«Искренний патриотический сценарий в российском кино сегодня невозможен»

Алексей Пименов
Voanews, 04.09.2008

Когда-то Ленин говорил, что из всех искусств «для нас» - то есть для тогдашнего большевистского правительства - важнейшим является кино. Можно ли - при всех поправках на исторические перемены - отнести эти слова к современной России? С таким вопросом Русская редакция «Голоса Америки» обратилась к московскому кинокритику, автору многочисленных публикаций на темы российской кинематографии Диляре Тасбулатовой.

Проявляет ли нынешний Кремль интерес к отечественному кинематографу?

Кремль проявляет интерес к фильмам, в которых усматривает «патриотическую тематику». К примеру, Путин приезжал на премьеру фильма Федора Бондарчука  «9-я рота». Обычно же у Кремля - свои интересы, а у кинематографа, слава Богу, - свои.

Правда, несколько лет назад был объявлен конкурс на патриотический сценарий. Что имелось в виду, я до сих пор не понимаю. Что такое патриотический сценарий? Есть, правда, люди - не буду называть имен - умные, но при этом - идеологи. Когда я сказала одному из них: «Какой ужас, грядет новая цензура, объявлен конкурс на патриотический сценарий», он мне ответил: «Любое хорошее кино - патриотическое».  Я считаю - наоборот: искренний патриотизм, свойственный даже великим фильмам - типа «Броненосца "Потемкина"», стал в России совершенно невозможен. Потому что состояние у нас, как известно, межеумочное...

Может быть, эта «межеумочность» проявляется, в частности, в том, что правительство, стремясь выработать новую идеологию, игнорирует кино?

Новая идеология вырабатывается совсем в других местах. Ярче всего - на телевидении. А в кино ее невозможно выработать еще и потому, что оно все-таки стало - хотя бы отчасти - отдельным бизнесом.

Можно ли говорить о том, что сегодня российское кино только отчасти существует в российском контексте, будучи  частью мирового кинематографа?

Очень относительно...Русская культура всегда была на особицу. Как Достоевский был на особицу, а потом становился частью мировой культуры, так и Тарковский. Вот приезжаю я на фестиваль в Канн. Выходит Карлос Рейгадас - выдающийся мексиканский режиссер  - лет тридцати от роду. И говорит только о Тарковском. Хотя когда Тарковский умер, он ходил под стол пешком. То есть влияние России - подспудное и долгосрочное.

Сейчас Россия хочет подражать американскому кинематографу с его разветвленной мифологией. В Америке до сих пор умеют делать жанр и делают его хорошо. А мы этого делать пока не умеем. То, что мы можем вложить в мировую культуру, - это совсем другое. 

Как воспринимается на Западе современное российское кино?

Есть определенные феномены. Например, «Возвращение» Андрея Звягинцева 2003 года - дебютный фильм совершенно не известного режиссера, который вдруг получает в Венеции сразу три «Золотых льва», обойдя таких режиссеров, как Цай Минлян, как многие итальянские классики. По всей видимости, западный киноистеблишмент усмотрел в этой картине то, что называют «русской духовностью». Иными словами, Россией интересуются тогда, когда она предлагает что-то совершенно свое.

Это, собственно, мировая тенденция - в искусстве другой страны ищут то, чего нет у себя. На Западе сосуществуют массовое искусство, весьма часто невзыскательное и примитивное, - и глубокое искусство для немногих. Существует ли эта проблема в России?

Как говорится, Россия  - страна контрастов. Вот человек, не знающий нашего кино, приезжает на Каинский фестиваль и видит «Гарпастум» и «9-ю роту». Разрыв - огромный. Как между интеллигенцией и народом - разные миры...

Каков ваш прогноз? Как эта ситуация будет развиваться в России?

Прогноз связан с экономикой. В год у нас снимается около двухсот фильмов. Это огромный показатель, приближающийся чуть ли не к голливудским. Из этих фильмов пять можно смотреть. Остальное - ниже плинтуса. Говорят - везде так, и в Голливуде тоже. Но, на мой взгляд, это не так. B Голливуде мейнстрим - высоко профессионален. А у нас пять фильмов - чуть ли не выдающиеся, зато все остальное - за гранью профессии.

С другой стороны, лет 15 назад  наш разговор был бы невозможен. Тогда казалось, что Россия никогда не выберется из ямы, в которую она попала, когда перестали работать старые советские механизмы, кинопрокат и так далее... Но сейчас кинопроизводство поднимается, и перспективы могут быть самые радужные.