Порция новых стишков


Отчаянья мыши пищали

в амбарах души, в тишине,

где розочка черной печали

вонзалась в предсердие мне.

Напичкан когда димедролом

был череп моей головы,

я бредил, глаголами полон,

и спать не умелось, увы.

Тоски ледовитые воды,

любви блядовитый исход,

горячечный привкус свободы

с аттической солью невзгод.

Но только в любви ли причина

не вышедшей? И без нее

сжимает клещами кручина

невзрослое сердце мое.

К чему этот воздух подарен,

в котором не зная живу,

зачем, удивлен и подавлен,

нелегкое лыко вяжу?

Отпой меня, время, по чести –

вселенной ненужную вещь,

когда я закончусь отчасти,

точнее, не то, чтобы весь.

За то, что дышал торопливо,

пока не прогнали взашей,

за каторжный труд – терпеливо

травить ненасытных мышей.

еще шесть стишков