«Молчание» ягнят на Капитолии

Татьяна Дельцова

Нет ничего удивительного в том, что бесправная в своей стране казахская оппозиция обивает вашингтонские пороги в поисках правосудия. Корреспондент Итар-ТАСС Андрей Шитов пишет об этом в своей статье с немалой долей иронии. Но если эти действия кажутся ему недостойными, тогда зачем официальный Казахстан, к которому журналист отнесся с явным сочувствием, направил в Америку свою делегацию в догонку к диссиденствующим соотечественникам?!.

Ответ прост. США — главный стратегический партнер и инвестор Казахстана. Поэтому Астане небезразлично, с какой миной показываться богатому жениху. А оппозиция может пожаловаться заморскому барину не только без риска получить от него оплеуху, но и в надежде водрузиться на трон у себя на родине, вернувшись туда на белом коне.
Состоявшие недавно в Американском конгрессе слушания о правах и свободах в Казахстане отнюдь не преследовали цель судить внутренний спор двух оппонентов ( в конечном счете все происходившее там так или иначе сводилось к противостоянию двух лидеров: президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и экс-премьера Акежана Кажегельдина ). Конгрессмены изучали показания свидетелей, а сотрудники Госдепартамента пытались определить дальнейшую тактику взаимоотношений между Казахстаном и США.
Кроме того, слушания в Конгрессе стали своеобразной встряской для казахстанских чиновников. Америка продемонстрировала им внешний взгляд на внутренние проблемы и в очередной раз напомнила, что Казахстан, благодаря своей сырьевой привлекательности, находится в фокусе пристрастного внимания основных мировых игроков. В этой связи считать прошедшие в Вашингтоне слушания постановкой на деньги Кажегельдина — наивно. Соединенные Штаты сами заинтересованы в информации, с помощью которой можно давить на Астану.
Впрочем, казахстанская оппозиция взаимно упрекает делегацию, защишавшую интересы официального Казахстана в том, что она слетала в Америку не на свои деньги. Первоначально, Конгресс не планировал предоставлять трибуну сторонникам Назарбаева. И вдруг неожиданно на нее взошел исполнительный директор республиканского телеканала — 31 Олег Квятковский.
Оппозиционеры усмотрели в этом происки нефтянных казахских баронов, о бизнес- деятельности которых хорошо известно швейцарской прокуратуре. К тому же появление сторонников нынешней власти в Казахстане никак не соответствовало теме слушаний: «Молчание Центральной Азии — голос диссидентов».
Олег Квятковский по определению не мог претендовать на эту роль. В Казахстане он имеет репутацию подневольного человека. Особенности же его по-советски пламенной речи наиболее точно отразил Аркадий Дубнов — журналист газеты «Время новостей» в своей статье «Азиатская Фемида на Капитолии».
«Русский человек, женатый на казашке, много лет живущий в Казахстане, где не может быть того, что он видел в соседней стране, где из-за куска земли резали друг друга киргизы и узбеки» приехал в Вашингтон, чтобы развеять легенды казахских оппозиционеров и открыть американцам «другую» правду.
Однако, не все из того, что говорил новоиспеченный менеджер 31 канала, являлось таковой. Квятковский назвал 31 канал независимым и тем самым присвоил себе заслуги предыдущего состава команды, которая и создала каналу этот имидж.
Первой палкой в колеса этого поезда стало мое увольнение с поста главного редактора и ведущей новостей «Информбюро». Это случилось в 2000 году 31 марта, после показа в эфире сюжета о трех лидерах оппозиции, двери квартир которых неизвестные зацементировали накануне митинга. Президент канала Арманжан Байтасов впоследствии официально признался, что вынужден был уволить меня под давлением. И это дало повод госдепартаменту США говорить о политической подоплеке инцидента.
Олег Квятковский прикрылся так же именем Гульжан Ергалиевой, автора и ведущей популярной в Алма-Ате программы «Общественный договор». Однако, программа Ергалиевой не принадлежит 31 каналу, а лишь арендует там время. Финансируется же ток-шоу за счет грантов американского Правительства. Поэтому руководство канала хотя бы отчасти вынуждено считаться с ее условиями. Кроме того есть и другие причины, по которым Гульжан до сих пор остается в эфире. Резонанс с моим увольнением побудил учредителей отмыться от возникших в обществе подозрений. И им понадобились новые доказательства своей «независимости» от властей. Сразу же после доклада Госдепартамента о соблюдении прав человека в Казахстане 31 канал снова начал нанимать меня на работу.
В этом году семья Гульжан Ергалиевой подверглась нападению со стороны неизвестных, которые ограбили журналистку и жестоко избили ее саму, на всю жизнь покалечили мужа и проломили череп ее сыну. Правоохранительные органы назвали это дело чисто уголовным. Сама Гульжан связывает его с политикой.
8 марта 2001 года я и Ергалиева получили поздравительные открытки от Рахата Алиева — шефа алма-атинских спецслужб, где он поблагодарил нас за вклад в развитие демократии в стране. 18 июля 2001 года Квятковский выступил на слушаниях в американском Конгрессе и назвал мою фамилию и фамилию Ергалиевой как свидетельство независимой позиции 31 канала. Цинизм, который не поддается обьяснению.
Еще одним свидетелем казахстанской жизни, давшим свои показания в Вашингтоне, стал главный редактор оппозиционной газеты «21 век» Бигельды Габдуллин. Сегодня он вынужден скрываться в Америке от преследования Казахстанских властей. Выступление же в Конгрессе, похоже, окончательно лишает оппозиционера шансов вернуться в Казахстан. Бигельды передал собранию документы, компромитирующие ближайшее окружение Назарбаева и свидетельствующие о коррупции наверху. В документах так же содержится просьба казахстанского президента разморозить швейцарские счета своих подданных и отказ ему в этом от следователей Швейцарии.
