#4. Возможный сценарий развития ситуации в Афганистане для Украины

Гуманитарный аспект. Приведенные выше сведения о бедственном положении населения Афганистана, при всей своей кажущейся отдаленности от процессов, происходящих в современной Украине, имеют к нашей стране самое непосредственное отношение. За последнее десятилетие численность представителей афганской диаспоры в Украине неизменно росла и сегодня весьма значительна.

Надо иметь в виду, что все этнические афганцы с повышенной тревогой и сочувствием относятся к тому, что происходит сегодня на их исторической родине с их близкими и родными. Известно, что по своему менталитету эти люди чрезвычайно привязаны к своим родственникам и землякам и готовы для их благополучия поступиться своим относительно умеренным материальным благополучием, которого они достигли, живя в Украине. Надо полагать, что часть потока беженцев, памятуя о добросердечии своих родственников, соплеменников и просто земляках и соседей, не преминет воспользоваться их кровом и поддержкой. Хотя бы на первый период после своего вынужденного переселения в страну. Ведь Украина, и это вполне справедливо, слывет в их сознании, страной, где царят гражданский мир и общественное согласие и уже по этим признакам является весьма привлекательной страной для беженцев и мигрантов. Здесь имеется достаточно емкий рынок рабочей силы, в особенности, в сфере услуг, которую с успехом для себя уже освоили выходцы из всего юго-восточного ареала мира.
Украина, в силу своего географического расположения, представляется страной, через которую удобно совершить транзитный рейд в направлении материально обеспеченной Западной Европы, где также проживает значительное число афганских беженцев, готовых оказать помощь и поддержку своим землякам. Происходит это вследствие существующей «прозрачности» границ между странами СНГ.
Эти обстоятельства создают для Украины целый ряд весьма сложных проблем, связанных с приемом (или с отказом в приеме) значительного потока беженцев. С одной стороны, Украина приняла на себя ряд обязательств перед международными институтами, в соответствии с которыми она обязана обеспечивать права вынужденных беженцев, оказавшихся на ее территории и оказывать им материальное содействие в обустройстве. Нарушать подписанные международные соглашения Украина не имеет права.
С другой стороны, по информации цитированного нами выше В. Победоносцева, «поток вынужденных беженцев из стран, вовлеченных в кризис, явно превышают все оговоренные квоты и материальные возможности Украины по их приему. Более того, транзитные потоки беженцев, устремляющихся в направлении западноевропейских стран и остановленные на западных рубежах страны, по существующим во всем мире правовым соглашениям, должны быть, возвращены в Украину. При этом, все материальные затраты, связанные с этапированием беженцев на территорию Украины, через которую они пытались проникнуть в западные страны, автоматически погашаются за ее счет».
Но и это еще не все. И, возможно, не главное при решении проблем обустройства осевших на территории Украины и упорядочения усилившегося за последнее время стихийного потока пересекающих ее транзитом в направлении Западной Европы, афганских беженцев. По данным международных экспертов, «Держава Горного Старца» экспортирует на европейские рынки порядка 75% из общего объема героина и порядка 60% — на мировые рынки сбыта этого «товара». В связи с этим, начальник Юго-Восточного регионального управления пограничной службы, генерал-лейтенант Рамиль Муллаянов выступил с предложением об установлении визового режима на российско-казахстанской границе.
Дело здесь, разумеется, не в Казахстане, а в том, что, в настоящее время, эта страна, в силу своего трансграничного расположения, легкой пронизываемости границ и целого ряда иных причин, используется международными нарко-картелями в качестве одного из важнейших маршрутов, для значительно расширившегося за последние десятилетия, потока наркотических средств. У Украины, как и у Казахстана, существует соглашение с ННГ СНГ о безвизовом пересечении государственных границ. Кроме того, буквально до последнего времени, Украина имела особо льготный пограничный режим со странами бывшего социалистического лагеря. Нетрудно, поэтому предположить, что в возникшей ситуации территория Украины представляет особую привлекательность для транзита наркотиков в Западную Европу. Впрочем, для полноты картины по этому вопросу было бы уместнее не развивать тему наркотрафика и наркоторговли в настоящей статье, а порекомендовать фундаментальное исследование этой проблемы у М.Б. Олкотт и Н. Удальцовой-Зварт. Мы же позволим себе перейти к другому аспекту проблемы.
