Алма-Ата битломанская


Лет десять назад с моим кентом Н. отмечали то ли день рождения Леннона, то ли еще какой- то его юбилей. Во всяком случае, еще днем по этому поводу я купил CD с хитами Джона. Сидели как обычно: слушали Битлов и новый СD,  болтали за жизни,  вечер должен был закончиться вполне мирно, мы же были пацифистами, как и все битломаны. Но  потом вдруг с чего- то завелись, и потянуло нас выразить свой протест против убийства Главного Битла в Нью-Йорке. Сейчас можно поехать к битловской скамейке и душу излить на груди  бронзовых Битлов. А тогда путь был у нас один к американскому посольству в Алма-Ате, оно еще находилось на проспекте Фурманова.

 

Лет десять назад с моим кентом Н. отмечали то ли день рождения Леннона, то ли еще какой- то его юбилей. Во всяком случае, еще днем по этому поводу я купил CD с хитами Джона. Сидели как обычно: слушали Битлов и новый СD,  болтали за жизни,  вечер должен был закончиться вполне мирно, мы же были пацифистами, как и все битломаны. Но  потом вдруг с чего- то завелись, и потянуло нас выразить свой протест против убийства Главного Битла в Нью-Йорке. Сейчас можно поехать к битловской скамейке и душу излить на груди  бронзовых Битлов. А тогда путь был у нас один к американскому посольству в Алма-Ате, оно еще находилось на проспекте Фурманова.

Посольство США.  Give Peace A Chance!

Да и время было другое, можно сказать, романтическое, кто помнит, тогда там многие митинговали — и политические, и ряженные, и фрики, особенно по весенне-осенним обострениям, и чуть ли не каждую неделю фейковый кажы cо своими плакатами ошивался под окнами бывшего медицинского музея, и так далее, и тому подобное, и никого еще не гоняли по-серьезному.

С шиком подкатили на такси, тормознули как раз напротив посольского особняка, с шумом вывалились из машины… и тут мой кент, музыкант, битломан, неожиданно дал задний ход, по-видимому протрезвел, и к нему сквозь алкогольные пары все же пробилось свойственная осторожность, я даже сказал бы трусость… «Не-а… а… чувак… Чё -то я пас…»

 

Но меня уже не остановить! Все еще «под парами», все еще на драйве, пытаюсь перебежать на другую сторону, нарушая правила, машины сигналят, кручусь как юла между ними, и попадаю прямо к железным воротам американской суверенной территории. Достал СD Леннона с его фэйсом на обложке, и стал размахивать им как флагом, попутно выкрикивая всякие лозунги, типа: «Зачем в США убили Джона???!!! Give Peace A Chance!!! All You Need Is Love!!!» И еще вроде требовать американского посла на выход для серьезного разговора!!! (Водка точно левая попалась, перемкнуло меня по-тяжелой, еще и на кента злость появилась, а от этого и уверенности прибавилось). Охранники напряглись, вернее, их не было видно вначале, но они все же напряглись, как мне показалось. И вообще напряглись все, а не только секретные службы с той и другой стороны, но даже и прохожие, даже деревья, даже дома застыли в ожидании, даже проспект Фурманова почти сразу странным образом опустел! И, наверное, от этого, а еще от энергичной ходьбы, криков и размахивания руками, да еще на холодном воздухе, постепенно начал трезветь. И медленно стал осознавать в какую нелепую, а может и даже опасную ситуацию влип.

Мой кент, стоял с другой стороне проспекта с круглыми глазами. Картину «Крик» Мунка помните? Чем-то все напоминало мне эту картину. На какой-то момент наши взгляды встретились, и тогда я точно почувствовал всей кожей, всеми фибрами души и другими точками тела, что давно уже пришло время завязывать с протестом. Иначе наступит «point of no return»- точка невозврата… менты в КПЗ загребут! И тогда я начал сворачивать свой протест, без суеты, с достоинством, но все же, помнится, мандраж был. Засунул диск в сумку и начал медленно отходить от посольства. Но не тут то было! Охранники очнулись и неожиданно резво выскочили из-за ворот посольства — я даже не успел испугаться. И что удивительно, лица у них были не озверевшие, а наоборот, какие-то потерянные. Один из них взял меня под локоть, совсем не больно, и сказал примерно следующее — мол, они видели тут разных, но что бы кто-то за Джона Леннона выступал –это впервые! «И знаешь что, парень», — добавил он, — «мы вызвали такси для тебя, а вот для того чудака на буквы «эм», — тут он злобно посмотрел на другую сторону проспекта Фурманова, где как вкопанный стоял мой кент, — «совсем другую тачку». И пока я соображал, что к чему, все же водка еще была внутри, подкатил мотор и охранники быстренько запихали меня на заднее сиденье. А когда машина отъезжала, то я увидел, как на другой стороне проспекта появился ментовской «бобон», в который соответственно засунули Н. Он даже не сопротивлялся, а взгляд его было все еще очумевшим… Мунк, не доделанный! С тех прошло, как уже писал выше, пролетело больше 10 лет. С моим ( теперь уже бывшим) сотоварищем я не общаюсь, как отрезало. Посольство США переехало в Астану. Водку пить я бросил и написал пьесу «Джон Леннон & Я», часть из нее используют в другой постановке, которая идет в театре «Артишок». В Алма-Ате вообще появилась настоящая битловская скамейка, авторизованная можно сказать ( об этом будет еще). А так же Almaty Beatles Club. И еще я снял документальный фильм об истории джаза, поп и рок-музыки нашего города, в котором самый последний эпизод посвящен истории ее появления. Как будто сам Джон Леннон расставил все 

Читать полностью