«Я никуда не тороплюсь и не читаю газеты»

Антонина Кукаева
www.mediaclub.kz

Интересы «простого парня из микрорайона» Тимура Нусимбекова настолько разнообразны, что он уже стал своим в журналистских, писательских, поэтических, музыкальных, а с недавнего времени и в фотографических кругах. Художник Канат Ибрагимов называет его «явлением на казахстанской арт-сцене» и «человеком из ниоткуда».
Сегодня Тима работает редактором в развлекательном журнале и является постоянным автором одного из лучших сайтов казахстанского интернета — «Арба».

Интересы «простого парня из микрорайона» Тимура Нусимбекова настолько разнообразны, что он уже стал своим в журналистских, писательских, поэтических, музыкальных, а с недавнего времени и в фотографических кругах. Художник Канат Ибрагимов называет его «явлением на казахстанской арт-сцене» и «человеком из ниоткуда».
Сегодня Тима работает редактором в развлекательном журнале и является постоянным автором одного из лучших сайтов казахстанского интернета — «Арба».

Когда ты решил заниматься журналистикой? Почему?
Я никогда специально не планировал заниматься подобной деятельностью. Моя причастность к журналистике стала результатом, может, вмешательства Случая, может, какой-то объективной закономерности, либо влияния каких-то внешних сил, обстоятельств, людей… Всё что угодно, но журналистом я стал не по собственной воле. Впрочем, я и не противился. Судите сами: я учился на факультете философии и политологии Казахского Национального Университета. На первом курсе одна девушка предложила подготовить какой-нибудь материал для университетской газеты, причем текст должен был быть политологического формата. Я написал материал «Пицца как продукт политической интеграции». Там я доказывал, что пицца перешла итальянскую границу и завоевала планету в результате глобализационных процессов и экспансионной мотивации, о которой говорил академик Сахаров, а дальше предлагал механизмы экспансии казахской кулинарной продукции. Я стебался, но текст почему-то опубликовали на первой полосе. Правда, гонорара не было, только благодарность той самой девушки. Но даже после этого эпизода я не ходил в редакции или на телеканалы, потому что моя тогдашняя работа меня устраивала. Днем я учился, а ночью подрабатывал официантом и барменом. У нас в кафе был настоящий драйв, потому что под нашим полом размещалась сауна, а над потолком два этажа с гостиничными номерами. Короче говоря, это было место встреч для одиноких пар, скромный алматинский «Мулен Руж» с прогрессивной музыкой и куртизанками. Мне было 18 лет, и я узнавал много нового о жизни. Я уже работал несколько месяцев в этом земном раю для грешников, когда мне позвонил мой школьный учитель русской литературы Борис Иванович Стадничук. Он предложил мне стать героем программы, которая должна была выйти в эфире телеканала «Хабар». Кроме меня, в эту передачу пригласили художника Каната Ибрагимова. Это был достаточно интересный проект — гремучая смесь фантазий Бодлера и Рембо с пафосом Достоевского и философией жизни Фридриха Ницше, но программа в эфир так и не вышла. Я вернулся за барную стойку. Ночью работал, утром ехал в КазНУ, вечером возвращался в кафе, и пока не придут клиенты, строчил на салфетках всё, что наблюдал ночью. Один такой текст я дал оценить Канату. Он предложил разместить его в интернете, на сайте «Арба» — Независимый Казах/стан/ский Журнал. Я сказал «ОК», только попросил подписать текст не реальным именем, а псевдонимом. И поехало… Мы общались с Канатом, я рассказывал ему о ночной жизни и махинациях официантов, а он делился мыслями об искусстве и рассказывал о странах, в которых бывал — Россия, Австрия, Индонезия, Япония, Германия. Из-за ночной работы я страдал хроническим недосыпанием, и это не лучшим образом сказывалось на личной жизни и учебе. Мне пришлось уйти из кафе. Я начал работать на телевидении и писать для журналов, короче говоря, стал так называемым «сетевым писателем» с полудюжиной псевдонимов и «журналистом».

Что тебя привлекает в этой профессии?
То, что она оплачивается.

А что раздражает?
Многое, начиная с самого слова — журналистика.

А почему ты все-таки не стал политологом?
Политология — логическое продолжение философии. А философия дает понимание об устройстве разных систем — Человек, Душа, Общество, Государство, Вселенная. Настоящий политолог должен разбираться не только в системе сдержек и противовесов, отличать консерватизм от либерализма, но и понимать, каким образом происходит коммуникация между разными людьми, социальными группами и так далее. При этом он должен разбираться в управлении этими коммуникациями, в этом заключается суть политики. Тот, кто умеет выстраивать такие коммуникации становится политиком или пи-арщиком. Поэтому любой политолог может быть журналистом или пи-арщиком, но не каждый журналист может быть политологом. Правда, сейчас многие журналисты именуют себя «политологами» и «пи-арщиками», пишут псевдо-научные статьи, делают «политологический анализ», предлагают «пи-ар проекты».