Поскольку рядом аналитиков и политических экспертов события в Афганистане интерпретируются как начало глобального столкновения цивилизаций (христианской и исламской — по С. Хангтинтону), то нельзя оставить вне поля зрения возможность влияния религиозного фактора на развитие ситуации Украине.
Для того чтобы иметь представление о состоянии межрелигиозных и межэтнических отношений в стране необходимо принять во внимание следующее.
Исламский фактор. Не у кого не вызывает сомнения тот бесспорный факт, что Ислам в Украине является неотъемлемой составной частью религиозной жизни общества и одной из наиболее развивающихся религий в стране.
Регионами самого широкого распространения последователей ислама в Украине являются: Автономная республика Крым, Донецкая, Луганская, Харьковская, Херсонская области, г. Киев.
Единой структуры управления в масштабах Украины мусульмане не имеют. К началу 2000 года функционировало, как минимум, три зарегистрированных автономных центра: Духовное управление мусульман Украины (г. Киев), возглавляемое гражданином Ливана шейхом Ахмедом Тамимом; Духовное управление мусульман Крыма; Независимое духовное управление мусульман Украины, фактическим руководителем которого являлся Рашид Брагин (Донбасс) — один из основателей Партии мусульман Украины (ПМУ). В Донбассе к началу 90-х годов насчитывалось около 87 тыс. татар — преимущественно, выходцев с Поволжья.
По официальным данным Государственного комитета Украины по делам религий, количество общин и объединений мусульман существенно увеличилось и на 1 апреля 2001 г., к примеру, в Крыму функционировало 296 (298) мусульманских общин.
Мусульманским общинам возвращено 94 мечети, переданы под мечети 24 здания. Следует отметить, что в силу различного рода причин, среди мусульманского духовенства, возвратившегося из регионов депортации, не было ни одного лица с высшим или средним образованием. Приглашение миссионеров из Турции и стажировки в исламские страны с целью получения богословского образования остроту вопроса не снимает. В связи с этим были сделаны первые шаги на пути создания в Украине собственной системы подготовки мусульманского духовенства. Сегодня уже действуют медресе в Крыму, Исламский университет в Киеве и институт в Донецке. На очереди улучшение материальной базы духовных учебных заведений и повышение профессионального уровня преподавательского состава.
Практически все крымские татары, которых насчитывается около 270 тыс. (приблизительно 10% населения автономии), считают себя мусульманами. В своем подавляющем преимуществе, эти люди крайне недовольны своим низким экономическим положением и социальным статусом.
Наличие в Украине нескольких независимых друг от друга мусульманских центров является причиной существенных разногласий между ими, в частности, в борьбе за лидерство в мусульманской умме, за монопольное влияние на верующих, а также за исключительное право представлять мусульман как в Украине, так и за ее границами.
Процесс образования самостоятельных духовных управлений в некоторых регионах Украины стал одной из причин появления тенденции размежевания мусульманских общин и объединений по национальному признаку, что может привести к религиозно-этническим конфликтам. Тем не менее, руководители мусульманских общин не отвергают возможности общего и согласованного решения своих проблем.
Сегодня мусульманское меньшинство постепенно уже начинают принимать участие в общегосударственной политике. Лидеры мусульман считают, что украинским властям, определяющим внутреннюю политику страны, а также политическим партиям и движениям не следует пренебрегать интересами исламской общины в качестве фактора, который может серьезно влиять на политическую атмосферу в масштабах всей Украины.
На последних выборах в Верховный Совет «Партия мусульман Украины» (ПМУ) — лидер — Р. Брагин — получила в Крыму свыше 3% голосов избирателей, а в целом в Украине — 0,2%. Вместе с тем общественно-политические объединения мусульман конкурируют между собой. На минувших выборах ПМУ была объявлена Меджлисом (представительским органом Курултая — национального конгресса крымскотатарского народа) «партией врагов мусульман Украины».
Ислам в Украине выступает в следующих формах проявления как:

  • форма национально-религиозной самоидентификации «этнически мусульманской» части населения;
  • инструмент борьбы за власть;
  • канал влияния государств, на территории которых распространен ислам.

