Я пишу отвязные, пи***тые вещи... я творец - зажигательных вещей, эротичных и революционных


Интервью состоялось в замызганной кулинарии недалеко от Старой площади, с грязными скатертями и самообслуживанием. Место встречи назначил Суперджигит. Беседа протекала за часто сменяемыми кружками с «Жигулевским». Суперджигиту я бы дал лет 28-30. Ирокез, куртка хаки, штаны с булавками — типичный панк с раскосыми и пьяными глазами. Суперджигит был немного агрессивен (что станет видно и по интервью), наверное из-за проблем с похмельем. Но, человек в общем позитивный, прикольный и безусловно неординарный.
Итак, Суперджигит — «брат милый» Байрона, поэтический учитель Мандельштама, страстный любовник Анны Ахматовой, сводник дятлов, морей и океанов, Колина Пауэла и Мадлен Олбрайт, патриарх панк-рэпа, гуру маргинальщины, сын анархии отвечает на вопросы Timы.

Tima Altrueast: Глядя на тебя не скажешь что ты можешь приходиться даже правнуком Байрону, а в твоей визитке на Арбе — великий сын английского народа посвящает тебе стих и называет «братом милым» и сыном. Также, судя по твоим поэтическим формам ты был дружен с Мандельштамом, Пастернаком и имел интимные отношения с Ахматовой. Ты хорошо сохранился…
Superjigit: Короче говоря ты хочешь представить меня эдаким ублюдком-шизоидом, который сознательно на*****ет читающую публику, либо тронутый…

T.A.: Нет ты не так понял. Я хотел задать тебе вопрос прямой и конкретный — твой возраст?
S.: Как я понял ты хочешь засунуть меня в некий шаблон, рамки, навязать общепринятый дискурс — возраст, дети, творческие планы, любовница… но ты во-первых забываешь что я — первое: панк по жизни и рэппер по структуре написания речёвок, текстовок, стихов, то бишь панк-рэппер, причём первый на этой стрёмной планете, второе — если ты обратишь внимания на то как я подписываюсь завершая свои поэтические сборники и поэмы, а я подписываюсь как анархо-маргинало-литератор Суперджигит, тогда ты поймёшь что как панк я кладу на шаблоны и рамки, а как анархист, маргинал и довольно пи****ый литератор я посылаю любой дискурс в задницу… Короче говоря я хочу сказать то, что у тебя немного не адекватное восприятие жизни, а ты как я читал на Арбе не только журналист, но и что-то типа писателя, а как гражданин, поэт и заслуженный писатель Арбы ты должен понимать, что мы живём не в какой-то одномерной жизни, как учат нас в школах, институтах, в армии, короче от роддома до морга, а в многомерной фигне, в отвязе мегапланетарном. Об этом пишут все философы и реальные писаки вроде Рембо и Маяка. Короче чё то типа кармы, цепи перерождений и все дела… поэтому говоря о том что я имел сентиментальные отношения с Ахматовой, или о том что Ося Мандельштам мой ученик я не пизжу голословно, изначально разводя аудиторию, словно Буш младший или ещё кто-то типа него… я говорю реально… Естественно, когда я прыгал с Анькой Ахматовой я не был тем жгучим красавцем с офигительным ирокезом на жбане, в стильных джинсах, с коробочкой плана в нагрудном кармане, как сейчас, а другим — с другим шнобелем, с другой улыбкой, с другим цветом кожи, короче внешне я был другим, но внутренне — я всегда Суперджигит.

T.A.: Короче говоря ты переживаешь реинкарнации не меняя ментальности?
S.: Ты хоть сам понял чё сказал? Я хочу сказать о том что я Суперджигит, а не псих и когда я пишу — то делаю это отвязно и искренне как настоящий панк, как настоящий Суперджигит.

T.A.: Ты алмаатинец?
S.: Далматинец… Вопрос конкретно непонятный, не в тему. Ты что до сих пор не понял кто я? Я Суперджиг! Я родился на Востоке, где нельзя жизнь представить без чайханы и небо без луны! Маман моя — это Анархия, которая в первые минуты моего появления в земной ипостаси поднесла мне стакан портвейна и нарекла Суперджигитом. Какая Алма-Ата… полный Экибастуз!… где, где в Караганде! Я гражданин мира, и у меня была тёлка по имени Мира! … Кстати, знаешь, чем отличается презерватив от кабины самолёта?

