Казахские поверья (250-299)

250. Головной убор нельзя оставлять где попало - его непременно нужно повесить на возвышении. Особенно следует следить, чтобы он не оказался на сидении или на полу, иначе его хозяину не повезет и его ожидают невзгоды.

251. Находящийся в ношении головной убор ни в коем случае нельзя дарить или давать поносить постороннему - это равнозначно тому, чтобы добровольно отречься от собственного счастья и оголить голову для бед и несчастий. В подарок кому-либо преподносят только новый, ненадеванный головной убор, чем попутно воздают почесть голове - своей и чужой.

252. Мужчине не рекомендуется даже в шутку надевать женское платье и повязывать голову платком: пострадает его мужество, ослабнет моральный дух, а сам он превратится в жалкого сплетника.

253. Молодухе непозволительно ходить расстегнутой и расхлябанной: ее будущий ребенок родится хилым, а рожать она будет в муках и, весьма вероятно, вовсе сойдет с ума.

254. «Стреляющего» (т. е. употребляющего) насыбай (нюхательный табак) «расстреливает» Бог. Дыхание такого нюхателя становится смрадным, имеющиеся у него болезни обостряются и он становится противен собственной жене. Потомство такого человека восприимчиво к сифилису. А что хорошего можно ждать при виде ребенка с недоразвитым подбородком, щербатым ртом и сдвинутым рассудком?..

255. Женщины не садятся на корточки лицом к мужчине - так недолго и честь потерять.

256. Соболезнование по случаю смерти не выражается ночью: от этого становится еще больше смертей.

257. Женскому полу не пристало обезглавливать предназначенный к забою скот. Если нет мужчины чтобы отрезать голову, женщина делает это, взобравшись на подставку. Дело в том, что нет такой женщины, чтобы не содрогнулась при виде умерщвляемой животинки. Обезглавленная же с выбросом негативных эмоций туша считается плевой (т. е. непригодной в пищу).

258. Женскому полу не пристало подковывать лошадей. У бабы - легкая рука, от неверной работы которой калечится лошадь.

259. Женщина точит нож - все равно что его затупляет. Доводить до такого нельзя: от этого ломается достоинство мужского гена.

260. В мастерской нельзя садиться на наковальню: руки мастера теряют свою посвященность, а севший на наковальню зарабатывает тяжкий недуг.

261. Нельзя садиться на кострище - дух-хозяин огня покарает так, что виновный в итоге погибает в пожаре.

262. Нельзя пытаться колотить костер и сечь его пламя - от такого проступка нищает дом и угасает очаг.

263. Мужскому полу не пристало стирать женское исподнее платье. Нарушить сей запрет - все равно, что окунуться в нечистые влагалищные воды и покрыть себя несмываемым комплексом неполноценности.

264. Женщина всегда и всюду должна быть нежна, грациозна, гибка и предупредительна. В ее руках не должна греметь и скрежетать посуда и прочая утварь. Посуду, из которой ест и пьет человек, непозволительно обзывать «миской», «лоханью» или «корытом»: посуда мнительна и болезненно реагирует на такое, в результате чего пища в ней теряет свой вкус и питательную ценность.

265. Женщине ни при каких обстоятельствах нельзя поднимать руку на мужа. Демонстрируя силу, мужа не бьют и даже не угрожают палкой. Не злословят во время ссоры и не плюют мужу в лицо. Некогда заключенный на небесах священный брак допустившей такое женщины расторгается и она сама по себе подвергается талає'у (бросанию по обычному праву).

266. Во время похорон покойника выносят из дома головой вперед. Белое полотенце с завернутым в него зерном обводят вокруг головы покойника и оставляют дома - чтобы дух усопшего не отлучился от вкуса своего дома раз и навсегда.

267. В порядке милостыни за упокой души умершего кроме скота подают также пшеницу - дабы идущие за ним потомки развевались, подобно колосьям хлебной нивы.

268. Перед тем как резать скот животное поворачивают головой в сторону хубылы (Каабы) и совершают бата - посвятительный молебен. Выражают пожелание: «Да будет съедено впрок» - чтобы мясо оказалось вкусным и израсходовалось сполна.

269. Опалять на огне голову домашнего скота начинают с места зареза - чтобы прежде сгорели зазубрины на клинке бойцовского тесака.

270. Есть обычай: перед тем, как отправляться в путешествие или по важному делу, раскрывают сундуки и мешки в доме - чтобы открыть себе путь.

271. Когда умирает человек, с первой же ночи родственники, соседи и аулчане организуют дежурство при покойнике - в надежде не оставить без помощи и внимания, если человек не умер насовсем, а впал в обморок или летаргию. Сторожат покойника и для того, чтобы до поры, когда он, пройдя очищение, не вознесется на небеса, над телом не поглумился дьявол и его не выкрали демоны.

272. Гость за дастарханом от души радуется, увидев поданные на почетном блюде две кряду берцовые кости. Сочтя это за верный знак удачи, он уже не сомневается, что счастье и богатство будут сопутствовать ему. Срезав мясо и начисто обглодав кости, он уносит их с собой, чтобы у себя дома повесить на счастье над дверным порогом.

273. Избегают восходить на тор с камчою в руке: подобное происходит, когда спорят и ссорятся родственники. Сцена, не сулящая ничего хорошего.

274. Запрещается высыпать золу там, где проходят люди и транспорт. Не принято выносить и вываливать золу после захода солнца. Высыпавший золу на дорогу становится непутевым, а к прошедшим по такой дороге пристает зараза. На вывалившего в сумерках золу нападает вирус.

