Казахские поверья (200-249)

200. У казахов не принято всуе кусать свой большой палец, ибо так людям свойственно поступать лишь в минуты траура, великой скорби или непоправимой утраты. Делать это без достаточного на то основания запрещено и воспринимается как зловещий символ. Только в глубоком раскаянии или сожалении человек закусывает свой большой палец.

201. У казахов непозволительно плевать в небо и в направлении шанырака - поразит Бог Синее Небо и дух-хранитель шанырака.

202. Не принято рассматривать подошву обуви: где только не ступает нога человека и что только не давится его башмаком... При виде нечистот с подошвы человеку может сделаться нехорошо вплоть до расстройства здоровья. Коль уж придется взглянуть на грязную подошву, человек трижды сплевывает - чтобы не брезговали глаза, чтобы не захромали ноги.

203. По обычаю, когда новоиспеченная сноха впервые выбирается по случаю в соседний аул, ее свекровь и тетки со словами «Сложи себе в лохань» вручают ей перстни, колечки, браслеты и тому подобные вещи. Когда молодуха разрешается первенцем, в первую купальную воду младенца погружают те самые вещи. Искупав ребенка, тетки вынимают украшения и благословляют дитя на многую лету. Смысл - чтобы малыш вырос не скупым, но щедрым и отзывчивым.

204. На обряд снятия «собачьей сорочки» - чествования сороковин новорожденного - собираются женщины аула. Сняв эту самую «собачью» пеленку, в нее завязывают узлом какую-нибудь сладость и, повязав на шею собаке, отпускают с ней прочь. Ребятишки обычно излавливают эту собаку и, достав сладкое, лакомятся, разделив поровну. Вновь добытую ребятами «собачью сорочку» впоследствии передают какой-нибудь бездетной женщине. Значение этого обряда - чтобы побольше было детей, доставляющих радость всему миру.

205. По древнему обычаю, у казахов принято растить детям кекiл - хохолок, или чубчик. Для этого голову ребенка бреют наголо, оставляя на лбу аккуратно окантованный островок волос. Такой кекиль украшает ребенка, через него малыша холят и ласкают. Также и лошадиную челку обычно называют кекилем. Кекиль оберегает своего носителя от дурного языка и глаза, от порчи и колдовства, от прочих напастей и случайностей.

206. Среди казахов издавна и широко распространены понятия «сглазить», «пронзить взглядом» (т. е. навести порчу), «достать языком (речью)». Некоторых людей опасаются как обладателей «дурного глаза» и «злого языка». Согласно верованиям, мишенью дурного глаза становится все самое хорошее и настоящее: хороший человек, милый ребеночек, отличный скакун, поимистый орел, красивая девушка, бесстрашный батыр, могучий борец... Вот почему, например, при большом скоплении народа и во время зрелищ хороших спортсменов и лучших лошадей держат скрытно, стараясь до поры никому не показывать - чтобы не навели порчу. Если человек пристально рассматривает юную невесту и младенца, кто-нибудь из ближних обязательно одернет по-доброму: «Сплюнь на землю, не то сглазишь». Есть предохранительные заговоры от дурной биоэнергии: против глаза произносят «сукк-сукк», против языка - «тьфа-тьфа», а если хвалят сверх меры, то говорят: «Пусть набредет язык твой на камень».

207. Впервые являя на люди молодую невесту, новорожденного или другие подобные объекты исключительного внимания, принято просить кјрiмдiк - подарок за смотрины. Делаете вы это не из корысти, а поощряя процесс всеобщего ознакомления с вашим новым счастливым приобретением. Коримдик отличается от байгазы тем, что обычно испрашивается на молодого члена семьи, хорошего коня, ловчую птицу. Байгазы же обычно дарится детям или молодым людям на обнову в одежде - чтобы поощрить их эстетическое чутье и поднять настроение.

208. Выданная замуж дочь не посещает дом своих родителей раньше, чем пройдет годовщина со дня свадьбы. Запрет этот установлен в интересах вновь созданной семьи - чтобы горел и разгорался очаг молодоженов. Нарушение запрета оборачивается тем, что «становится постылой постель и между молодыми начинает гулять ветерок охлаждения»; рожденный в такое время ребенок вырастает бесчувственным и жестоким. Вот почему чрезвычайно важно, чтобы молодая жена сполна адаптировалась в своей новой роли на новом месте, взяв на себя полагающиеся функции в хозяйстве и в отношениях с людьми: содержать дом в порядке и чистоте, не давать остывать и пустеть самовару, чинно и по уму встречать и провожать людей - со всеми сопутствующими обстоятельствами. И только после этого можно и нужно совершать торкиндеу - паломничество в родительскую семью. Прибыв туда, она вольна ликовать в голос и всячески выражать свое дочернее томление. Добро, если свидание с домом преисполнено радости. Отец и мать встречают соскучившуюся по ним дочь добром и радушием, а провожая в обратный путь дают все, что бы она не попросила. Счастлив народ, если сердце навестившей девки успокоится любовью, - убеждены казахи.

