Горе не от ума


Сидит человек на дереве и пилит сук, на котором сидит.
Прохожий ему говорит: «Что ж ты делаешь, упадешь
ведь!» Человек отмахивается и продолжает. Падает.
Ругается вслед прохожему: «У, гад, накаркал!..»
Анекдот

Неправда, что у нас с американцами охлаждение. Это в мелочах. А в глобальном, в геополитическом смысле мы с ними не-разлей-вода. У нас есть общий враг! Называется — исламский фундаментализм. Американцы придумали, а мы подхватили.
В семидесятые годы, когда у Америки был один враг — СССР, их политологи не кричали об угрозе ислама. Хотя палестинские террористы тогда бандитствовали сильнее, чем сейчас. А мы печатали в газетах проникновенные очерки о их борьбе и их молодом подпольном вожаке Абу Нидале. Тогда в глазах мировой общественности это было примерно то же, как если бы мы сегодня воспевали бен Ладена. Возможно, авторы тех очерков — те же люди, что сейчас пугают нас исламом.
То же самое, только наоборот, было и в Америке. Ихний теперешний враг бен Ладен был Америке другом, а нам, соответственно, врагом.
Одиночка Тимоти Маквей, взорвавший бизнес-центр в Оклахоме и разом убивший и покалечивший сотни людей, по результатам затмил Усаму бен Ладена с его миллиардами долларов и армией террористов. Но чудовищем, пугалом, злодеем мирового масштаба Маквей так и не стал. О нем говорили в основном в связи со смертной казнью и ее трансляцией по фкабельному телевидению. А вот если бы он был американцем турецкого или арабского происхождения, мусульманином — тогда да! Сколько бы статей появилось — в том числе и у нас — об экстремизме-фундаментализме-исламизме!
Замороченный прессой обыватель уже не задумывается о странностях этого фундаментализма. О том, что американцы бомбили мусульманский Ирак с аэродромов, предоставленных мусульманской Саудовской Аравией. Что мусульманский Иран готов чуть ли не войной идти на афганских талибов за дискредитацию мусульманской веры. А в Чечне против мусульманских боевиков воюют солдаты из мусульманской Башкирии, Татарии, республик Северного Кавказа. По логике фундаментализма они-то должны быть на стороне террористов. Как-то не вяжется, а?..
Тут мне могут страстно возразить: талибы?!
Да. Но учтем, талибы — прямое порождение Советского Союза. Не было в старые времена более дружественной к нам страны, чем мусульманский Афганистан и его шах. Афганцы первыми в мире установили с нами дипломатические отношения еще в 1919 году — «прорвали дипломатическую блокаду молодой Советской Республики». По договору с ними мы обязались не устраивать мировую революцию на Востоке и сохранить Бухару и Хиву как буферные государства.
И, конечно, тут же все нарушили. И в Бухаре с Хивой «восстали трудящиеся», и в самом Афгане мы начали подзуживать босяков и проходимцев на бунт. Устроили мятеж под началом некоего Бачаи Сакао, что в переводе означает «Сын Водоноса». То ли это действительное имя, то ли партийная кличка вроде…
А афганцы терпели, только ласково (все специалисты, работавшие там, подтвердят) говорили: «Шурави, шурави…» До тех пор терпели, пока мы все-таки не помогли свергнуть шаха «поэту-революционеру» Тараки, который тут же начал расстрелы священнослужителей. Чуть ли не на глазах их учеников, мальчишек, которые выросли, взяли в руки оружие и стали талибами. После появления которых мы срочно подружились со вчерашними «душманами» вроде Масуда и Дустума. Кстати, если талибы — «исламисты» и «фундаменталисты», то моджахеды теперь кто? «Атеисты»? Бывшие фундаменталисты, а ныне вооруженные трудящиеся Востока?..
То же самое и с Чечней. Прошлую Кавказскую войну мы благополучно списали на «проклятый царизм». А эту уже ни на кого не списать. Поколения чеченских мальчишек растут с одной мыслью: отомстить. А русские мальчишки из Перми, Челябинска и других городов, куда идут десятки гробов, рвутся в Чечню, чтобы отомстить за своих убитых старших братьев и отцов. Так ельцины-грачевы-стапашины и прочие геополитики из Кремля свой конфликт с Дудаевым превратили в национально-религиозную вражду! Быть может, на века. Никто теперь не знает, как забыть эту кровь. Вот и спросим себя: кто породил чеченский фундаментализм? Или как он там называется…
Чеченские боевики надевают на лоб зеленые повязки и, хотя их не поддерживает ни одна официальная мусульманская церковь, объявляют свою войну джихадом и газаватом. Мы им тут не указ. Но почему на позиции многонациональных федеральных войск зачастили православные священники? Осеняют крестным знамением и благословляют — на что?