Возрастание роли ислама в политической жизни Украины отражает:

  • тенденцию к использованию национальными меньшинствами религии как инструмента политической самозащиты;
  • стремление властей, различных политических сил в регионах компактного проживания мусульман опереться на ислам, учитывая его возрастающее влияние.

В политических кругах Украины отношение к исламу можно охарактеризовать как вполне сдержанное. Однако в последние годы начинает обращать на себя тот факт, что исламские лозунги использует политическая оппозиция. Действительно, сегодня существует определенная возможность политизации ислама в Украине. Этот процесс проявляется, прежде всего, в Крыму, где вследствие тяжелого социального положения подавляющего большинства крымских татар понемногу начинает выкристализовываться политическая составляющая экономических требований, которая использует исламскую риторику. Однако, к счастью для Украины, пока что не приобрели широкого распространения наиболее агрессивные, экстремистские (по отношению к государственной власти и других конфессий) течения ислама.
Возможную угрозу для Украины может представлять также слияние исламского политического радикализма с национализмом и сепаратизмом. Объединение национал-сепаратизма с политизованным исламом объективно может вызвать или усилить межэтническую напряженность. Такое объединение может также усилить политический потенциал конфессиональных и националистических движений, придать новый импульс формированию политических блоков, не всегда лояльных к государственной власти.
Исламский экстремизм в руках националистов и сепаратистов может превратиться в один из инструментов разрушения украинской государственности. Наглядным примером могут служить события на Северном Кавказе.
Отсутствие четко определенной государственной политики в религиозной сфере повышает опасность проникновения в Украину экстремистских течений политизованного ислама. Этнизация мусульманской среды, появление националистических лидеров, которые будут использовать ислам в качестве одного из факторов политики, экстремизм под флагом ислама (прежде всего в Крыму) являются одними из основных угроз для национальной безопасности и территориальной целостности Украины в уже обозримом будущем.
Нельзя исключать, в особенности на фоне внутренних социально-экономических сложностей, возможность радикализации мусульман в местах их компактного проживания под влиянием экстремистских исламских организаций.
Не исключено, что причины, которые могут стимулировать распространение в Украине агрессивных течений ислама, кроются также в ослаблении (при определенных условиях) вертикали власти, дисбалансе решений по урегулированию межнациональных и межрелигиозных отношений, принимаемых на региональном уровне.
С целью обеспечения стабильности в стране ислам требует взвешенного и доброжелательного отношения со стороны всех ветвей государственной власти. Учитывая это Украине целесообразно проводить многовекторную и сбалансированную политику относительно мусульман с целью обеспечения внутриполитической стабильности.
Вследствие ограниченной и незначительной численности «этнических» мусульман в Украине, отсутствия единой централизованной системы управления общинами и объединениями, конкуренции между ними, борьбе объединений за лидерство и т.п. в настоящее время влияние мусульман Украины на общественно-политическую жизнь пока что остается довольно ограниченным. Сегодня мусульмане не является весомой политической силой в общегосударственном масштабе. Что касается регионального уровня, то можно отметить, что мусульмане имеют здесь определенное влияние на внутриполитическую ситуацию.
В перспективе влияние мусульман на внутриполитическую ситуацию в Украине может возрастать вследствие:

  • консолидации мусульманской среды;
  • активизации участия лидеров общин, объединений, организаций мусульман в общественно-политической жизни страны;
  • расширения деятельности заграничных центров.