209. У казахов есть обычай, называемый «зятевой ногой». Приехав к себе в дом со своей невестой и тещей, жених через некоторое время с почестями доставляет тещу восвояси. По прибытии в дом невесты, в награду зятю теща вместе с тестем посвящают скотину, которая так и прозвана «зятевой ногой» - в пожелании, чтобы и в дальнейшем зять был столь же учтив, быстроног и удачлив в пути.

210. У казахов есть обычай «казан жарыс» - «котловые гонки», или повивальное соревнование стряпух. Когда у беременной начинаются схватки, соседки вступают в кулинарное первенство с условием - приготовить блюдо до того, как ребенок появится на свет. В казахских понятиях, покидающий чрево ребенок также включается в это соревнование и норовит родиться быстрее, чем будет готова еда.

211. Обряд «тагым кагар» - «похлопывание по седлу» справляется перед долгой дорогой: аулчане собираются и похлопывают по седлу на коне отбывающего. Дом уезжающего устраивает пир для собравшихся проводить, которые за угощением желают путнику всяческих успехов.

212. Весьма любопытный обычай представляет собой «тобык жуту» - «проглатывание лодыжки». Для проглатывания обычно выбирают лодыжку заячью. Условие таково, что вызвавшийся произносит гадательное заклинание:

Если я батыр, выйди из моего сердца,
Если я борец, выйди из моего локтя,
Если я оратор, выйди из моего неба,
Если я счастливчик, выйди из моего лба.

Рассказывают, что прорастая и выпячиваясь из того или иного места, косточка указывает впоследствии на заложенные в проглотившем качества и таланты.

213. Широко распространен обычай «тумар тагу» - надевать оберег. Когда заболевает ребенок или младший по возрасту, человек берет у муллы специально выписанную молитву-заклинание, вшивает ее треугольником в лоскут кожи или белой материи и надевает на шею пациенту. Этот оберег-талисман призван охранять человека от бед, порчи и недугов. Существует много разновидностей тумара. Иногда тумарами освящают также молодь скота и заболевших животных.

214. По казахскому этикету, посещая по делам чей-либо дом, человек должен обязательно преклонить колено (т. е. присесть). Даже спешка не служит оправданием: преломив колено, вы проявляете к хозяину этого шанырака должное уважение. Если посетитель вошел и собирается уходить стоя, хозяин высказывает ему в сердцах: «Чего не присядешь? Или хочешь, чтобы наша корова стоя телилась?..» Старцы в подобных случаях приказывают: «Ты пришел не с огнем (т. е. не как враг), преклони же колено!». В этом - проявление вежливости и уважения к жилищу.

215. В соответствии с обычаем, человек, пришедший в дом за огнем, не говорит о цели своего визита: он берет огонь и уходит, не проронив слова. Только шепчет, воспламеняя свою хворостину: «Мать-огонь, убереги!». Потому, что по большому счету, приходить за огнем - манера не из поощряемых, в связи с чем заемщик огня старается не разговаривать. Неслучайно и народные метафоры непорядка связаны с огнем. Презирая сплетниц, в народе говорят: «У пришедшей за огнем бабы хайло в тридцать отверстий». Другая поговорка призывает: «Не приведи, чтобы стены были объяты горем, а народ - пестрым (как огонь) раздором».

216. Ушыктау («вылетучивание») - древний и претендующий на универсальность способ исцеления людей, испытавших отвращение от некачественной пищи, ветра и ненастья, мусора и дурных запахов. Если, споткнувшись, человек не может оправиться от боли, место его падения «вылетучивают», изгоняя вслух: «Уйди, зараза, уйди!», «Улетучься! Улетучься!». При некоторых заболеваниях больного перед закатом укладывают на землю преть, «вылетучивают», а потом заносят в дом и тепло укрывают.

217. Наряду с ушыктау существует также другая процедура ѕшкiру - «опрыскивание», «обдувание», или «обчихивание». Прочитав молитву, лекарь обдувает больного, энергично произнося: «Суф! Суф!». За это пациент оплачивает лекарю скотом или тканью - чтобы открыть болезни путь к бегству и таким образом наступило выздоровление.

218. Сосватанная девушка отдает сестренке свою тюбетейку или шапку. Это означает: «Теперь очередь за тобою, обрети же и ты свое счастье». Это у казахов называется шаргы. Удостоившаяся шаргы девица получает поздравления от своих теток и сверстниц: «Счастья тебе!», «Удачи тебе!». А старшие говорят: «Да осенится чело твое!», - и целуют девушку в лоб.