275. Цокать языком или клацать языком о небо - это знак крайнего изумления, который не применяют всуе. Вообще, изумляться и поражаться человеку - дело не человеково, а Богово. Так что вряд ли следует брать на себя то, что не дано смертным.

276. В день забоя согым'а - специально откормленной для зимнего довольствия скотины - обязательно варят тоєпан жiлiк - бедренную кость в составе ляжки. Домочадцы наедаются мясом до отвала - чтобы в доме царили изобилие и сытость.

277. Когда умер человек и тело еще не предано земле, нельзя допускать, чтобы по покойнику плакали много. От долгого плача могила усопшего наполняется слезами и ему нелегко в ней, считается по поверью.

278. Дикая невоспитанность - разговаривать во время отправления естественной нужды. Запрещается также здороваться за этим занятием. Здоровайтесь и общайтесь на здоровье - после того, как вы покинули уборную, вымыли и обсушили руки.

279. В сезон окота скота запрещается постригаться и бриться, потому как повышается риск заболеваемости скота и недоношения плода.

280. У казахов издавна ведется, что взрослые приучают детей и поручают им не трогать птичьих яиц, не мучить и не убивать птенцов, потому что знают по опыту: проклятие птицы - одно из самых тяжких на земле.

282. Веник или метлу не прислоняют бородкой кверху - из опасения, что Синему Небу не понравятся нацеленные в него грязные «стрелы», а джинны, со своей стороны, взберутся по лучам прутьев на шанырак, где будут верховодить.

283. Женщине с грудным ребенком свойственно предвкушать гостинцы от посетителей своего дома. Вот почему, направляясь в такой дом, люди не забывают захватить с собой еду или лакомство. Если кормящая мать окажется обманутой в своих ожиданиях, у нее могут воспалиться груди и отойти молоко. Когда подобное все-таки случается на самом деле, какая-нибудь старая мать приходит туда со спрятанным за пазухой новоиспеченным горячим хлебом и с его помощью отстраняет болезнь от кормилицы.

284. При первой стрижке, сбрив с головы ребенка выросшие еще с утробного времени волосы, их не выбрасывают, а оставляют на хранение. Младенец безусловно слаб и хрупок до исполнения сорока дней, а затем - семи месяцев. Поэтому все до единого волоски первой стрижки нужно беречь как зеницу ока.

285. Во время роста и смены зубов выпавший молочный зуб ребенка забрасывают в камышовую чащу - чтобы прочно коренился вырастающий из лунки новый зуб.

286. После «посажения» на сундет - обряд обрезания - иссеченную крайнюю плоть мальчика не выбрасывают, а подвешивают к изголовью чиевой драпировки юрты - из пожелания мальчику стойкости и домовитости, когда он возмужает и создаст собственную семью.

287. Дурной тон - потягиваться за дастарханом, в публичном месте или глядя на другого человека. Ведь распятая, распластанная фигура - образ настигнутого внезапной смертью

288. Сидя верхом на коне, не откидываются назад, принимая чванливую позу: люди однозначно расценивают это как признак дурного воспитания и недалекого ума.

289. Юной невесте нужно остерегаться того, чтобы, покидая родительский дом, прощально оглядываться назад. Явно дурной знак: брак ее вскоре расстроится и, не поладив с мужем, она с позором вернется домой.

290. Когда жених отправляется за невестой, кто-нибудь из его близких, наступив на полу его чапана, побуждает снять и оставляет чапан себе - чтобы, расставшись со старой «шубкой», жених обрядился в новую одежду и его жизнь стала еще краше.

291. В первую брачную ночь жених выплачивает жене своего старшего братца «путевое». Именно эта его родственница стелет для новобрачных постель, желает приятственно почивать, а затем, освидетельствовав чистоту невесты, стирает белье. В этом - знак доверия, добропорядочности и благонадежности во взаимоотношениях.

292. Для невесты чрезвычайно важно не спотыкаясь перешагнуть порог дома своего мужа. Встречая ее, свекровь целует ее в лоб и вручает сопровождающим керимдик - подарок за смотрины. Если невеста ударилась или споткнулась на входе - не к добру: порядок в доме нарушится и невеста навлечет в него неприятностей.

293. Верблюд вытягивает шею и кладет голову на землю - к дальней дороге или пора приступать к откочевке.

294. У казахов не принято трогаться в путь и пилить деревья по вторникам и пятницам. В крайней необходимости в путь отправляются, бросив на дорогу какую-нибудь вещицу или деньги (в семь, семнадцать или сорок тенге).

295. Если овец поражает эпизоотический мор, то стадо окучивают дымом сожженной арчи (можжевельника) либо отгоняют стадо в безлюдное место. Существует поверье, что мор отступает, когда на стадо нападают волки.

296. Если волк нападает, пробравшись в овчарню, то в целом это неплохой вещий знак. Тогда говорят и верят: «Коснулась пасть Серого Волка - Синее Небо поддержит - скот умножится - люди будут здоровы и невредимы».

297. Ближним и дальним родственникам, друзьям и знакомым в порядке причитающейся ритуальной доли не выдают курт, бауырсаки и лепешки количеством в семь единиц.

298. Из верблюжьего поголовья никогда не забивают на согым аруану - верблюжью матку. Если ее все-таки режут, из семьи этих хозяев исчезают жизненные силы и милосердие.

299. Священный долг - относится ко всем божьим тварям так же, как и к человеку. Только мерзавцы и негодяи не способны на такое отношение к животному миру. Нарушившие эту заповедь лишаются права на человеческое участие.