Расскажи о самых интересных проектах, в которых ты участвовал в жизни.
Самый интересный проект — это моя работа за барной стойкой. Потом были интересные проекты по преодолению горной цепи южного Казахстана и Северного Кыргызстана. Я осуществил его совместно с поэтом и гитаристом группы «Нойз» — Захаром Носовым. Потом была моя работа на сайте «Арба». Не забуду период сотрудничества с панк-группой «Kefir», тогда с Назимом Хаировым мы совершали разные прикольные вещи. Брали интервью у проституток и жителей района, а также сняли настоящий панковский клип. В тексте песни звучала ненормативная лексика. Это было раньше и круче «Ленинграда». Я до сих пор удивляюсь тому обстоятельству, что однажды этот клип показали по «Шахару». Далее — работа в Москве, над проектом «СамарКант», который инициировали ВГИК и московский клуб имени Джерри Рубина. Интересный проект связан с коньячными брендами Кыргызстана — в Бишкеке мы работали с Аэлитой Жумаевой. Это было во всех смыслах опьяняющее и теплое время. С 2004 года занялся фотографией. Героиней моей первой фотосессии стала Аянат Есмагамбетова, 18-летнее чудо и достояние республики. Позже пробовал работать в разных жанрах фотографии — репортаж, портреты, птицы-горы, ночная съемка. Авторские фотовыставки провел в клубе DaFreak — «Ж.З.Д. Жизнь Замечательных Девчат» и «КультуR-МультуR». Первый проект — это размещение фотографий разных девушек, знаменитых и неизвестных, в пространстве клуба в ночь на 8 марта. Второй, «КультуR-МультуR», провел совместно с Даником Сулейменовым, создателем и креативщиком клуба. Могу заявить совершенно уверенно, что прецедентов смешения фотографии, прогрессивной танцевальной музыки и клубной культуры у нас не было. Если говорить конкретно о журналистике, то вел или веду постоянные рубрики в журналах «Рандеву», «Моль», «ZIP», «Cosmopolitan» и других. Самые интересные и любимые интервью, точнее беседы, состоялись в разное время с культурологом Муратом Ауэзовым (мое первое интервью), московским политтехнологом и галеристом Маратом Гельманом, мастером кендо Акирой Кьюбо, поэтами Александром Бренером и Барбарой Шурц, мастером айкидо Судзуки Сенсеем. С кем-то, по дружбе, я беседовал не один раз — к примеру с кинематографистом Муратом Нугмановым (оператор легендарной «Иглы»), с Канатом Ибрагимовым, Аянат Есмагамбетовой

Расскажи, пожалуйста, о своей деятельности на сайте www.arba.ru. Как ты туда пришел, зачем, почему?
Арба — самый посещаемый сайт об искусстве в Казахстане, как ни странно входит в десятку лучших российских сайтов. Единственный сайт, который получил премии сразу в двух номинациях казахстанского интернета. Как оказался на веб-страницах сайта рассказывал — виноват в этом Канат Ибрагимов. В том, что остался и остаюсь автором сайта, виновата Аэлита Жумаева, наша землячка, которая обитает в Москве. С 2001 года публиковался на сайте как постоянный автор, позже стал редактором. Писал анонсы, вербовал на сайт талантливых людей — Алю Самрокбекову, Назима Хаирова (который сейчас читает рэп в «Гильдии»), участников группы «Нойз», кроме них завербовал Сашу Бренера и Барбару Шурц, поэта из Алматы и художницу из Австрии, — самый интересный дуэт в мировом искусстве. Они вывесили несколько своих текстов на Арбе. Горжусь, что причастен к жизни этого проекта.

Твои интересы очень разнообразны. Тебя хватает на все?
Профессор Преображенский говорил, что успевает всюду тот, кто никуда не торопится. И еще он говорил, что если хочешь избежать проблем со здоровьем, не стоит читать советских газет. Я никуда не тороплюсь и не читаю газеты.

Сейчас ты официально работаешь редактором в журнале «Отдохни!». Честно говоря, я не могу найти ничего общего между тобой и форматом этого журнала. Как ты попал туда?
На пост редактора журнала «Отдохни!» меня пригласила Гульнар Танкаева. Также как Тимур Бекмамбетов или Мурат Нугманов в кино, как Канат Ибрагимов — в современном искусстве Казахстана, или Динара Егеубаева — в школе теледикторов, — непревзойденные и уникальные феномены, так и Гульнар Танкаева в контексте отечественной журналистики. Для меня, обычного парня из микрорайона, такое приглашение было из ряда тех, от которых нельзя отказаться. Я не отказался. Если бы меня пригласила на «31 канал» Динара Егеубаева или Тимур Бекмамбетов в кино, я бы тоже не отказался. Но они меня не приглашали. Гульнар Танкаева пригласила. Поэтому сейчас я и работаю, и отдыхаю вместе с журналом «Отдохни!». Что касается формата журнала, то насчет этого я тоже не парюсь. Для человека, который начал работать официантом в борделе, а потом писал сентиментальные стишки в интернете, не существует формата, который был бы чуждым.

Каким должен быть человек, чтобы стать твоим другом?
Не знаю, что объединяет людей, к которым я питаю теплые чувства. Один мой друг снимает кино, при этом есть подруга, которая играет в кино, что не исключает того друга, который играет на гитаре, и того, что читает рэп, а самый лучший друг продает видеокассеты, при этом можно вспомнить о друге, который известный художник, и о том, который пишет великолепные стихи, а однажды на картине Малевича этот друг сделал граффити, за что сидел в амстердамской тюрьме. Как написал в одном из своих стихов Саша Бренер «Без любви ничего не получится». Я люблю своих друзей, а любовь не имеет рационального объяснения.

Что тебе нравится и не нравится в девушках?
А что тебе нравится в полевых цветах? В лунных затмениях? В рокоте горной реки? Что тебе нравится в поэзии Уитмена и прозе Кнута Гамсуна? В песнях Rolling Stones и горловом пении Едиля Хусаинова? Что тебе нравится в ледниках, на которых танцуют солнечные лучи? Есть вещи необъяснимые. В девушках мне нравится всё, даже то обстоятельство, что они освобождены от службы в армии. Без девушек и Rolling Stones жизнь лишилась бы смысла.