219. Во время свадеб, торжественных встреч, прибытия сватов или родственников, а также по другим радостным событиям женщины аула, смешав в пригоршнях курт и иримшик, конфеты и сладости, серебряные копейки, бросают все это в собравшихся людей с криками «Шашу! Шашу!». При этом никому не стыдно ловить и подбирать это шашу, чтобы затем в качестве дорогого и памятного гостинца преподнести своим детям и домочадцам. Шашу рассыпают только женщины: мужчин это занятие не красит. Шашу рассыпается на счастье, почему и поощряется то, что его поднимают дети.

220. Этот обряд совершается осенью, когда в овечьем стаде начинается сезон случек. Поясним, что во избежание преждевременного появления ягнят (из-за чего они могут пасть от холода, ненастья и голода) барану-производителю надевают до поры куйек - фартук-презерватив. Перед тем, как с барана-отца снимать куйек, устраивают праздник «шашыраткы» - «оплодотворяющего фонтана». Сняв куйек и пустив барана к овцематкам, люди собираются за дастарханом, принимают гостей и желают: «Приплод да множится двойнями». «Скот будет плодовит, травы - стеблистыми, овцы разъягнятся двойнями», - загадывают и искренне чают животноводы.

br>221. Обломить соломинку - обычай, совершаемый по констатации какого-то неслыханного и бесспорно положительного события. Стоит скупердяю проявить щедрость, трусу - показать геройство, а кому-либо еще совершить знаменательный поступок, как об этом говорят: «Вот событие, по которому следует сломать тростинку». И, подняв былинку или просто взяв спичку, ломают ее на две части - чтобы поощрить доброе проявление и уберечь его от сглаза и греха гордыни.

222. Казах борется с пожаром, разливая на его пути молоко: чтобы огонь скорее угас и не было трагедии.

223. Когда человек тяжело заболевает, терпит несчастье или испытывает угрозу жизни, то, прося помощи у Аллаха, он приносит в жертву белоголовую овцу - чтобы отвести от себя беду.

224. Маленьким детям отращивают волосы на макушке и делают косичку, вплетая в нее бусы. Такая прическа называется «айдар». С носящим айдар человеком пребывает отвага, которая сокрушает злые языки и взгляды.

225. В дни айта - поста - нельзя сердиться. Наоборот, следует справлять этот праздник с добрым сердцем и радушным нравом. Рассердишься в айт - злоба не развеется до следующего айта.

226. В канун айта в доме наводится чистота, выбрасывается все старое, негодное и изжившее срок. В айт совершаются только новые дела и делаются новые вещи - чтобы счастье прирастало новым добром.

227. Казахский человек не упоминает среди ночи волка. Чаще о волке говорят иносказательно - ит-кус (букв. «собака-птица»). Скажешь «каскыр» - он тут как тут обозлится и может пожаловать в гости.

228. Сноха никогда не называет по имени своего свекра, свекровь, деверей и вообще родственников мужа. Имена свекра и свекрови для нее абсолютно табуированы, для остальных же она обязана сочинить подобающие рангу каждого ласкательные и уважительные имена-прозвища. В этом - не только приверженность традиции почитать род своего мужа, но прежде всего - непреложное условие, чтобы иметь добрую репутацию и быть на хорошем счету.

229. Сведущий казах вряд ли станет ночью подолгу всматриваться в луну и считать звезды на небе: на луне живет старуха, которая, заметив твой пристальный взгляд, также вылупится и начнет считать твои ресницы. А человек с посчитанными ресницами точно умрет.

230. У казахов есть обычай приветствовать народившийся месяц. В летнее время с места, где он поздоровался с месяцем, человек срывает пучок травы, который, придя в дом, сжигает в огне очага. Этим он делает свою жизнь здоровой и безопасной.

231. В казахских понятиях огонь - свет и тепло, покровитель и попечитель жилища. Огонь - предмет особого культового поклонения казаха. Невесту, впервые переступившую порог дома, подводят к главному очагу и заставляют поприветствовать огонь, после чего усаживают на расстеленную подле огня легкую и пушистую шкуру, подразумевая под этим: «Будь лучезарной, как огонь, и мягкой, как эта шкура».

232. Приветствуя огонь, невеста заклинает: «Мать-Огонь, Мать-Масло, поддержите!» Другие женщины подливают масло в огонь и, согрев на чаду свои ладони, гладят затем лицо невесты - чтобы лик у невесты был теплым, тело горячим и чтоб е

233. В день Наурыза не пользуются щербатой и поврежденной посудой. Ведь наступает новый день, новая жизнь, новый год. Если есть и пить в этот день из щербатой и ветхой посуды - старые беды и болячки перейдут в новый год и счастья нового года не придется познать.