T.A.: Нет.
S.: В гандон входит только один член.

T.A.: О.К. Следующий вопрос — по твоему поводу возникла жаркая дискуссия в гостевой книге Арбы, участвовали читатели сайта, и даже администратор — Арбакеш, поддерживающий тебя, поэт Ербол Жумагулов — критиковавший тебя. Как ты думаешь в чём причина этого локального интернет конфликта?
S.: Причина в том, что я пишу отвязные, пи****ые вещи, в том, что я творец — зажигательных вещей, эротичных и революционных. А подобное творчество — всегда вызывает эффект баррикады, когда читатели начинают группироваться по лагерям согласно своим убеждениям, психическому самочувствию, самочуйствию, состоянию половой системы, короче кто-то за, кто-то против… То что произошло в гостевой Арбы — это лишь прелюдия. Мне честно говоря и на моих защитников и на моих оппонентов, и на моих линчевателей по фиг, потому что они не разглядели в моих творениях и вытворениях — сияющее существо, с сердцем полной тоски, любви и драйва, существо — осознающее ущербность, абсурдность всего того что происходит сейчас в сайте, в сети вообще … в Халха Монголии, где пасутся жеребцы, кобылы и дух Чингисхана, в Афганистане, где пасутся натовские солдаты и которых скоро будут натягивать афганские ребята, планета, где все мы пасёмся — разучиваясь дружить, любить и оттягиваться по полной. Все мои стихи и речёвки об этом — о любви и о той херне, которая зажимает нас, меня, тебя, Арбу и всю землю. Поэтому мой новый сборник, который повесит/не повесит Арбакеш будет с предисловием, который написали все мои недоброжелатели, враги и линчеватели, называющие меня психом и придурком. Я сознательно не использую те отклики, которые были как бы «за меня» — Джаз, Суперкыз и прочие немногочисленные мои защитники. По содержанию будет всё тот же вечно молодой, обкуренный, эротичный и пьяный панк-рэп.

T.A.: Поэма?
S.: Нет, сборник. Называется «Я посылаю на хер, или листья убитых яблонь».

T.A.: Ты называешь своими поэтические вещи — эротичными, но в них, на мой взгляд больше порнографии.
S.: Это субъективный взгляд каждого. Для кого то вход в МВФ — это эротично, для кого то порнографично. Поэзия это типа зеркала, который вешает на стену под названием «общественный взгляд» — поэт, панк-рэппер, вешает, а потом сваливает и наблюдает кого или что увидят читатели в этом зеркале. Вот ты и большая часть Арбы увидела в этом зеркале — порнуху, но кто-то увидит и другое.

T.A.: Кроме поэзии ты что-нибудь хочешь замутить?
S.: Конечно, много чего! Просто так вы от меня не отделаетесь. Вот заканчиваю сейчас со своей группой «Блаз и компания» запись альбома «Кондолиза в тропике Рака, или Рак в позе Кандализы».

T.A.: Что-то с Миллером созвучное?
S.: Нет скорее с госдепартаментом США и геополитикой в Персидском заливе. Злодейская вещь, местами сентиментальная, местами кондолизная. Также планирую совместный проект с одним уйгурским панком. Он приехал из Урумчи и по этому поводу у него есть клёвые рифмы, с восточнотуркестанским колоритом, поэтому проект поэтический и называется ТАП, то бишь Туркестан — Авангард — Панк, он представитель востока Туркестана, я западной его части, мы оба панки и довольно авангардные. Вот такие вот ближайшие наработки, задумки и фишки, которые войдут в четвёртом тысячелетие в красивые хрестоматийные книжки…

T.A.: Экспромт прикольный. Кстати, как ты работаешь с текстом — шлифуешь, обрабатываешь или всё выходит спонтанно?
S.: С текстом как работаю… С понтами обрабатываю себя алкоголем и расширителями, а потом шинкую.

T.A.: Что поддерживает тебя по жизни?
S.: Тяжесть алкоголя, лёгкость естественных наркотиков, добрые девушки, пьющие дружки и кукурузные стружки.

