Фейсконтроль

Асель Джабасова
HARPER`S BAZAAR, апрель 2006

Аэлита Жумаева известный дизайнер-график и хозяйка собственной студии в Москве, рассказывает о любимой профессии, важных проектах и о том, что останется после нее.

С чего началась ваша карьера?
С раннего детства. Рисовала всегда, сколько себя помню. В школьные годы занималась в изостудии. И если б не вышла так рано замуж, то, наверное, и следовала дальше по этому пути. К счастью, мне выпало время для того чтобы подумать. В конце 80-х я работала в Центральном выставочном зале Алматы, проводила экскурсии, комплектовала экспозиции. Самое интересное время - перестройка, новые веяния, выставки андеграундных художников. Наш зал был мэйнстримом художественной жизни Алматы.

И вот тогда я поняла, что настоящий художник - это сверхчеловек. Он видит, чувствует и понимает больше, чем все мы. Глядя на работы мастеров, еще раз убеждалась, что гении рождаются раз в столетие. И поэтому поступила в театрально-художественный институт на отделение графического дизайна и упаковки.

Трудно было вновь сесть на студенческую скамью?
Сам процесс увлекал, но это большой труд над собой в первую очередь. Первые два курса я работала ночи напролет, и только к третьему у меня что-то стало получаться. В качестве дипломного проекта я готовила календарь на стихи Омара Хайяма. Для этого выбрала технику процарапывания на воске, который потом раскрашивала цветной гуашью - моя работа вызвала серьезные дебаты среди преподавателей. Но в итоге я защитилась на «отлично с похвалой».

Что значит быть дизайнером?
Для меня это участие в созидании окружающей среды. Поэтому важно быть в курсе всего происходящего, уметь видеть и слышать, улавливать в воздухе нюансы, которые будут актуальны завтра. Настоящих творцов в дизайне, на самом деле, единицы.

А как обстоят дела с финансовой стороной этой профессии?
Гонорары дизайнеров в Казахстане и на Западе несравнимы. На западном рынке спрос часто превышает предложение, и дизайнер может позволить себе выбирать заказы. Наши и даже московские рекламные агентства - «всеядны» и даже при этом, их заработки на порядок ниже, чем в развитых странах.

Есть разница в работе дизайнеров в Алматы и в Москве?
Москва - мегаполис с очень быстрым ритмом жизни, чтобы работать там, надо быть хорошо информированным и подготовленным. В Алматы все происходит гораздо медленнее. Здесь ещё не наступило время профессионалов.

А когда наступает «время профессионалов»?
Когда твои профессиональные умения востребованы и приносят адекватные доходы, независимо от того, являешься ли ты частью крупного агентства или же работаешь, сидя дома. У нас еще не осознают, что дизайн является эффективным коммуникатором в промышленности и в торговле.

Назовите ключевые события в вашей карьере.
Несомненно, переломным моментом стала моя поездка в Москву - я приехала в отпуск, а неожиданно стала креативным дизайнером в рекламном агентстве на ОРТ. Интересно было работать с известным галеристом Маратом Гельманом. В бытность свою политтехнологом, он пригласил меня участвовать в подготовке кампании Сергея Кириенко на мэрских выборах и на парламентских партии СПС 1999 года. Значимой для меня стала также встреча с художником Канатом Ибрагимовым. Это его знаменитая акция с жертвоприношением барана в московском Центральном Доме Художника - зарезал животное прямо на глазах у зрителей, и выпил его кровь из большой казахской пиалы. Я в акции не участвовала, но мне пришлось вмешаться. Представители бомонда верещали: «Это ужасно! Вы варвары!» А мы им отвечали: «Да, мы варвары, и это наше искусство. И с позиции нашей культуры фотографии голых женщин в ваших галереях выглядят гораздо аморальнее». Состоялся очень жёсткий диалог, после которого мне показалось, что Москва - это маленькая деревня.

И тогда вы задумали «Арбу»?
Журнал был задуман с Канатом к его проекту по встрече третьего тысячелетия. Но обстоятельства изменились и я сделала свой вариант. Написала концепт и бизнес-план, ходила с предложением ко многим влиятельным людям из Казахстана. Как ни странно заинтересовался только Гельман. Он меня выслушал и сказал: «Давай сделаем Интернет-версию. Это и менее затратно, и доступ к нему будет со всего мира». Марат предоставил техническую базу и так появился независимый казахский Интернет-журнал arba.ru. В мае ему будет уже 7 лет.

На каком этапе журнал находится сейчас?
Мы очень сильно сбавили обороты, потому что я очень занята своим младшим сыном. А доверить кому-либо свое детище не решаюсь. Но сейчас мы активно готовимся к генеральной реконструкции сайта.

«Арба» много пишет о современном казахстанском искусстве. Кого из художников вы могли бы выделить?
Мне мало кто нравится. Всё что делается вторично. Многие художники по понятным причинам комерциализировались. В Казахстане случается хорошее кино, есть пишущие люди, но тоже мало. В том числе и в связи с этим я хочу перестроить «Арбу».

Главная ценность в вашей жизни?
Сама жизнь. Жизнь, как бесконечный процесс познания. Мир меняется на глазах так, что дух захватывает и, представьте, нам дано такое счастье жить в этом мире. Еще, наверное, ценно то, что ты можешь сделать для мира. Я не Ван Гог и не Эйнштейн. Главное, что останется после меня - это мои дети.