234. «Ярость - враг, разум - друг», - говорят казахи. Рассерженный на брата или сестру человек может вернуть себе самообладание, если, уперев руки в бока, на мгновенье зажмурит глаза.

235. Если беременной хочется разродиться мальчиком, ей следует класть под подушку мужнино оружие, брюки или еще что-то в этом роде. Если она хочет девочку - нужно спать с полоской цветного ситца, платьицем, колечком, серьгами, ожерельем, браслетами или бусами.

236. Если поссорятся близкие люди, какой-нибудь третий родственник приглашает их в гости и за общим столом старается их помирить. Иногда поссорившиеся сами, без посредников, приглашают один другого в гости. Поступают так из древнего этического принципа: «Пусть ему (ей) станет неловко и он (она) перестанет обижаться. Бьющего камнем бей угощением».

237. Если просят иголку, ее не дают острием вперед и с остатком нитки от последнего шитья. Ибо «хвостик» влечет за собой обиду, ссору и вражду. Также, возвращая иглу, ее во-первых, приносят без «хвоста», во-вторых, не вручают, а бросают на пол - чтобы укол иглы достался земле и ушел в нее..

238. Пищу, приготовленную на торжество или похороны, надлежит раздать без остатка - чтобы сохранилось изобилие, не кончалась еда и не скудел казан.

239. Нельзя кричать, приблизив рот к уху человека или животного: могут лопнуть перепонки и развиться глухота, а то и повреждение мозга.

240. Спящего человека не будят криком или тормошением. Просто надо мягко и отчетливо произнести: «Прерви свой сон. Да обласкает тебя Господь и осенит тебя девичьим сном». И лишь когда он проснется и откроет глаза вы можете сказать ему: «Вставай». Кричать и трясти спящего - значит получить недоспавшего, раздраженного и обиженного человека.

241. Постель, в которой провел ночь, наутро убирай сам. В неубранную постель забирается шайтан и начинает обдумывать для тебя всякие неприятности. Неубранная постель также навевает ассоциации с войной и разрухой. Также состояние постели - испытание для женщины, ее аккуратности. К неопрятной женщине пристает ярлык «неряха, неумеха, разгильдяйка, бескультурщина». Пристает недоброе имя - отстает удача.

242. Когда дарят камчу, лук, стрелы и другое оружие и снаряжение, его не вручают, а бросают на землю - чтобы жизненные силы, грехи и добродетели дарителя, а также возможные попутные заклятия подарка не перешли вместе с предметом. Тяжкий груз выносит только земля.

243. Казахи запрещают девочкам, а девушкам и женщинам - подавно, ходить с неприкрытым пупком, ибо это нехорошо. И дело здесь не только во внешних приличиях: открытый пупок - прямая дорога к блуду, унижению и несчастливой доле; в пупок попадает грязь и в нем свивает гнездо шайтан; от этого возникает нарушение менструации, завершающееся раком половых органов и смертью несчастной.

244. Запрещается кормить грудью ребенка при непокрытой голове кормилицы: женщина должна делать это в платке или косынке. Дело в том, что, завидев неприкрытую голову кормящей матери, шайтан берет с нее перхоть и закидывает младенцу в рот. Вырастая, такой ребенок превращается в манкурта, он ненавидит свою мать и подвергает ее издевательствам.

245. Даже наедине с супругом казахской женщине непозволительно «блистать» перед мужчиной неприкрытой грудью: вопреки своей воле муж может навести на нее порчу своими восхищенными глазами и комплиментами. В качестве последствия груди женщины сначала темнеют, потом воспаляются, после чего происходит отвердение тканей и теряется способность к лактации. Нет молока - нет и плодородия. Такая женщина уже не вполне женщина: она становится холодной, резкой и раздражительной и даже любящий супруг со временем охладевает к ней.

246. Когда невзначай проливается чай или иная пища, в любом случае нужно трижды сказать: «Бисмилля». Возможно, таким образом вы просто избежите запора, а возможно, впереди у вас - большое застолье.

247. Молодежь не одевает одежду престарелых людей, пока те живы: молодые от этого рискуют вскоре умереть или значительно сократить себе жизнь.

248. Девушке или девочке нельзя высовывать и показывать язык людям противоположного пола и всем старшим по возрасту - это непристойно. Впоследствии проклятие за этот грех падет на ее будущего ребенка: он будет наказан картавостью или немотой.

249. Женщине нельзя бросать в собаку камнем. Если она сделала это - она отступилась от своего счастья. Собака - одно из семи земных сокровищ - жестоко мстит за такое, делая обидчицу пусторукой и горемычной.