Значительная напряженность в отношениях мусульман с органами власти характерна для Крыма. Духовное управление нередко высказывает свое неудовольствие медленным решением комплекса проблем, возникающих перед переселенцами. Однако в большинстве своем эти заявления не направлены на распространение экстремистских (в религиозном аспекте) настроений у крымских татар.
Одной из главных проблем мусульман Крыма является отсутствие необходимого количества мечетей и квалифицированного духовенства. Общины обеспечены культовыми сооружениями приблизительно лишь на 40%. Построение новых мечетей осуществляется, преимущественно, за счет иностранных спонсоров. Помощь в финансировании строительства, подготовке священнослужителей предоставляет в основном Турция, которая до настоящего времени стала постепенно уменьшать объемы финансирования, поскольку, по мнению некоторых турецких аналитиков, религиозность крымских татар крайне низка.
Заинтересованность судьбой крымских татар проявила и Саудовская Аравия. Исламский банк, контролируемый этой страной, в свое время предоставил финансовую помощь для обеспечения крымских татар жильем. Саудовская Аравия, являющаяся родиной ваххабизма, предоставляет также помощь в подготовке священнослужителей, финансирует образовательные проекты
Возможность влияния этих государств на внутриполитическую ситуацию в Крыму, ч посредством мусульманской уммы, пока что незначительна. Однако его расширение в будущем вполне вероятно. Тем более, если учесть, что хотя активность мусульман Крыма имеет, прежде всего, экономическую и политическую подоплеку, в политических акциях зачастую используются религиозные лозунги.
Одними из самых важных для крымских татар проблем являются обретение ими украинского гражданства и полномочного представительства крымскотатарской общины в центральных органах государственной власти и в Крыму. Промедление с принятием решений относительно гражданства крымскотатарских переселенцев, не достаочное обеспечение их равноправного участия в процессах приватизации, компенсации потерь во время и после депортации, может привести к осложнению ситуации — радикализации крымскотатарского национального движения, возможно, под исламскими, националистическими и сепаратистскими лозунгами.
Что же касается объединения мусульман в Донбассе, то не исключается возможность влияния России через мусульманскую среду на внутриполитическую ситуацию в Украине. Другие мусульманские объединения в Украине заметного влияния на политическую жизнь в настоящее время пока что не имеют.
Использование другими государствами мусульманской среды своих стран с целью распространения влияния на Украину сегодня видится довольно сомнительным, хотя такая возможность целиком не исключается. Надлежит иметь в виду, что мусульмане Запада, а также исламского мира в целом при определенной ситуации могут оказать поддержку исламским экстремистам в Украине (в первую очередь — в Крыму), распространить среди мусульман Украины идеи о их «оторванности от единого мусульманского мира», «ограничении прав мусульманского населения», «его неадекватной репрезентованности в органах государственного управления», приводить в качестве примера Чечню как модель развития исламских регионов Украины (Крым, Донбасс). А это может привести к дестабилизации внутриполитической ситуации.
В настоящее время влияние мусульман из-за границы на Украину и наоборот пока что ограничено, еще раз необходимо подчеркнуть, — вследствие отсутствия единой централизованной системы управления общинами и объединениями. Кроме того, управления мусульман Украины сегодня объективно не заинтересованы в управлении ими со стороны заграничных мусульманских центров или использовании их в качестве каналов влияния на Украину.
Вместе с тем, крымские татары, проживающие за пределами Украины, имеют связи с татарским населением Крыма. Поэтому не исключается взаимное влияние Украины и стран, где распространен ислам, через общины крымскотатарского народа. В перспективе вес этих взаимных влияний будет возрастать.
Для Украины проблема политизации мусульманской среды актуальна, имея в виду активность мусульман в Крыму и их участие в событиях на Северном Кавказе. В свое время Зелимха Яндарбиев обратился с призывом к мусульманам всего мира создать интернациональную «армию ислама» для отражения усиливающихся угроз и агрессии со стороны США, России и стран Запада. Он заявил, что правительствам всех мусульманских государств нужно объявить священную войну врагам ислама и с этой целью начать подготовку молодежи для борьбы с неверными.
С 1990 по 1997 гг. в Украине создано 11 общественных организаций мусульманской направленности, связанных с партией «Братья-мусульмане». Последняя является известной экстремистской организацией. Тем не менее, возрождение ислама в Крыму сейчас пребывает в начальной фазе. Муфтий шейх А. Тамим заявил о том, что «ваххабизм, в сущности, не исламское течение (?! — А.К), а его навязывание мусульманам Украины — это проблема, которую нельзя замалчивать».
Практика начала 90-х годов свидетельствует о том, что мусульманская община в Украине становится, в особенности на региональном уровне (Крым, Донбасс), весомым фактором общественной жизни, что можно считать тенденцией, которую следует иметь в виду каждому, кто рассчитывает на успех в политике.
В подходе к исламу в Украине можно выделить две диаметрально противоположные тенденции:

  1. отторжение исламского мира, страх перед угрозой экспансии ислама и наступления его в мировом масштабе;
  2. восприятие ислама как естественного союзника в противостоянии Западу.