T.A.:В твоей поэме «Арба» — ты советуешь своему читателю чтиво всяких разных возмутителей и бунтарей, вроде Хаким Бея и Рембо, почему?
S.: Прежде всего, я советую читателю не чтиво таких отвязных типов каким был Рембо, и какой есть Хаким Бей, а в начале советую читателю высунуть голову из задницы и не уподобляться Рэмбо, которому промыли мозги, до такой степени, что он взял в руки пулемёт и стрелял героических вьетнамцев и думал, что он представляет силы прогресса. А те писаки и философы, что представлены в моей поэме — это то, что поможет высунуть голову из задницы. В начале ты должен совершить собственный волевой акт, а литература, публицистика и философская система — это вторичное и прикладное.

T.A.: В каком-то из своих произведений ты используешь малопонятные для массовой аудитории названия художественных течений-направлений — ситуационизм, дадаизм, авангард и всё такое прочее, ты думаешь тебя адекватно воспримут читатели?
S.: Я сам честно говоря не адекватно воспринимаю подобные словечки. Мне по большому счёту по-**й какой теоретический багаж они несут, главное чтоб была некая живительная сила, внутренний стержень, который ты обязательно почувствуешь если в тебе бьется сердце и плещется алкоголь. Проблема твоя и многих в том что слишком много теоретизируешь, подводишь под какие-то схемы и так далее. Вот поэтому всё так и запущено! Музыки у нас никакой, сплошные стилизации! Философии никакой! Проза херня сплошная — старушечье всё или псевдопсиходелия! Поэзии тем более никакой, только моя стоит гордым особняком, могучим фрегатом посреди разбитых флотов с флагами устаревшими 200 лет назад! Батенька вас только панк-рэп исправит!

T.A.: Если говорить о ситуационистах кто тебе ближе всего — Ги Дебор…
S.: Ну, ты даёшь! Откуда я знаю кто мне ближе, кто дальше… Вот к примеру я прочитал английского чувака Стюарта Хоума — книжку «Минет», она меня зарядила как пузырь русской водки. Почитал про спектакль у Дебора твоего — меня это зарядило как чекушка. Вот мой метод. А ты говоришь — кто ближе, как будто мы двое — старпёры-маразматики университетские…

T.A.: Нравится ли тебе чьё-либо творчество на Арбе?
S.: Ты, наверное провоцируешь меня на то чтобы я сказал — вот этот чувак классно пишет, Тима ты молодец, а вот тот то и тот то нет, ублюдок полный… Мне безразлично. Я читаю классные книжки классных парней, а в сеть я захожу не часто, бабок много забирает, да и читать там особо нечего, разве что найти что-нибудь не публикуемое вроде того же Хаким Бея, Хоума или эссе Паланика… Клёвая порнография, ересь, панкотня… Вот это я люблю, ценю и созидаю разрушая…

T.A.: У тебя есть герои?
S.: Конечно. Это — Superjigit, Superjigit и ещё раз Superjigit! Толпа суперджигитов, планета суперджигитов, полчища суперджигитов, стоящих на плечах суперджигитов в сиянии суперджигитского солнца… Мания величия, растущая шизофрения и все дела.

T.A.: Можешь ли описать самое низкое и самое возвышенное что ты наблюдал…
S.: Могу. Вот в десятый раз перечитал «Бойцовский клуб» лучшего американского писаки Чака Паланика, в 25 раз пересмотрел лучшую картину американской кинематографии «Fight Club» лучшего американского кинорежиссёра начала 21 века Дэвида Финчера, где описана эволюцизация, точнее даже революцизация героя от низкоущербного яппи до возвышенного и за***ного Тайлера. Ублюдочный американский клерк, читающий порнографию и каталоги мебельных фирм в своём комфортабельном клозете, похожий на 140 миллионов своих копий-сограждан, как банки супа в шелкографии у Энди — вдруг создаёт бойцовский клуб и становится по настоящему крутым чуваком, поэтом истекающим кровью и ненавистью к условностям буржуазного сожительства. В каждом из нас живёт Тайлер Дёрден, вклеивающий 25 кадром в наш фильм — огромный фаллос, мочеиспускающий в наш суп, взрывающий здания банков и музеев. Я знаю это, потому что это знает Тайлер.

T.A.: Твои пожелания посетителям Арбы…
S.: Читайте поэму Суперджига «Арба для меня», высуньте голову из задницы и разрушьте новый мировой порядок ритмом совокупления потномолодых страстных тел!


Автор Комментарий
Аватар пользователя Sort_of_Felix.
Сообщений: 20
С нами c 2007-01-05

значит так, дочитываю этот текст и в китайскую столовку с интрервьером и Ибрагимовым, традиционную предновогоднюю утку есть в узком кругу.