Можно предположить, что в штабах и в правительстве — сплошные дуболомы. Но церковь-то должна понимать, что тем самым она идет на поводу и служит чеченским сепаратистам. Потому как вольно или невольно подтверждает их измышления, что здесь не конфликт федерального центра и мятежной территории, а религиозная война. Появление православных священников в федеральной армии и полутораминутный сюжет о них в новостных программах ТВ нанесли делу примирения не меньше вреда, чем вся экстремистская пропаганда.
Почему-то никто не называет боевиков Ирландской республиканской армии католическими террористами. Точно так же их противников в Белфасте никто не называет протестантскими экстремистами. Иное дело — когда речь заходит о странах к востоку от Гринвича, Парижа и Тамбова. Здесь любой выстрел в любом уголке расценивается как проявление… сами знаете, чего…
А если посмотреть со стороны? Да, на окраине мира, в неведомых филиппинских джунглях какие-то бандиты захватили заложников. Что за бандиты, просто бандиты или бандиты, воющие за власть, никто не разобрал, но тут же всех окрестили исламистами. Да, талибы воюют с моджахедами, в своей собственной стране, между прочим. Да, тридцать человек в Дагестане и сто или двести человек в Чечне назвали себя ваххабитами. И это все? Но ведь напуганный обыватель уверен, ему уже внушили, что это ЗЛО МИРОВОГО МАСШТАБА!
Польский писатель Ярослав Ивашкевич (для поляков его роман «Хвала и слава» примерно то же, что для нас «Война и мир»), эпатируя публику, говорил, что социалистический реализм — это член комара. Все знают, что он есть, но мало кто его видел. Я вовсе не хочу сказать, что нет экстремистов на исламской почве. Просто спрошу: а где, в какой вере их нет? И всегда и везде экстремисты всех мастей прикрываются «крестовыми походами за веру и идею». Какая религиозная группка или партия не стремится к распространению своего влияния? Но тех, кто пытается распространить это влияние при помощи оружия, насилия, надо жесточайшим образом репрессировать как бандитов, а не называть их исламистами. Бандиты во всем мире и рады подсказке. Теперь любой подонок, взявший в руки автомат и отрастивший бороду, будет называть себя борцом за ислам и ваххабитом, хотя раньше и слова такого не слыхивал. И говорить спасибо господам геополитикам и господам журналистам…
Кстати, а где те самые ваххабиты? Если это такое мощное религиозное течение, то почему о нем в мире ничего не слышно? Или они только у нас? Но и у нас о них почему-то забыли. Неужто идейное направление вдруг появилось и вдруг исчезло за такой короткий исторический срок как два года? Ну точь в точь угадали ко вторжению неведомо кого в Дагестан и к началу второго этапа Чеченской войны…
И как будто вспомнив о тех же куда-то исчезнувших ваххабитах, генеральный прокурор выдал по всем каналам ТВ сенсацию из сенсаций: задержаны 11 человек, ваххабитов, замышлявших свержение власти в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, объединение этих республик в одну страну с установлением там исламского режима. Ну и ну! Это ж кто такое придумал? Любое «лицо кавказской национальности» знает, что и в одной-то республике карачаевцы с черкесами трудно уживаются. Хотя бы потому, что разные народы, с совершенно разными языками, соединенные искусственно сталинским режимом. А уж о том, чтобы вместе с ними еще и кабардлинцев с балкарцами соединить в одном государстве!.. Но мало того. Оказалось, что в самой Карачаево-Черкесии никто никогда не слышал и не знает о таком заговоре, ни одна спецслужба. И вообще — «заговор» продержался в информационном поле страны один день и тут же потух. Аки не было. А может и вправду не было? Но зато уж в этот день журналисты порезвились всласть, пугая народ ваххабитами «мусульманским экстремизмом» и «исламскими порядками»…
Обидно за коллег-журналистов. Неучи и провокаторы так и останутся неучами и провокаторами. И в Америке, и в России. Но мы-то почему идем у них на поводу, мы-то почему подхватываем их планетарно опасные глупости и раздуваем их на весь мир, провоцируя и раздражая миллионы людей мусульманской веры? Неужели непонятно, что для многонациональной и многоконфессиональной России это не что иное как самоубийство? Неужели непонятно, что мы своими руками и с восторгом разрушаем свою страну?
А впрочем, я как будто выгораживаю журналистов. Хотя они-то и виноваты больше всех. Повторение чужих глупостей — есть отсутствие образования и самостоятельного мышления. Казалось бы, только и всего. Но ведь журналисты не просто повторяют. А — пропагандируют! Упоенно и массово. И не один год. Вспомним, как освещался конфликт между славянами сербами и славянами боснийцами в Югославии. Все газеты и все программы телевидения сербов называли сербами, а боснийцев — исключительно мусульманами.
Увы нам, увы! Что в переводе с искаженного немецкого (лютеране!) означает: «Горе нам, горе!» И, похоже, не от ума.