Казахстанские власти, в свою очередь, уже несколько лет обвиняют лидера оппозиции Кажегельдина в уклонении от уплаты налогов, отмывании денег и финансовых махинациях зарубежом. Эти обвинения впервые были озвучены накануне президентских выборов в Казахстане, на следующий день после того, как экс-премьер заявил о своем участии в предвыборной гонке.
После слушаний оппозиция и казахстанский официоз продолжали обмениваться комплиментами уже на страницах газет и в Интернете. Первые считали, что разгромили вторых. Сторонники президента называли провальными выступления оппозиционеров. Независимые же нашли только одно выигрышное обстоятельство в тактических уловках официального Казахстана.
Безусловной удачей казахских политтехнологов на слушаниях стало включение в состав делегации религиозных лидеров — главного раввина Казахстана Чешайи Коэна и мусульманского проповедника Али Хаджи (Олега Рубца). Они, действительно, произвели сильное впечатление на американскую публику. И, пожалуй, единственные со стороны официальной Астаны, кто выглядил искренне и вызывал доверие.
Я тоже, как и уважаемый мною Ребе Коэн, ненавижу сталинизм и любую эпоху гонений на верующих. И преклоняюсь перед благородной миссией раввина в Казахстане. Однако, как журналист, я обращаю внимание не только на позитивные моменты жизни современной страны. И не исключаю, что казахстанские власти пытаются сегодня использовать религиозных людей в политических целях.
И в этом есть определенное лукавство. Один из представителей казахстанских спецслужб как-то выразил мне свое опасение, что с приходом Кажегельдина к власти Казахстан может превратиться в иудейское государство. На эту неадекватную мысль его натолкнули связи экс-премьера с еврейским бизнесменом Борисом Гиллером. Кроме того, чекист был уверен, что жена Кажегельдина — еврейка. Насколько я знаю, она — русская. Но не в этом суть. Подобные разговоры всегда свидетельствуют об ограниченности человека. И я надеюсь, что это было отдельное мнение отдельно взятого чиновника.
Борис Гиллер — в прошлом владелец крупнейшего в Казахстане медиа-холдинга, куда входили коммерческиий телевизионный канал КТК, газета «Караван» и типография «Франклин», — со временем был вынужден-таки продать свой бизнес и покинуть страну. Однако, этот неожиданный шаг не связан с его национальностью, а был результатом политической ситуации в стране. Накануне президентских выборов бывший премьер-министр и главный соперник Назарбаева Кажегельдин, действительно, часто появлялся в эфире КТК и на страницах «Каравана». И это, похоже, серьезно напугало окружение президента, поскольку экс-премьер слишком много знал и мог использовать эту информацию в предвыборной борьбе с Назарбаевым.
Что же касается дружбы народов и межнационального согласия, которые нередко ставят в заслугу казахского президента, то это, по мнению многих, тоже результат прошлых лет. Во времена сталинских респрессий в Казахстан ссылали диссидентов из разных Республик. И все они вынуждены были поддерживать друг друга, чтобы сохранить свой физический и культурный потенциал. К тому же дружба народов и межнациональное согласие — это не достояние, а норма жизни. Поэтому кичиться этим так же нелепо, как гордиться тем, что мы чистим зубы.
Но несмотря на эти и другие издержки казахской демократии Госдепартамент США пока не считает нужным включать вопрос о соблюдении прав человека в число обязательных условий при экономических отношениях с Астаной. Однако конгрессмены попросили сотрудников внешнеполитического ведомства — Уильяма Тейлора и Майкла Парми — внимательно изучить казахстано-китайские отношения, чтобы не делать поспешных выводов. По результатам опроса телекомпании Эй-би-си американцы считают, что Китай представляет сегодня главную угрозу безопасности США. Поэтому американским законодателям небезралично, какие цели преследует поднебесная в Центрально-азиатском регионе и насколько глубоко она проникла в стратегические сферы казахстанского бытия.
Конструктивизм шести конгрессменов, которым так бравируют сегодня в Казахстане, продиктован стратегическими интересами, геополитикой и прагматизмом США. И это не имеет ничего общего с симпатиями к центральноазиатским лидерам.
Ряд американских экспертов считают невыгодным обострение отношений с Казахстаном, тем более, что внутренняя ситуация в стране выглядит более выигрышной по сравнению с ее центральноазиатскими соседями. К тому же Америка не хочет, чтобы Казахстан попал под влияние Китая, Ирана и Ирака. Но уповать на это казахстанским чиновникам не разумно.
Представитель Госдепартамента США не зря поправил разбушевавшихся конгрессменов. В ответ на их замечания о нестабильности центральноазиатского региона он сказал, что наоборот эти страны слишком стабильны своими режимами и президентами, которые бояться потерять свою власть.
Антикоррупционные разоблачения и страх потерять свои деньги наводят ужас на центральноазиатских правителей. Поэтому они вынуждены ограничивать деятельность СМИ и жестко подавлять оппозицию. Политическая вертикаль прочно зиждется на принципах личной преданности и родственных отношений. И единственный способ уйти без потерь в отставку — это найти себе преемника или передать по наследству власть. Так что в ближайшие 10 лет — не ждите демократичных выборов.


Автор Комментарий
Бронислав (не проверено)
Аватар пользователя Бронислав	.

К слову, как стало известно психологический триллер "Молчание ягнят" был признан самым лучшим триллером в истории кино по мнению [посетителей портала Yahoo! Movies. Этому замечательному киношедевру удалось обойти таких известных монстров как "Семь", "Основной инстинкт" и "Сияние". А бюджет "Молчания ягнят", по нынешним критериям, сравнительно не велик - всего лишь 19 млн. долларов...