Выделить одну из этих тенденций, так сказать, «в чистом виде» невозможно.
В сложившейся ситуации существует реальная возможность нанесения вреда государственным интересам Украины за границей и стабильности в стране на трех уровнях, как минимум:

  1. В отношениях с антизападными исламскими режимами вне СНГ.
    Поддерживая антиисламскую политику Запада Украина рискует вступить к конфронтацию с невраждебными ей государствами Ближнего и Среднего Востока, в частности, с Турцией, Саудовской Аравией, Кувейтом, Ливией, Алжиром, Ираком и Ираном, где распространен ислам.
  2. В неурегулированности взаимоотношений с исламскими государствами «ближнего» зарубежья.
  3. В этнорелигиозном сепаратизме в самом украинском обществе.

Не следует забывать, что мусульманский мир при всех его различиях и разногласиях имеет тенденцию к интеграции. Об этом свидетельствует опыт международных организаций — Исламской лиги, Исламского банка развития, Исламской конференции и других, которые являются именно мусульманскими организациями, ибо образовались по религиозному признаку.
Подготовка кадров в Саудовской Аравии и Кувейте противоречит интересам Украины, поскольку часть тех, кто прошел эту подготовку, возвращаются поборниками радикальных течений в исламе.
В Украине же проблема борьбы муфтиятов (муфтиев) за лидерство является актуальной. С одной стороны, раскол в мусульманской среде Украины объективно ослабляет влияние мусульман на общественно-политическую жизнь, с другой — снижает степень влияния государства на мусульманскую среду.
Весной 2000 года в Украине увеличилось количество чеченских информационных центров. 3 апреля в Львове открыт первый информационный центр комитета «Свободный Кавказ» под эгидой УНА-УНСО. Планировалось, что «Свободный Кавказ» будет готовить и интервью с чеченскими полевыми командирами. В будущем кроме информационной деятельности, «Свободный Кавказ» должен был предоставлять гуманитарную помощь беженцам из Ичкерии, находящимся на территории Грузии и Ингушетии. В Киеве (в свое время) начал работу украинско-чеченский информационный центр партии «Братство» для освещения русско-чеченского вооруженного конфликта. Поскольку центр должен был заниматься анализом событий, то в качестве экспертов планировалось привлекать и чеченских полевых командиров.
Подобное определенным образом должно было оказывать содействие созданию условий для распространения экстремистских течений ислама с Северного Кавказа в Украину.
Подводя итог краткому экскурсу, можно еще раз подчеркнуть, что, в целом, сегодня мусульмане в Украине не имеют весомого политического влияния, экстремистские течения не распространены. Но, следует иметь ввиду, что страна находится в поле зрения Саудовской Аравии, Турции (прежде всего, Крым и крымские татары, среди которых в последние годы начали распространяться идеи ваххабизма). Учитывая развитие событий на Северном Кавказе, можно утверждать, что в условиях социального кризиса, возрастающего влияния постепенно политизирующегося ислама, стремления мусульманских объединений к лидерству в умме, исламский фактор (а именно, его радикальные экстремистские течения), будет иметь отрицательное влияние на развитие и преодоление кризисных явлений в Украине. Оставлять его без должного внимания представляется нецелесообразным.
В результате можно прогнозировать следующее:

