Руслан Кара: «Главное делать музыку на уровне, искренне и по-настоящему, чтобы был дух и энергетика!»


Электричество + шан-кобызы / тюркский шаманский гортанный вокал + бас = «Роксонаки»

Группа «Роксонаки» — самобытная и прогрессивная, удачно синтезировала тюркскую шаманскую традицию с казахским «музыкальным и поэтическим наследием» придав рок-н-ролльный sound. В итоге музыканты-роксонаки обрели собственное звучание, что в эпоху гегемонии примитивных перепевок, квазикаверов, копий и фанерности, лично у меня вызывает уважение.
Интервью состоялось сразу после совместного выступления-импровизации-сэйшна группы «Роксонаки» с британской командой «Trans Global Underground» на Старой площади Алма-Аты. Я кричал задавая вопросы — Руслан Кара не менее громко отвечал, т.к. в нескольких метрах от нас «TGU» продолжали заряжать алматинских слушателей, молодых, пьяных и танцующих.
Об истории группы, ее стилистике, идее, казахском РЭПе, тюркских текстах и прорыве коллектива рассказывает Руслан Кара — основатель и лидер группы «Роксонаки».

В вашей музыке интересный музыкальный сплав: этническая глубинная казахская музыка, древнетюркские тексты с рок-н-роллом. Расскажите как всё это родилось-зародилось и живёт-звучит?
Я занимаюсь этим уже 12 лет с 90 года, с момента получения 1 премии на «Голосе Азии» как группа «Роксонаки». Правда, за это время менялись составы, приходили разные музыканты. В «Роксонаки» приходят те музыканты, кому по духу близка подобная музыка и мы вместе что-то делаем. Правда мы не имеем спонсоров, нет материальной поддержки, поэтому нет возможности активней пропагандировать нашу музыку.

Существует ли «генеральная идея» у вашего коллектива?
Основная идея — это пропаганда казахской этнической музыки, причём мы стараемся находиться в постоянном экспериментировании… Древняя поэтические тексты, которые не все читают — мы можем донести их в подобной музыкальной форме, чтобы люди прислушались и узнали, что у нас есть такая сильная поэзия. Это древнейший пласт казахской музыки и древних шаманских текстов. Это драгоценнейшее знание и у нас возникло желание придать этому знанию другие рамки, другую форму — современную, и продемонстрировать эти тексты широкому кругу, потому что хочется, чтобы подобные тексты оставались живы.

И какова методика работы с текстами и сведения с музыкой?
Вначале я знакомлюсь с текстом, потом постепенно начинаешь представлять, как бы это звучало тогда, у них, а затем начинаешь изображать это по-своему. Я почти наверняка знаю, что то как это изображаю я, — они, в свою очередь, — делали совершенно по-иному и не так. В итоге пропускаешь всё это через себя и делаешь по-своему.

Я слышал теорию согласно которой некоторый элементы рэпа — речитатив, рванный ритм — существовал и в казахской фольклорной традиции. Рэп в степях Казахстана — как вы считает это правдоподобно?
Рэп это прежде всего — речитатив, а речитатив у казахов существовал, это так называемое — терме (после этого Руслан Кара начинает демонстрировать терме — веселым речитативом, своим незабываемым гортанным вокалом) … Поэтому и это тоже можно в принципе приживать.

Вы всегда используете живой звук, не прибегая к компьтерным фишкам — лупам, сэмплерам и т.д.?
Мы работаем полностью живьём, не подкладывая никаких компьютерных сэмплов. Сколько музыкантов на сцене — столько и звуков. Конечно же это гораздо сложнее. Кстати, сейчас я прихожу к выводу, что мы, «Роксонаки», уже не играем РОК… сегодня это уже не этно-рок, в данный момент — это какая-то своя музыка, где может быть замешано всё — элементы джаза, элементы рок-музыки, элемента фанка, могут быть даже элементы рэпа. Мне кажется — это новый путь и он перспективен тем, что мы абсолютно не имеем рамок, мы можем уйти абсолютно в иную сторону, т.е. мы можем сделать шаманскую вещь, где был бы кач, чтобы музыка вводила в транс…

Психоделика?
Да, именно — психоделика, а можем взять и народную песню… и просто спеть… просто взять и спеть народную песню! Третья вещь может быть абсолютно другой, т.е. мы взяли и разрушили себе рамки, развязав себе руки. Мне кажется слово «РОК» — это уже немного консервативно. Раньше творчество «Роксонаки» я называл — фолк-рок, затем одно время — этно-рок, а сейчас мне уже не хочется как-то называть наше творчество. Хочется, чтобы наши музыкальные вещи были и красивыми и психоделика была, какие-то рок-н-рольные элементы, джазовые. Не важно как назовут или обзовут то, что мы играем. Это не самое главное! Главное — делать музыку на уровне, искренне и по-настоящему, чтобы был дух и энергетика. Потому что музыку без энергетики не замутишь, работать нужно с отдачей, а в современной музыке я чаще всего слышу — какую-то полную импотенцию, нет того, что идёт «от живота»… драйва нет. Мой товарищ, Виталий Михаэлис, недавно прислал мне e-mail, где написал «Я не считаю музыкантом того, кто извлекает звуки, музыкант — это тот человек, у которого есть Душа и Дух»…

Круто!
Да, мне тоже очень понравилось его выражение… Кстати, чем мне нравится роксонаковская музыка, хоть это немножко не скромно, но то, что мы делаем в группе — мне позволяет быть до конца честным и искренним. У меня мало пространств, где я могу быть честным, в основном я вынужден в какой-то мере — играть роль. В музыке я могу быть честным до конца. Для меня сейчас важнее всего — выходить на сцену и быть искренним, здесь и сейчас, потому что очень важно, чтобы было место, где ты можешь быть искренним.

_____________________
В ближайшем обновлённом номере Арбы: размышления / критика #Timы Altrueasta по поводу (и без) — казахстанской музыки, группы «Роксонаки», природе лунного свечения, терроризма и др.
На мой вопрос о том, что препятствует казахстанской музыке (впрочем, как и литературе, искусству) преодолеть свою сегодняшнюю ущербность, провинциальность и откровенную стрёмность Руслан Кара ответил, что помимо иных причин — есть одна, но весьма существенная — отсутствие «нормальной здоровой критики». Ждите критики. Нормальность не гарантирую. Со здоровьем постараюсь.

Включающий клёвую песню группы «Роксонаки»,
где заунывно плачут шан-кобызы,
а неизвестный мне духовой инструмент
рассказывает о любви и печали,
огромной как степь, ритмичной как степ -
видящий степь / отстукивающий степ.