполнения правительственных заданий. Этот коментарий еще раз подтверждает позицию О.Лескова о том, что место крушения К-141 не характерно для "штатного" пребывания подлодки такого класса. По мнению специалиста, создается впечатление, что "Курск" целенаправлено был подставлен под огневое воздействие противолодочных средств. Возникает вопрос – кем и с какой целью?

Что же послужило основной причиной гибели АПРК? Почему опытный экипаж так и не смог справиться с внештатной ситуацией, возникшей на борту атомного подводного ракетного крейсера? По мнению опытных офицеров-подводников, ракетные крейсера проэкта 949А "Антей" отличаются крайней живучестью и наличием многочисленных средств эвакуации экипажа, в т.ч. и в подводных условиях. В этом плане "Курск" не был исключением из правил. На борту АПРК К-141 "Курск"   имелись соответствующие средства безопасности и даже индивидуальные спасательные скафандры для каждого члена экипажа. Однако, имеющиеся средства выживания не были использованы ни одним моряком на потопленой субмарине. Почему? Очевидны два ответа на этот вопрос. Первый: по не известным причинам на борту отсуствовали надлежащие средства индивидуальной защиты или же они не были исправны. Второй: экипаж не успел использовать имеющуюся специальную экипировку в связи с молнейносным разрушением корпуса подлодки. Учитывая наличие значительных повреждений в жестском корпусе "Курска", вторая версия гибели экипажа АПРК более приемлема. Но что могло произвести разрушения такого масштаба на огромном и сверхмощном атомоходе? Согласно коментариев одного торпедиста КТОФ ВМФ РФ, даже при воспламенении торпеды в пусковом устройстве сила взрыва будет направлена не внутрь, а наружу, то есть от корпуса подлодки. Конструкция же самой торпеды обеспечивает нужную направленость и выход очага воспламенения, не причиняя особого вреда корпусу подлодки, а главное ее экипажу. Даже старые (советские) торпеды имели подобную конструктивную особенность, а детонация стелажных боезарядов вообще невозможна, даже при прямом попадании торпеды в корабль, находящийся в подводном положении, в первую очередь из-за отсутствия достаточного уровня кислорода, который может обеспечить необходимый очаг возгорания и некоторое время горения. Но взрыв на лодке все таки имел место. По мнению моего  собеседника, "Курск", скорей всего, был атакован в надводном положении (носовая часть) противолодочными ракетами "Гранит", которые способны обеспечить необходимую температуру возгорания для детонации всего имеющегося в носовой части подводной лодки боезапаса. После "надводного" обстрела, сдетонировал основной боезапас крейсера в результате чего атомоход получил сильный деферент на нос и быстро пошел ко дну. Норвежские сейсмологи зафиксировали два взрыва с временным интервалом 140 секунд. При этом, иностранные специалисты не указали, были ли это подводные взрывы или надводные. Скорей всего, это были взрывы в воде, а именно над поверхностью моря, (характерная особенность хода атомных субмарин на марше в надводном положении, когда основная часть судна находится ниже уровня ватерлинии).

Еще одной особенностью трагедии "Курска", по мнению профильных специалистов, есть факт наличия на телах моряков масовых ожегов разной степени. При этом, характер и количество обгорелостей тел членов экипажа К-141 свидетельствует о том, что в корпусе АПРК в момент трагедии был сильный пожар, который должен был обеспечиваться достаточным наличием кислорода (воздуха), а это возможно лишь при надводном положении судна и уж никак не под водой. Можно долго вести споры по этому поводу, однако очаги возгорания на подводной лодке при достаточно сильном повреждении (разгерметизации) ее жестского корпуса быстро локализуются резким попаданием забортной воды. Таким образом можно сделать вывод, что корпус К-141 "Курск" в момент аварии имел достаточное количество кислорода, что указывает на надводное положение АПРК в момент его затопления.   

Непонятной, с логической точки зрения, была "спасательная" операция экипажа К-141 "Курск", которая до сих пор вызывает много вопросов именно с технической и временной сторон. По словам большенства моряков-подводников, с которыми мне довелось общаться, при проектировании любой стратегической АПЛ, специалисты КБ основное внимание уделяют живучести корабля и средствам эвакуации экипажа в ходе возникновения внештатных ситуаций (другими словами при авариях), и в первую очередь, в условиях под водою. По этому АПРК К-141 имел целую систему жизнеобеспечения экипажа, в т.ч. подводный батискаф и специльное средство эвакуации личного состава именуемое "колоколом". Информация об отсуствии батарей для глубоководных спасательных аппаратов не соответствует действительности в связи с тем, что на флоте систематически проводяться плановые и комплексные проверки в ходе которых специальными комисиями фиксируется наличие, а главное исправность средств спасення экипажей подводных лодок. Каждая дивизия ВМФ РФ располагает всеми елементами обеспечения жизнедеятельности моряков, в т.ч. при возникновении внештатных ситуаций.

Исходя из вышеизложенного можно сделать взвод о том, что в тот период глава государства В.Путин и все правительство по непонятным для большинства населения РФ причинам не были заинтересованы в спасении экипажа К-141 "Курск". На это указывает умышленное затягивания операции по "спасению" членов экипажа "Курска". Также непонятная причина отделения носовой части корпуса подлодки под водой в ходе последуючего подьема АПРК, повлекшее дополнительные затраты в размере 130 млн. долларов США и минирование места крушения АПРК сразу после трагедии. Безусловно, тайнам росийской политики всегда сопутствовали трагические события, которые не поддавались никакому логическому объяснению. "Курск" не стал в этом смысле исключением, как и другие катастрофы, которые произошли на територии нашей необъятной Родины. Неоспоримым остается лиш факт предательтва моряков-подводников "Курска" российской властью, во главе которой тогда пребывал, да и тепер пребывает бесменный вождь всего "нашенского пролетариата" В.В.Путин. Лично для меня, факт гибели экипажа АПРК К-141 является военным преступлением и виновники этого преступления должны быть однозначно наказаны. К моему глубокому сожалению, в нашем государстве все не так, как должно быть, потому что так принято…

 

P.s.       Скорбим о Вас, ребята-моряки,

и просим вас прощения за то,

что все ж не свергли мы царя-иуду

и не сумели возродить страну.

                     Ушедшие от нас в глубины моря

                     Вы Родине отдали долг сполна,

                     а мы бороться обещаем за свободу

                    что бы в Росиии воля рассцвела…