Акт не-молчания Или ретроспектива по недавнему интервью


По приезде из двухмесячного вояжа домой, я прочитал мое интервью в вашей газете. Все нижеследующее не есть попытка сгладить углы. Скорее — тщета уточнить кое-какие неверные детали. Не буду особо впадать в герменевтическую ересь, а просто начну все по порядку.

«…изгнанные голоса назидания…»
Артюр Рембо

«Обычно, когда что-либо кончается,
что-нибудь обязательно начинается,
ибо паутинная сущность явлений
и теория Вселенского Бытия не могут
быть неверными. Правда, не всегда
все прямо взаимосвязано — есть еще
и соседи.
Тим Ороборо (Южно-африканский поэт, философ)

По приезде из двухмесячного вояжа домой, я прочитал мое интервью в вашей газете. Все нижеследующее не есть попытка сгладить углы. Скорее — тщета уточнить кое-какие неверные детали. Не буду особо впадать в герменевтическую ересь, а просто начну все по порядку.
Итак, во-первых: интервью давалось в ноябре прошлого года.
Во — вторых: кандидатом в сборную страны по футболу я не являюсь.
В-третьих: деятельность молодежного театра современной поэзии и инновационной драматургии «Циферблат» временно (ли?) прекращена по причине моей занятости.
Далее. Господина Сулейменова считаю действительно выдающимся человеком, хотя бы за его труд «АЗиЯ», недооценивать который считаю делом глупым и пустым. Спасибо искреннее за эту книгу, Олжас Омарович! Но это, как известно, сугубо не поэтический труд, посему на прямой вопрос «нравится ли мне поэзия господина Сулейменова?», я честно ответил «нет». И это априорно субъективное, экзистенциальное восприятие творчества господина Сулейменова. Он, скорее, мастер мысли, нежели слова, а поэзия — это, прежде всего, последнее. Вернее, красота оного. Тем самым, симбиоз идеальной формы и достаточной семантической нагрузки — вот, на мой взгляд, истинная цель поэта. А у Олжаса Омаровича, к сожалению, нет мастерского исполнения, и ничего с этим не поделаешь.
Касательно господина Евтушенко, то тут еще раз подтверждаю сказанное — он бездарен. Причем, витиевато. Мой совет господину Шаханову — меняйте переводчика, ибо в оригинале у вас можно откопать хорошие, достойные внимания вещи (мнения своего выражать не буду, ибо отношусь к казахстанской литературе с холодцой. Почему — это вопрос особенности мышления, а не чего-то еще. Впрочем, есть мой любимый поэт Бахыт Кенжеев, но в данном случае, он живой классик отнюдь не казахской литературы). Да, кстати, господин Шаханов, политик побеждает в человеке поэта в первое же мгновение, когда политика начинается в жизни поэта или человека, который считает себя поэтом. В этом смысле, политика и поэзия — взаимоисключающие друг друга явления. Рациональность и иррациональность не могут быть сопредельны. Даже по заданию президента. Но я не хочу сказать, что это плохо или хорошо. Другое дело — Бродский или Мандельштам никогда не сели бы в широкие кресла. А они, поверьте мне, гениальные поэты. Да вы об этом и сами знаете.
Мне бы не хотелось, чтобы интервью напоминало некий популистский выпад. Другое дело, что я рад, в преддверии выхода первой книги, тому, что вызван интерес к моей скромной персоне.
«Все светила казахстанской литературы ополчились против тебя!» — сообщили мне по телефону. Спросонья я даже не догадался спросить о том, что делали эти самые «светила», когда от нас уплывал чуть ли не единственный в казахстанской литературе гениальный поэт Мукагали Макатаев? Да, его реабилитировали, даже улицу назвали его именем, ибо не сделать этого, было бы моветоном и кощунством. Правда, перевели его никак. Нет у нас переводчиков. Хоть убейся — нет. Меня поймет тот, кто читал Макатаева в оригинале. Лично я не понимаю, когда поэтов такого калибра (пусть и частично, но с победами на конкурсах) переводит одиннадцатиклассница (знаю ее лично), не знакомая с элементарными канонами переводческого дела. Говорить об уровне ее русского языка не приходится — даже не смешно. При этом я не вспоминаю Ильяса Есенберлина, которому еще при жизни надо было ставить по десять памятников в каждом городе Казахстана.
В Москве молодые литераторы получают огромные денежные премии, а у нас в прошлом году не нашли достойного номинанта на «Тарлан». Дело не в деньгах — дело во внимании. Особенно обидно, что есть молодежь. Откровенно говорю, есть. Ежели попытаться предугадать, кто же будет следующими «тарланоносцами», то вот список: Бахытжан Канапьянов (выпускающий уже не стихи, а книги о самом себе), Фариза Онгарсынова и т.д. То есть, это те люди, которым, в принципе, уже этого не надо.
Если немного отклониться от литературы, можно отметить, что молодому кобызисту по имени Ерболат (фамилии, к сожалению, не помню), за его гениальную игру, нужно отдать все «Тарланы» одновременно. Причем, можно и отобрать те, которые уже были вручены (не считая Эдуарда Казаряна — опять же это мое мнение). Но это не мое дело. Просто я видел, как в Москве Ерболат шокировал россиян, которые никогда и не знали, что такое кобыз. Но хватит, не так уж и престижен «Тарлан», чтобы расстраиваться по поводу наших молодых ребят.
Напоследок, всем господам, которые негативно отнеслись к интервью (в частности, газетам, советующим мне играть в футбол и не соваться в искусство) огромное спасибо за совет. Купил новые кеды. Встретимся на стадионе. В общем, целую (по цветаевски) поэзию в лоб…

Предвкушая Эвтерпу

…мелкою рябью, ползущей неровно, подернулась блуза:
запах парфюма, слегка перебитый сезонным морозом,
вник в эту полночь, и вновь удушил мою Музу
выцветшей прозой…

…облако летнее… нет, это я закурил, опечален,
тем, что уже никогда, облачившись в потертые джинсы,
мы не обнимемся, и утомляющей хлябью проталин
не пробежимся…

…запах сирени… в дымчатом танго… память и шепот…
я создаю твою гибкую тень непонятного цвета…
гибнет рассвет в однодумных зрачках мизантропа
лживым фальцетом.

…нет, не безвольно тугое пространство фиалок и тмина —
мы одиноки, но мы сопредельны, как волны и суша,
и разливается морем безумным минор клавесина
против удушья…

В случае возникновения вопросов — erbol-tatyana [at] mail [dot] ru- буду рад ответить

П.С. Спасибо за внимание.