"Молодость моя, Белоруссия!"


Минск превзошел все ожидания, за вычетом красной дорожки, толпы фанаток, перекрикивающих оркестровые марши, и (мешка нормальных таких шишек) ящика шампанского. Вместо всего этого великолепия на перроне никого, окромя довольного Новикова, не стояло. Хоть бы какой коврик притаранил, зараза организаторская! Шутковаю, знаете ли.

Долго ждали Сулиму. Так долго, что дважды заходили в "Лидо". Сначала "отоварить" желудок под самую завязку, а затем, чтобы вдарить по сердечно-сосудистой системе чашкой кофе для придания морде лица более бодрого вида.

На вечер пришло не 70 человек, как на Гамзова, не 90, как на Кабанова, не 100, как на Бахыта, и не 160, как на Родионова. Меня порадовала моя, так сказать, элитарность.

Рад, что на вечер пришел хоть один казах, которому спасибо за "работу над настроением" и "дым отечества", который был не сладок, но приятен.

Что касается самого вечера, то Виталий Рыжков порадовал уверенной, несмотря на дебют, интонацией. Разумеется, я мало что понял, и далек от критических оценок.

После вечера толпой примерно в два десятка человек (может, меньше - не считал) двинулись в съемную квартиру, где гости распивали спиртное до половины первого, пока я не погнал их взашей не сослался на бессонную ночь в поезде.

День воскресенья начался с ужаса на лице хозяйки, принимавшей квартиру. "Вы хотя бы бутылки с собой унесите!" - сказала она, и голос ее был окрашен в серый цвет отчаяния. Бутылок оказалось три пакета. Далее Коля Сулима долго (раза четыре туда-сюда) возил меня на своем 405-ом "пыжике" по Проспекту Незалежнасцi. Потом, согласно предварительной договоренности, поехал на плов к казаху. Плова не оказалось, зато оказались вещи, не менее связывающие с родиной. Приятно удивило, как русский и метис, играли мне, сидящему на окраине столицы Беларуси на хомузе мелодии а-ля "тувинская народная".

Словом, впечатлений масса, но отпишусь о них более предметно немногим позже - и о том, как в 2 часа ночи я оказался в отличной фотостудии, и о том, почему Минск теперь прочно ассоциируется с полным желудком и вкусной едой, о (храпящем всю ночь) не пьянствовавшем Новикове, и о многом, многом другом.