  1. Укрепление позиций ислама в Украине.
  2. Расширение участия лидеров общин, объединений, организаций мусульман в общественно-политической жизни страны. Тем не менее, необходимо заметить, что использование государственными органами иностранных стран мировой мусульманской уммы с целью распространения влияния на Украину в настоящее время весьма сомнительно, хотя такая возможность не исключается.
  3. Мусульмане Украины (за исключением мест компактного проживания) почти не представлены в органах государственной власти и местного управления. Это, в определенной степени, определяет тенденцию возрастания политической активности мусульман в борьбе за места во властных структурах с целью защиты этнополитических интересов народов, традиционно исповедующих ислам.
  4. Разъединенность мусульман Украины, конкуренция между муфтиятами, общественно-политическими организациями, борьба за лидерство между ними значительно ослабляют исламское движение. В случае положительного разрешения проблемы достижения единства или координации деятельности религиозных центров (при условии поддержки исламских государств) ислам в Украине может стать влиятельным фактором общественно-политической жизни на региональном уровне (в местах более или менее компактного проживания мусульман, в частности в Крыму и на Донбассе).
  5. Мусульмане Украины являются объектом геополитических интересов исламских государств (Ирана, Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейт) и частично находятся под их влиянием, а также стран Запада, прежде всего США, считающими Украину одним из бастионов на пути защиты от экспансии ислама на Запад, и заинтересованные в вестернизации исламской среды страны.
  6. Уровень жизни крымских татар может быть оценен как критический и требует немедленного принятия политических решений. Отсутствие видимых реальных перспектив будущего для молодежи и детей является наиболее болезненной проблемой. Ситуация заставляет молодежь переходить в сферу уголовного и «теневого» бизнеса, что неизбежно приведет к резкому ухудшению и обострении всей ситуации в Крыму. Среди татарского населения практически отсутствует ориентация на официальные Москву или Стамбул как источники помощи в решении политических или экономических проблем.
  7. Благоприятное разрешение политических проблем практически сведет к нулю возможность развития событий по «чеченскому» сценарию — сами татары не склонны к силовым решениям и рассматривают их только как соответствующую вынужденную меру на несправедливые и дискриминационные действия властей.

Межрелигиозные отношения Основными конфликтующими сторонами в АРК выступают Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК) и Крымская епархия УПЦ. В последнее время ситуация обстрилась в результате приостановления в июле 2000 г. членства ДУМК в межконфессиональном объединении «Мир — дар Божий» в знак протеста против установления Симферопольской и Крымской епархией УПЦ поклонных крестов и щитов «Крым — колыбель православия».
23 октября 2000 г. в с. Морское Судакского района крымские татары демонтировали такой крест. Стычки между ними и православным населением удалось избежать благодаря вмешательству правоохранительных органов. Неизвестными были осквернены могилы на мусульманском кладбище г. Бахчисарая, вследствие чего крымские татары пикетировали районную государственную администрацию.
В целом же, мусульманские общины действуют, как правило, в рамках действующего законодательства, стоят на основах украинской государственности и не допускают проявлений крайнего религиозного фанатизма и экстремизма. Взаимоотношения между мусульманами и представителями других религий вполне корректны.
В настоящее время для Украины сложившаяся ситуация с вынужденными беженцами и переселенцами из Афганистана совпадает по времени с заявлением крымских татар, проживающих в Узбекистане, об их желании незамедлительно возвратиться на свою этническую родину — в Крым. По данным СМИ, около 30 тысяч крымских татар Узбекистана уже подали в миграционные службы Украины заявления с просьбой ускорить предоставление им права на репатриацию. Поскольку Украина дала предварительное обязательство на содействие этому процессу, то ей придется выполнять это свое обещание. Ко всему этому можно прибавить и ожидаемый на территорию Украины поток вынужденных переселенцев из Абхазии, где в эти дни также возник и приобрел опасные масштабы гуманитарный кризис, связанный с грузино-абхазским военным конфликтом. Становится очевидным, что Украине, причем, уже в самое ближайшее время, предстоит решать нелегкую и весьма дорогостоящую задачу по пограничному контролю, принятию и обустройству беженцев, устремляющихся на ее территорию по всей южно-восточной дуге ее государственных границ. Выход из сложившейся ситуации видится только в одном — в привлечении к выходу из возникшей ситуации международных институтов и фондов, поскольку у самой Украины не имеется достаточных материальных ресурсов и корпуса квалифицированных специалистов для решения многочисленных проблем, связанных с внезапно возникшей масштабной проблемой.